Внутривенная местная анестезия: 404 Страница не найдена

Содержание

Анестезия

Даже самый осведомленный пациент  волнуется и задается подобным вопросом: а не будет ли мне больно во время и сразу после операции, когда «отойдет» наркоз? Ответ в этом случае может звучать так: благодаря достижениям  анестезиологии (раздел медицинской науки, изучающий различные виды обезболивания и наркоза), любая, даже самая сложная и обширная операция пройдет для пациента безболезненно, безопасно и комфортно.

АНЕСТЕЗИЯ — состояние, при котором на фоне потери или сохранения сознания частично либо полностью утрачиваются ощущения, и поэтому отсутствует боль. В общеупотребительном смысле анестезией называют тот или иной способ избавления пациента от боли в процессе хирургических операций.

Целью анестезиологического обеспечения хирургических вмешательств является адекватная защита организма от операционного  стресса.

Какие виды обезболивания существуют в современной медицине?

Обезболивание или анестезия может быть общей и местной.

Местная анестезия. Она заключается во введении с помощью шприца в зону выполняемой операции или в область периферических нервов, контролирующих болевую чувствительность зоны операции, специального вещества, местного анестетика, которое на время выключает болевую чувствительность. Местная анестезия бывает инфильтрационной (введение анестетика непосредственно в зону разреза и операционных манипуляций), проводниковой (блокада периферических нервов и сплетений, эпидуральная и субарахноидальная анестезия (на уровне спинного мозга) -введение анестетика в область крупных нервов, которые обеспечивают болевую чувствительность в зоне операции, однако сами находятся вне этой зоны). Во время операции под местной анестезией пациент находится в сознании.

Общая анестезия или наркоз заключается во временном выключении центральных зон болевой чувствительности и передачи болевых импульсов в головном или спинном мозге.

Наркоз бывает внутривенный и интубационный.

При внутривенном наркозе в вену пациента вводится препарат, который вызывает выключение центров болевой чувствительности головного мозга и одновременно выключает сознание пациента, сохраняя, как правило, самостоятельное дыхание.

Интубационный наркоз заключается в предварительном временном выключении на уровне головного мозга центральной болевой чувствительности и сознания пациента, временной парализации мускулатуры с последующей интубацией (введением в трахею дыхательной трубки) и осуществлением искусственной вентиляции легких (искусственное дыхание) с помощью специальной дыхательной аппаратуры на все время операции. Такой вид наркоза применяется при обширных операциях где требуется, чтобы мышцы пациента были расслаблены и непроизвольные или произвольные движения не мешали бы хирургу и были бы полностью исключены.

 Особое место среди методов общего обезболивания занимает спинальная (перидуральная) анестезия , которая заключается во введении в спинномозговой канал местных анестетиков различной продолжительности действия, что приводит к временному выключению болевой и тактильной чувствительности, а также двигательной функции ниже места введения. Спинальная анестезия, как правило, дополняется так называемой внутривенной седатацией (медикаментозный сон) и пациент во время операции спит.

Комбинированная анестезия — это широкое понятие, подразумевающее последовательное или одновременное использование различных видов анестезии (инголяционный наркоз с местной анестезией), что позволяет усиливать обезболивание.

Рекомендации по подготовке к анестезии

  • Ограничение на прием пищи и напитков. Запрещается есть или пить что-либо за определенный период времени перед анестезией ( в среднем 8 часов).
  • Ограничения приема лекарств. Если пациент принимает какие-либо лекарственные средства на регулярной основе( при диабете или сердечных заболеваниях), выясняется у анестезиолога, можно ли принимать эти препараты в день накануне и в день выполнения процедуры. Некоторые лекарственные средства могут взаимодействовать с анестетиками и другими лекарственными препаратами, применяемыми для анестезии.
  • Применение некоторых методов психического расслабления (фокусировка на оптимистические и позитивные мысли, расслабление и ослабление напряжение путем концентрации на приятном опыте или успокаивающем месте, медитация).

Непосредственно перед операцией пациенту проводится премедикация — комплексная медикаментозная подготовка к анестезии (на ночь дают снотворное, за 40 мин до операции наркотические анальгетики) .

Цели премедикации: устранить чувство тревоги, страха и волнения; усилить эффективность предстоящей анестезии; предупредить нежелательные побочные явления наркоза.

Каковы особенности выхода пациента из различных видов анестезии и ближайшего послеоперационного периода?

Очень часто пациенты интересуются, что будет с ними, и как они себя будут чувствовать, когда действие анестезии пройдет? Конечно же, это зависит и от вида применявшегося обезболивания, и от вида и объема операции, а также от общего состояния и индивидуальных особенностей болевой чувствительности пациента. После прекращения действия местной анестезии,  пациенты, как правило, испытывают незначительную боль в зоне операционной раны (место операционной травмы не может не болеть). Для снятия этих болей обычно достаточно принять обезболивающее.

После внутривенного и интубационного наркоза пациенты чувствуют себя как после хорошего и глубокого сна, иногда они помнят причудливые сновидения, изредка испытывают головную боль, отмечают тошноту, в единичных случаях рвоту. После интубационного наркоза ощущается першение и чувство дискомфорта в горле, что связано с нахождением там во время операции дыхательной трубки. В первые часы после операции все пациенты находятся под пристальным наблюдением медицинского персонала анестезиологической службы (врач анестезиолог, медсестра-анестезист). Только когда пациент полностью приходит в сознание, он  переводится в обычную палату.

ПОМНИТЕ, ЧТО КВАЛИФИЦИРОВАННОЕ АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ И ПОЛНОЦЕННАЯ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЯВЛЯЮТСЯ ВАЖНЕЙШИМИ КОМПОНЕНТАМИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ!

Разница между анестезией, седацией и медсном – Вероника

Расскажем в чем отличие основных видов обезболивания, применяемых в нашей клинике.
Аппликационная анестезия — разновидность местной анестезии. Суть заключается в том, что вместо укола, производится нанесение специального геля/раствора/аэрозоля на слизистую оболочку полости рта. Ее используют для незначительных вмешательств. Зачастую применяется до основной анестезии при неприятных ощущениях во время процедуры профгигиены и при лечении детей, чтобы инъекция была неощутимой и безболезненной.

Местная анестезия — самый популярный и часто используемый вид обезболивания. Суть в максимальном снижении чувствительности конкретной области в полости рта. Инъекция производится в десну или в слизистую оболочку щеки, где расположены один или несколько зубов, требующих лечение. Есть несколько типов такого обезболивания, их отличие лишь в месте применения, способе введения, особенностях воздействия и продолжительности.

Седация — данный метод помогает снять психоэмоциональное напряжение пациента, избавить от страха и паники. С помощью ротомера в организм подается смесь закиси азота и кислорода. Вдыхание паров через нос очень расслабляет и пациент ощущает спокойствие, а само состояние напоминает дремоту или легкое опьянение. При этом пациент находится в сознании, все видит и понимает, но не концентрирует внимание на болевых ощущениях, за счет чего они притупляются. Седация, не является обезболиванием в полном смысле слова, и применяется исключительно в сочетании с местной анестезией.

У нас седация используется только в отделении детской стоматологии.
Медикаментозный или медицинский сон (общая анестезия, попросту говоря — наркоз). Суть в торможении ЦНС, при котором сознание пациента «отключается». Человек не ощущает боли, мышцы полностью расслабляются, в ходе лечения отсутствуют стресс и негативные воспоминания по его завершению. Врач-анестезиолог индивидуально для каждого пациента, с учетом общего состояния его здоровья, подбирает подходящий вид обезболивания. Бригада анестезиологов-реаниматологов присутствует при лечении, контролируя работу жизненно важных рефлексов пациента.

Показания к медикаментозному сну:

  • Сложные удаления зубов — ретинированные (непрорезавшиеся),«восьмерки».
  • Сложное хирургическое вмешательство — имплантация или синус-лифтинг.
  • При невозможности стандартного лечения, к примеру, при невралгических заболеваниях или сильном рвотном рефлексе
  • Боязнь, страх лечения и панические атаки
  • Аллергия на местную анестезию

В нашей клинике медсон успешно применяется как в отделении взрослой, так и детской стоматологии.

Что такое анестезия

Что такое общая анестезия?

Общая анестезия (ранее называли наркоз) – это искусственно вызванное подобное глубокому сну обратимое состояние, при котором подавлены любые (в том числе и болевые) ощущения и отключено сознание пациента, расслаблены мышцы тела. Пациент не помнит то, что происходило во время наркоза. Данное состояние поддерживает врач-анестезиолог во время оперативного вмешательства путем введения определенных лекарственных средств для анестезии (анестетики). Как правило, после выполнения заблаговременной премедикации (чаще всего это прием успокоительных средств) общая анестезия начинается с введения быстродействующего снотворного медикамента через венозный катетер, установленный в периферическую вену для введения лекарств и растворов.

 

Общая анестезия может поддерживаться разными путями:

  • повторяющимся либо постоянным введением лекарственных средств через венозный катетер (внутривенный наркоз). При тотальной внутривенной анестезии средство для анестезии подается исключительно внутривенно и в дыхательную смесь не добавляется испаряемый анестетик или газ. Про эту анестезию Вам детальнее расскажет врач анестезиолог-реаниматолог.
  • при помощи маски, которую прикладывают на область рта и носа (общая анестезия с помощью лицевой маски).
  • при помощи ларингеальной (гортанной) маски, которая проводится через рот, располагается в глотке и прикрывает вход в гортань, или
  • с помощью дыхательной трубки, которая помещается через рот в дыхательные пути (в трахею) (общая анестезия с искусственной вентиляцией легких через установленную в трахее трубку).

В последних трех случаях используется ингаляционный анестетик. Общим свойством ингаляционных анестетиков является способность очень быстро удаляться через легкие из организма, что способствует быстрому пробуждению после анестезии и меньшему угнетению сознания (сонливости, заторможенности) в первые сутки после проведенной анестезии. Чаще всего одновременно используется как внутривенный, так и ингаляционный анестетики (комбинированная общая анестезия).

Через дыхательную маску, ларингеальную маску, интубационную трубку будет подаваться воздух и/или кислород и, при необходимости, испаряемый анестетик. Использование масок и трубок позволяет также осуществлять искусственное дыхание с помощью наркозно-дыхательного аппарата, что необходимо при полной миорелаксации (расслаблении мышц при проведении операции), так как расслабляется и главная дыхательная мышца — диафрагма . При анестезии с интубацией трахеи снижается риск заброса слюны или опасного кислого желудочного содержимого в легкие (аспирация). Ларингеальная маска и интубационная трубка используются только тогда, когда Вы уже находитесь в состоянии общей анестезии, для поддержания проходимости дыхательных путей, так как в той или иной мере во время анестезии нарушается самостоятельное дыхание пациента. Для проведения трубки и, возможно, для постановки ларингеальной маски требуется введение расслабляющего мускулы средства (миорелаксант).

Окончание анестезии

По окончании оперативного вмешательства подача анестетика прекращается, Вы медленно выходите из наркоза, как будто пробуждаетесь после глубокого сна. Далее анестезиолог наблюдает за Вами и, если жизненные показатели стабильные, сознание восстановлено и угрожающих жизни состояний не наблюдается, Вы будете переведены обратно в отделение. После долгих и тяжелых оперативных вмешательств может потребоваться перевод в отделение реанимации для интенсивного наблюдения и лечения. Для защиты от падений и повреждений в непосредственном послеоперационном периоде может по требоваться ограничение двигательной активности, а именно применение боковых решеток кровати и мягкая фиксация конечностей.

 

Местная анестезия

При местной анестезии обезболивающее средство вводится непосредственно в область оперативного вмешательства (проводится хирургами). При регионарной анестезии обезболивающее средство вводиться на расстоянии от места вмешательства вблизи нервов, иннервирующих операционное поле. При этом на определенное время блокируется болевая чувствительность обезболенной части тела, временно выключается или ограничивается двигательная активность. В отличие от общей анестезии пациент остается в сознании и доступен контакту, однако при этом нет никаких болевых ощущений. Эти методы анестезии также требуют от анестезиолога пристального наблюдения за состоянием пациента, его жизненными показателями, как и при общей анестезии. При необходимости пациент дополнительно получает легкое успокоительное средство или снотворное. Это может ограничивать воспоминания об операции. По обстоятельствам дополнительно вводятся сильные обезболивающие препараты.

Во время регионарной анестезии обезболивающее средство может вводиться однократно, а также многократно либо непрерывно через тонкий катетер.

Методики регионарной анестезии.

Спинальная анестезия

Обезболивающее средство вводится через тонкую иглу, которую проводят в области нижней части спины между позвонками до субарахноидального пространства (окружающее спинной мозг). Далее местный анестетик смешивается с ликвором (прозрачная жидкость, заполняющая субарахноидальное пространство), блокирует проведение болевой импульсации по нервам, передающим болевой сигнал в спинной мозг. Игла извлекается. Действие лекарства начинается почти сразу после инъекции, продолжается несколько часов. Количество местного анестетика минимальное.

Эпидуральная анестезия

В области спины через полую иглу в эпидуральное пространство (находится снаружи позвоночного канала, в котором находится спинной мозг, окруженный, в свою очередь, спинальным пространством) проводится тонкий катетер. Игла извлекается. Далее врач вводит лекарство через катетер. Оно распространяется по эпидуральному пространству в области проходящих нервов, блокируя болевые ощущения, обезболивая определенный регион тела пациента. В зависимости от вида оперативного вмешательства введение лекарства производится на уровне грудного или поясничного отдела позвоночника. Действие обезболивающих средств начинается через 15-30 минут и продолжается несколько часов. Этот вид анестезии успешно используется для обезболивания пациентов в послеоперационном периоде, так как один раз установленный катетер позволяет неоднократно вводить местный анестетик (до 5 суток). При этом виде анестезии требуется большее количество анестетика.

К сожалению, не всегда методы регионарной анестезии позволяют достичь полного освобождения от болевых ощущений, поэтому в таких случаях оперативное вмешательство проводится под общей анестезией. Для определенных операций применяется сочетание регионарной и общей анестезии. При этом требуется меньше анестетиков, пациент быстрее пробуждается, уменьшаются болевые ощущения в послеоперационном периоде.

Вид общей анестезии выбирает врач анестезиолог-реаниматолог совместно с пациентом, безусловно учитывая особенности и потребности хирургического вмешательства.
Более подробную информацию об особенностях предлагаемой анестезии, её преимуществах и возможных осложнениях Вам расскажет врач-анестезиолог.

 

Анестезия местная и общая — Женская амбулатория Lady

Наш медицинский центр располагает хирургическим отделением, оснащенным по последнему слову медицинской техники. Опытные специалисты с большим стажем работы проводят плановые и экстренные гинекологические операции. Ни одна из них невозможна без применения анестезии.

Также анестезия может применяться при проведении диагностических процедур по желанию женщины (например, при низком болевом пороге, повышенной чувствительности и т. д.).

Наши анестезиологи индивидуально подходят к каждому пациенту, решая несколько важных задач:

  • подготовка пациента к манипуляции (первичное консультирование, оценка текущего состояния, подбор методов анестезии с учетом индивидуальных особенностей)
  • местное обезболивание области манипуляции или общий наркоз,
  • наблюдение за пациенткой во время проведения манипуляции с применением анестезии (контроль дыхания, кровообращения и т. д.).
  • наблюдение в раннем послеоперационном периоде (выход из анестезии), при необходимости дополнительное обезболивание.

В рамках подготовки к каждой из проводимых в нашем центре манипуляций, во время которых могут возникнуть неприятные или болевые ощущения, проводится предварительная консультация.

Квалифицированный специалист информирует женщину о возможных методах анестезии и осуществляет подбор наиболее щадящего в то же время эффективного варианта обезболивания. Обязательно учитывается специфика манипуляции, индивидуальная чувствительность организма, объем предстоящего вмешательства, а также состояния здоровья и другие особенности организма.

Довольно часто нашим пациенткам рекомендуется местная анестезия. Она широко распространена при проведении манипуляций небольшой сложности. Пациент при этом находится в полном сознании. Обезболивание обеспечивается путем обкалывания участка анестетиком.

В нашей клинике для обезболивания используются только современные препараты, одобренные Министерством здравоохранения и обладающие высокой эффективностью. В результате пациент не испытывает неприятных ощущений.

Если имеется возможность выбора, предпочтение специалистами нашего центра всегда отдаётся местному наркозу.

Анестезиология | Центр Эндохирургичеких технологий

В современном обществе почти каждому человеку рано или поздно приходится столкнуться с наркозом и испытать на себе, что это такое. Неведомое всегда вызывает беспокойство. Выяснить достоверную информацию о наркозе из научно-популярной литературы очень сложно. От того, что показывают в кино и описывают в художественных книгах, некоторых впечатлительных людей просто пугает. Подавляющее количество фильмов, где затрагивается медицинская тематика, профессионал смотреть просто не может. Ясно, что нужно заинтересовать зрителей, но такое просто нельзя снимать. Наркоз для человека не связанного с медициной – это большая таинственная область со своими слухами и домыслами.

У специалистов наркоз называют анестезиологическим пособием, потому что, это очень обширное понятие. Работа анестезиолога это не только сделать внутривенный укол или наложить на лицо маску (как представляют большинство обывателей). Основная задача анестезиолога защитить пациента от операционного стресса в целом и боль это только одна из его составляющих. Анестезиолог должен не только сделать так, чтобы вам не было больно и страшно, но и поддержать ваш организм во время и после операции, подстраховать вас от всяких случайностей. Это защитник, а не агрессор. Смысл анестезиологической помощи в том, чтобы уменьшить риск операции, а не увеличить его, минимализировать влияние операции на организм, а не усугублять его. То есть операция с наркозом должна быть безопаснее и безвреднее, чем операция без наркоза. Прогресс хирургии за последние полтора века обеспечен в основном прогрессом анестезиологии и интенсивной терапии. Многие операции в «доанестезиологическую» эпоху были просто невыполнимы, на другие можно было решиться только по жизненным показаниям, потому что сама операция представляла собой серьезную угрозу.

А что сегодня? Чего стоит бояться, чего нет? Каковы реальные риски, которым подвергает себя человек, решившийся на операцию. Как их минимализировать, не будучи специалистом. Как нужно вести себя, чтобы все было хорошо.

Чтобы принять правильное решение в любой ситуации, главное-информация, знание. Панический ужас, основанный на мифах и слухах, такой же плохой советчик, как наивная беззаботность.

Сначала разберемся в терминологии.

Анестезия. В дословном переводе — состояние бесчувственности. Очень широкое понятие, которое необходимо детализировать.

Местная анестезия. Проводится путем введения местного анестетика, вещества блокирующего проведение болевого импульса по нервному волокну, непосредственно в зону операции. Анестетик наносится либо в виде аппликации на слизистую или кожу, либо, чаще, путем инфильтрации, т. е. шприцевого введения в ткани. Создается как бы подушка из местного анестетика, в пределах которой и оперирует хирург.

Проводниковая, регионарная анестезия. Местный анестетик вводится около нервного ствола. Происходит временное «выключение» нервного проводника, обратимое обезболивание и обездвиживание в зоне его «ответственности». Блокируются либо нервные сплетения, либо нервные корешки, отходящие от спинного мозга. В последнем случае это либо спинальная, либо эпидуральная (перидуральная) анестезия. При спинальной анестезии анестетик вводится под оболочку, которая, как мешок, покрывает спинной мозг (твердая мозговая оболочка, dura mater). Спинной мозг внутри нее плавает в спинномозговой жидкости, ликворе. С этой жидкостью и смешивается анестетик. При эпидуральной анестезии твердая мозговая оболочка не прокалывается, анестетик вводится в так называемое эпидуральное пространство, заполненное клетчаткой, через которое проходят нервные корешки. Следует особо подчеркнуть, что ни игла, ни анестетик не вводится в сам спинной мозг или нервные сплетения, а около них. Чаще всего эти виды анестезии проводятся в поясничном отделе позвоночника, куда спинной мозг не спускается.

Общая анестезия или наркоз. Это состояние глубокого сна, когда человек ничего не чувствует, в том числе боль. В зависимости от того, каким путем вводятся средства для наркоза, выделяется внутривенная анестезия и ингаляционная( анестетик вдыхается). Часто пути введения анестетиков комбинируются. Если анестетик вдыхается через маску при самостоятельном дыхании пациента-это масочный наркоз. Для обеспечения проходимости дыхательных путей и их защиты в дыхательное горло(трахею) может вводиться специальная трубка — это интубационный или эндотрахеальный наркоз. С той же целью может использоваться так называемая ларингеальная маска, тоже трубка, но с надувной маской на конце, которая охватывает гортань. Во время наркоза кроме средств, вызывающих сон и обезболивание, часто применяются миорелаксанты-препараты, вызывающие расслабление скелетных мышц. Это позволяет обеспечить хирургам удобные условия для работы, не вводя чрезмерных количеств анестетиков.

Внутривенная седация. При этом виде анестезиологического пособия вводится снотворный препарат в таких дозах, чтобы не вызвать наркоз, а только успокоение, дремотное, психологически комфортное состояние, иногда поверхностный сон. При этом сама по себе седация не вызывает обезболивания. Ее задача убрать страх, тревогу. Как правило она сочетается с местной или регионарной анестезией. В ходе операции пациент доступен контакту, у него самостоятельное адекватное дыхание, он может глотать, кашлять, выполнять инструкции врача. Он заторможен, но ведет себя вполне адекватно. Операция ему кажется короче, иногда полностью стирается из памяти. В целом, это похоже на состояние между сном и бодрствованием, которое все мы испытываем, когда ночью засыпаем.

Как уже говорилось, анестезиологическое пособие должно не увеличивать риск операции, а снижать его. Каков же риск самой анестезии? Любое действие в нашей жизни сопряжено с каким-то риском. Важна его степень. За последние 25 лет риск для жизни при проведении наркоза снизился более чем в 10 раз. Сейчас он статистически, по разным оценкам, 1/100 000-200 000. Для наглядности — риск в течении года попасть под колеса поезда выше, риск погибнуть в автокатастрофе несоизмеримо выше. При этом 1/200 000 это, средние величины. Риск повышается при выполнении экстренных операций, при выполнении травматичных операций ( кардиохирургия, нейрохирургия, онкология, пересадка органов и т.д.), при выраженной сопутствующей патологии и в пожилом возрасте. В плановой, малотравматичной хирургии, не сопряженной с массивной кровопотерей и травмой жизненно важных органов, риск ниже. То есть о нем можно просто не думать. Опасности, подстерегающие нас в повседневной жизни, значительно больше. Все вроде бы замечательно. Но есть одно «но». Значительное снижение риска наркоза произошло не само по себе, оно обусловлено целенаправленным внедрением в анестезиологию стандартов безопасности, современной техники и анестетиков. Эти стандарты включают в себя: постоянное присутствие в операционной анестезиолога с достаточным уровнем квалификации, постоянный мониторинг целого ряда показателей: артериального давления, электрокардиограммы, частоты сердечных сокращений, насыщения крови кислородом, концетрации вдыхаемого кислорода и газообразных анестетиков, концентрации углекислого газа в выдыхаемой смеси, температуры тела и т.д. Кроме того, наркозно-дыхательный аппарат должен отслеживать объем вдыхаемой смеси, минутный объем вентиляции, давление в дыхательных путях, герметичность дыхательного контура и сигнализировать о возникающих отклонениях.

Нельзя нарушать определенные правила, просто нельзя и все. Эксперименты тут недопустимы. Экспериментировать нужно на мышах. К людям должны применяться проверенные методики. Всякая аналогия хромает, но сравнение с авиацией в данном случае будет уместно. Самолет является самым безопасным видом транспорта, но только в том случае, если это хороший самолет хорошей авиакомпании с грамотным пилотом в кабине. В авиации разработана целая система мер безопасности. Соблюдать их дорого и хлопотно, зато самолеты в этом случае не падают. Наркоз не является естественным, физиологичным состоянием человека. Поэтому он потенциально опасен. Но точно так же для человека не является естественным состояние полета. Тем не менее, мы все каждый год летаем, часто по многу раз. Одним словом, если это возможно, выберите себе клинику, где не жалеют средств на анестезиологию и безопасность, и забудьте о риске. Думайте о более приятных вещах.

Панический, ни на чем не основанный страх перед наркозом иногда приводит к тому, что люди принимают неправильные, даже трагические решения. Отказываются от необходимых операций, диагностических процедур. Изводя себя беспочвенной тревогой, не замечают настоящих угроз. Тот, кто шарахается от теней, рискует упасть в канаву.

Выбор вида анестезии. Нельзя сказать в общем, какой вид анестезии лучше, какой хуже. Выбор метода анестезии зависит от характера, объема, длительности операции, исходного состояния здоровья пациента, его анатомических, физиологических и характерологических особенностей. Анестезиолог должен подобрать метод анестезии, оптимальный именно для вас в данной конкретной ситуации. Осведомленность анестезиолога во всех нюансах этого выбора объективно на несколько порядков выше вашей. Поэтому естественно довериться в этом выборе ему. Но он обязан обосновать этот выбор, подробно и в доступной форме объяснить преимущества и недостатки того или иного вида анестезии, сообщить вам о возможных осложнениях. Если клиника позиционирует себя, как хирургическая, в ней должна быть обеспечена возможность проведения всех основных современных методов анестезии. Ведь любая местная анестезия или «маленький наркозик» всегда могут перейти в «большой». Должна быть обеспечена возможность маневра, гибкой тактики. От этого зависит ваша безопасность. Если вам упорно предлагают какой-то один вид анестезии, например местную анестезию с седацией, это может настораживать — не исключено, что в этой клинике просто экономят на анестезии. Часто можно предложить несколько альтернативных вариантов обезболивания, тогда выбор остается за вами. Например, абсолютным противопоказанием для проведения эпидуральной или спинальной анестезии является нежелание пациента. Вас не могут заставить их выбрать, но могут постараться объяснить их преимущества.

Особенно хочется остановиться на некоторых устойчивых стереотипах, касающихся выбора анестезии. Местная инфильтрационная анестезия несомненно является самой безопасной, но только в определенных пределах, только при выполнении небольших операций. Как и все препараты, местные анестетики безобидны только в определенной дозе. При превышении ее они становятся грозными ядами, возникают такие осложнения, как нарушения сердечного ритма, значительное снижения артериального давления, судороги с нарушением дыхания, кома. Если выполняется обширная операция, то перед хирургом встает альтернатива: или снизить концетрацию местного анестетика (тогда пациенту будет просто больно), или превысить максимально допустимую дозу местного анестетика. То есть либо неполноценная анестезия, либо недопустимый риск. Кроме того, во многих областях хирургии проведение полноценной местной анестезии просто невыполнимо. Собственно поэтому и пришлось в свое время разрабытывать методы общей анестезии. Токсическое действие местных анестетиков может проявиться и без превышения дозы, при случайном введении анестетика не в ткани, а в сосуд. Тогда концетрация местного анестетика в крови резко возрастает со всеми вытекающими последствиями. Развившееся тяжелое состояние иногда неверно интерпретируется врачом как «анафилактический шок». Истинный анафилактический шок, то есть бурная аллергическая реакция, конечно, встречается, но вовсе не так часто, как в нашей медицинской статистике. «Золотым стандартом» при выполнении небольших хирургических операций во всем мире становится местная анестезия с умеренной внутривенной седацией, которую проводит анестезиолог. Пациент при этом не в состоянии наркоза, он дремлет, адекватен, может отвечать на вопросы. Такой подход позволяет, с одной стороны, сделать операцию комфортной для пациента, уменьшить тревогу, страх, с другой стороны, присутствие анестезиолога на операции значительно уменьшает риск всевозможных непредвиденных обстоятельств. Такой метод анестезии часто практикуется в амбулаторной хирургии.

При больших, длительных операциях разумной альтернативы наркозу или проводниковой анестезии нет. Выбор между общей анестезией с самостоятельным дыханием (обычно в обиходе называемой внутривенной анестезией) и интубационным наркозом тоже не так прост. Людей страшит интубационная трубка, искуственная вентиляция легких. Внутривенный наркоз представляется безобиднее. «Ну там, введут чего -нибудь в вену, я посплю, и все». Между тем, во время внутривенного наркоза с самостоятельным дыханием и интубационного наркоза вводятся практически одни и теже препараты. Все они в той или иной степени угнетают самостоятельное дыхание. Поэтому наркоз без интубации и искуственной вентиляции легких возможен только при непродолжительных операциях и при свободном, неограниченном доступе анестезиолога к дыхательным путям пациента, чтобы он всегда мог помочь пациенту дышать. «Маленький» внутривенный наркоз может в любой момент перейти в интубационный, все для этого должно быть готово. Понятно, когда хирурги работают в области лица и головы, доступ этот ограничен. Заранее введенная интубационная трубка (или установленная ларингеальная маска) как раз и призвана обеспечить безопасность пациента, полную управляемость ситуации. В данном случае риск интубационного наркоза ниже, чем внутривенного или с применением лицевой маски. Интубационный наркоз позволят гарантированно обеспечить адекватную вентиляцию пациента, кроме того гораздо проще обеспечить стабильное артериальное давление на нужном уровне. Если анестезиолог рекомендует интубационный наркоз, он заботится прежде всего о Вашей безопасности. Зачастую интубационный наркоз позволяет ввести пациенту даже меньше анестетиков, чем это было бы сделано в той же ситуации при внутривенном наркозе. Введение интубационной трубки или установку ларингеальной маски вы не почувствуете, вы уже будете в наркозе. Их уберут, как только вы начнете просыпаться, скорее всего вы не вспомните этого момента. После больших травматичных операций в других областях хирургии наркоз иногда намеренно продлевают после окончания операции и продолжают искуственную вентиляцию легких. Это связано с тяжелым состоянием пациента и необходимостью временного протезирования его дыхательной функции. Иногда после интубационной трубки пациент какое- то время чувствует в горле дискомфорт, першение. Все эти симптомы проходят через несколько часов, редко через сутки.

Перидуральная и спинальная анестезия чаще применяются при операциях ниже реберной дуги, хотя и в грудной хирургии они нашли свое место. Риск при проведении этих методов анестезии сопоставим с риском при наркозе. Осложнения очень редки, но крайне неприятны для пациентов-это различные неврологические нарушения в зоне анестезии. Главное в их профилактике-опытные руки анестезиолога и использование наборов для анестезии и анестетиков только самого высокого качества. У этих методов есть определенные преимущества в некоторых областях хирургии, например в акушерстве. Перидуральная анестезия может быть продолжена и после операции. При травматичных операциях это позволяет эффективно решать проблему послеоперационного обезболивания, быстрой активизации пациента, что очень важно для достижения окончательного хорошего результата лечения.

О вреде наркоза. Современные анестетики малотоксичны. Они, конечно, не могут быть совершенно безразличны для организма, как и все медикаменты, но прямого повреждающего действия на печень, почки, мозг и другие органы не оказывают. Изменения, происходящие под их воздействием в органах, незначительны и быстрообратимы. Это позволило расширить показания для наркоза. Такие процедуры, как гастроскопия, колоноскопия в развитых странах теперь не принято проводить без участия анестезиолога. Появилась возможность оперировать очень пожилых пациентов, пациентов с серьезной сопутствующей патологией. На самом деле, теперь некорректен вопрос: перенесет ли пациент наркоз? Правильнее спросить: перенесет ли пациент операцию? Наркоз не бьет кувалдой по организму, не травит его. Хорошая вечеринка, скорее всего, принесет вашему организму больший ущерб, чем наркоз. Кстати, этиловый спирт в свое время пытались использовать в качестве анестетика, вводя его в вену. Он ведь и усыпляет, и обезболивает, это всем известно. В принципе, этанол — это анестетик. Но оказалось, что он слишком токсичен и плохо управляем.

Все, что сказано выше, относится к современным анестетикам. В нашей стране ситуация с обеспечением ими лечебных учреждений довольно пестрая. Зачастую анестезиологам приходится работать с тем, что есть в наличии. Отсюда всякие доморощенные » коктейли» и неудовлетворенность пациентов наркозом.

Несмотря на свою низкую токсичность, современные анестетики безопасны только в руках хорошо обученного специалиста, оснащенного соответствующей аппаратурой. Дело в том, что все они, в той или иной степени, вызывают угнетение самостоятельного дыхания, влияют на гемодинамику, то есть на артериальное давление, тонус сосудов, производительность сердца. Для того и нужен анестезиолог, чтобы применить анестетики вам во благо, а не во вред. Жутким примером ненадлежащего применения средств для наркоза является нелепая смерть Майкла Джексона. Он умер от дипривана (он же пропофол). Препарат этот сейчас является одним из базовых в анестезиологии. Он прекрасно себя зарекомендовал, является одним из самых безопасных и комфортных для пациентов. Но его нельзя применять дома, без постоянного наблюдения анестезиолога и соответствующего мониторинга. Когда я узнал о причине гибели Джексона, я был ошарашен. Как!!! В Штатах!!! Врач!!! Ввел или позволил ввести пациенту пропофол и куда- то ушел!!! Для меня объяснение этой нелепицы только одно: видимо это был «карманный» прикормленный врач, который за деньги мог позволить пациенту делать все, что угодно. Даже если вы очень богаты, никогда не поступайте так. Природа равнодушна к денежным знакам, и очень жестока к тем, кто с ней не считается.

Чего обычно боятся пациенты. Одни боятся не уснуть, другие не проснуться. По порядку. Проблема восстановления сознания во время наркоза сейчас широко обсуждается как в профессиональном кругу, так и в околопрофессиональном. Она действительно есть. Ежегодно в мире проводятся миллионы наркозов. Есть сообщения о том, что пациенты просыпались во время наркоза, некоторые из них даже чувствовали боль. В США посыпались иски. Создана ассоциация людей, перенесших эту серьезную психотравму. Понятно, что некоторые люди просто пытаются заработать, журналисты раздувают тему в погоне за сенсацией. В общем, ажиотаж как всегда гипертрофирован. Но проблема-то есть. Когда и почему такое может случиться? Подавляющее большинство таких случаев зарегистрировано в акушерской практике, кардиохирургии и при очень тяжелой травме. Во всех этих ситуациях анестезиолог выбирает из двух зол меньшее. В акушерстве при проведении наркоза он вынужден думать о том, чтобы не навредить ребенку, не усыпить вместе с мамой и его. Поэтому он стремится ввести анестетиков поменьше. Такая дилемма явилась одной из причин, почему в акушерстве стараются проводить не наркоз, а спинальную или эпидуральную анестезию. При травме состояние пациента бывает настолько тяжелым, что ему нельзя вводить много средств для наркоза, все они снижают давление. Врач пытается спасти пациенту жизнь, и заведомо идет на риск его пробуждения. Такой приоритет естественен и психологически понятен. В кардиохирургии такие ситуации тоже не редки. Чтобы анестезиолог все-таки мог пройти между Сциллой и Харибдой, сейчас все шире внедряются специальные мониторы глубины наркоза. Что касается плановой малотравматичной хирургии, то здесь ситуация гораздо проще. Действия анестезиолога здесь не лимитированы тяжелым состоянием пациента. Имея современные анестетики и аппаратуру можно гарантировать пациенту, что он не проснется во время операции.

Можно ли не проснуться после наркоза? Действие анестетиков прекращается само по себе. Организм их успешно разрушает и выводит. Иногда, после длительных, травматичных оперативных вмешательств, или при очень значительном нарушении функции печени или почек, это происходит не быстро, но все равно происходит. Не проснуться после наркоза нельзя. Трагические случаи комы после операции и наркоза связаны не с прямым действием анестетиков на мозг. Это всегда результат катастрофы. Как правило, кома является следствием нарушения доставки в мозг кислорода. Или дыхание страдает, или кровообращение, или то и другое вместе. Причины могут быть разными. Объективные причины — это кровопотеря, тяжелая инфекция, фатальное поражение сердца или сосудов и т. д. Но это все не про плановую, малотравматичную хирургию. В малотравматичной хирургии оперируются относительно здоровые люди и операции не столь агрессивны. Здесь главное исключить субъективный фактор, ошибку, несчастный случай. Для этого есть правила безопасности, которые должны выполняться неукоснительно.

Наиболее частые осложнения наркоза:

Тошнота, рвота после наркоза. Это бывает. Современная анестезиология обладает серьезным арсеналом средств для профилактики этих осложнений. Частота их несравненно ниже, чем лет 10 назад, но, тем не менее, проблема эта полностью не решена. Вероятность того, что вам придется это испытать, низка, но не равна нулю.

Озноб. Это тоже бывает. Пациент во время операции неподвижен, если она достаточно длительная, он просто охлаждается. С этим борются, но, как и тошноту, озноб не удается исключить в 100 процентах случаев.

Что Вам нужно сделать, чтобы минимализироваать риск наркоза.

Во-первых, если возможно, вам нужно выбрать клинику, где думают о вашей безопасности. Во-вторых, вам нужно заранее и продуктивно пообщаться с анестезиологом. Вы оба заинтересованы в одном и том же: в том, чтобы ваша операция прошла для вас безопасно, безвредно и с максимальным для вас комфортом. Анестезиолог обязательно расспросит вас о вашем здоровье, о хронических заболеваниях, предшествующих операциях. Если вы до этого где- то лечились или обследовались, захватите с собой выписки из истории болезни или данные обследования. Ничего не скрывайте. Вся информация, сообщенная вами — конфиденциальна. Если Вы чем-то больны, не нужно бояться, что ваша операция не состоится из-за ваших болезней. Обсудите это с анестезиологом. Возможно, вам придется пройти дополнительное обследование, консультацию соответствующего специалиста, предварительный курс лечения. Вам откажут, только если операция для вас действительно опасна. В таком случае пытаться прооперироваться во что бы то ни стало не нужно. Вы подвергнете себя серьезному риску. Это уже не мифическая страшилка о «вреде» наркоза, это реальная угроза.

Анестезиолог расскажет вам о предстоящей анестезии, о том что вы почувствуете, о возможных осложнениях.

Задавайте анестезиологу вопросы. Обо всем, что вас страшит, непонятно, все что угодно. Вы должны прийти к вашей операции с ясным пониманием, что вам предстоит. Не стыдитесь самых «глупых» вопросов. Вы не специалист. Вы имеете право знать, что с вами будет. Умный анестезиолог рад любым вашим вопросам. Ему это поможет найти с вами контакт, успокоить вас, познакомиться с вами, как с личностью. Это важно. Лучше поступать в операционную, когда там не чужие люди.

Анестезиолог даст Вам инструкции, как вести себя до и после операции. Эти инструкции не рекомендательны, они обязательны. Эта небольшая статья носит ознакомительный характер. Вы можете задать мне вопросы на нашем сайте. В любом случае, только личное общение с Вашим анестезиологом может дать Вам исчерпывающую информацию о Вашей анестезии.

Для записи на консультацию: e-mail: [email protected], тел.: +7 (391) 297-52-52, 298-91-27

Анестезиолог реаниматолог в медицинском центре Адмиралтейские верфи


Главная задача врача анестезиолога — обезболивание и управление жизненно важными функциями организма человека во время медицинского вмешательства и в послеоперационный период, а также при угрожающих жизни состояниях.


Анестезия — уменьшение чувствительности тела вплоть до ее полной потери. К общей анестезии относится наркоз, управляемый с помощью медикаментов сон. Правильный подбор препаратов и расчет дозировки обеспечивают отсутствие ощущений в процессе операции или процедуры и быстрое восстановление после нее. Пациент может практически сразу вернуться к повседневным делам.


В отделении анестезиологии и реанимации медицинского центра «Адмиралтейские верфи» используются следующие виды анестезии:

  • общая анестезия, (тотальная внутривенная, эндотрахеальная, комбинированная, седация) — искусственно вызванный сон с временным выключением сознания пациента, обеспечивающий отсутствие боли и воспоминаний об операции, расслабление мышц;
  • регионарная анестезия (эпидуральная, спинальная) — обезболивание конкретной части тела, основанное на блокировке нервных импульсов на различных уровнях периферической нервной системы;
  • местная анестезия (терминальная, инфильтрационная, тумесцентная) — обезболивание определенного участка тела, при котором блокируются болевые рецепторы и нарушается проводимость нервов, применяется чаще всего при небольших оперативных вмешательствах;
  • сочетанные методы — применение одновременно двух-трех самостоятельных методов анестезии.


Выбрать оптимальную анестезию может только квалифицированный и опытный врач анестезиолог. В процессе осмотра пациента и изучения его истории болезни, специалист подбирает подходящий вариант наркоза для выполнения:

  • хирургических манипуляций;
  • малоинвазивных операций;
  • эндоскопических диагностических процедур.


Плановые операции проводятся в палатах оснащенных оборудованием для мониторинга жизненно важных функций организма. Это позволяет врачу анестезиологу непрерывно контролировать состояние пациента.

Противопоказания


Поскольку анестезия является серьезным вмешательством, перед ее применением необходимо убедиться в отсутствии противопоказаний на составляющие препараты. Если у пациента будет выявлена непереносимость всех препаратов для местного обезболивания, ему будет рекомендован наркоз.


К наркозу также есть ряд противопоказаний:

  • тяжелая форма бронхиальной астмы, ХОБЛ;
  • полгода после инфаркта или инсульта;
  • сердечно-сосудистые заболевания в стадии декомпенсации;;
  • нарушение сердечного ритма;
  • острые инфекционные заболевания;
  • беременность;
  • алкогольное и наркотическое опьянение.


При тяжелом протекании ОРЗ или ОРВИ, консультацию со специалистом лучше отложить, предварительно сообщив об этом администратору.


Записывайтесь на прием по номеру +7 (812) 714-80-80 или через форму записи на сайте. Если вы посещаете медицинский центр «Адмиралтейские верфи» впервые, не забудьте паспорт гражданина РФ и полис ДМС для оформления амбулаторной карты.

Женщинам и мужчинам репродуктивного возраста | Нежелательная беременность

Обезболивание и анестезия

Главными аспектами консультации является обеспечение женщине психологической поддержки, умение консультанта заинтересовать пациентку и помочь воспринять информацию о необходимости повторного визита к специалисту по планированию семьи.

Обезболивающие средства, которые могут быть применены при малых гинекологических операциях, должны отвечать следующим требованиям:

  • обеспечивать быстрое наступление анестезии;
  • обеспечивать адекватное обезболивание на протяжении всего периода оперативного вмешательства;
  • вызывать ретроградную амнезию;
  • иметь широкий терапевтический диапазон;
  • быстро выводиться из организма;
  • не оказывать выраженного отрицательного воздействия на жизненно важные органы и системы;
  • не угнетать сократительную деятельность матки.

Общие рекомендации

Анестезия при малых гинекологических операциях может применяться как в виде общего, так и местного обезболивания. Последнее должно производиться с применением современных местных анестетиков на фоне адекватной премедикации.

При кратковременной анестезии нужно, чтобы в операционном зале имелось все необходимое для оказания экстренной анестезиологической и реанимационной помощи в случае внезапного развития осложнений анестезии (коллапс, анафилактический шок, аспирационный синдром и др.).

Ингаляционную и внутривенную анестезию должен проводить анестезиолог-реаниматолог. После пробуждения женщины и восстановления словесного контакта с ней самостоятельный переход пациентки в палату не допускается, транспортировка осуществляется на каталке.

Методы обезболивания при абортах

  • местная анестезия (парацервикальная).
  • общая внутривенная анестезия;
  • общая ингаляционная анестезия;

При прерывании беременности хирургическими методами (электрическая или мануальная вакуум-аспирация, дилатация и кюрретаж) при отсутствии противопоказаний женщина может выбирать местную анестезию, комбинацию местной анестезии с анальгетиками или атаралгезию, которая является разновидностью внутривенного наркоза.

Обезболивание при медикаментозном аборте

При проведении медикаментозного аборта рекомендуется прием ненаркотических анальгетиков, в частности, нестероидного противовоспалительного средства — ибупрофена.

Местная анестезия

Местная анестезия дает возможность полностью обеспечить обезболивание и имеет значительно меньше рисков по сравнению с внутривенным наркозом.

Преимущество местной анестезии перед внутривенным наркозом заключается в уменьшении времени восстановления функций организма, а постоянное пребывание женщины в сознательном состоянии позволяет медицинскому специалисту предупредить возникновение возможных осложнений (ВОЗ, 2004).

Распространенным видом местной анестезии является парацервикальная блокада местным анальгетиком, а именно: прокаином (0,5-1%), лидокаином (0,5-1%) и комбинированным препаратом артикаин + эпинефрин (1% раствор).

Перед проведением местной анестезии лечащий врач обязан тщательно собрать аллергологический анамнез и провести внутрикожную пробу на чувствительность к препарату. Местный анальгетик вводится под слизистую оболочку по окружности шейки матки, в т.ч. и в место прикрепления пулевых щипцов. Введение препарата должно проводиться осторожно (с обязательным периодическим подтягиванием поршня шприца на себя), чтобы исключить вероятность проникновения вещества в сосудистое русло. В период между введением местного анальгетика и началом выполнения операции интервал должен составлять не менее 2 минут.

Местная анестезия возможна в сочетании с применением ненаркотических анальгетиков за 4 часа до начала операции, в частности, для этой цели используется нестероидный противовоспалительный препарат — ибупрофен или диклофенак, которые оказывают достаточное обезболивающее действие.

Местная анестезия возможна в сочетании с атаралгезией (состояние угнетения сознания и болевой чувствительности, возникает в результате сочетанного действия анальгетиков и транквилизаторов). Применяется транквилизатор диазепам или мидазолам 10-15 мг в комбинации с короткодействующим наркотическим анальгетиком (фентанил 0,05-0,1 мг). Назначение анальгетиков наркотического происхождения может быть иногда целесообразным, но вероятность появления осложнений, таких как угнетение дыхательной функции, требует наличия реанимационного оборудования.

Общая внутривенная анестезия

При наличии квалифицированного персонала (врача-анестезиолога и анастезиста) и места, оборудованного аппаратурой для наблюдения за состоянием пациентки (монитором) и всем необходимым для терапии осложнений этой методики (респираторная поддержка, медикаментозная поддержка), возможно использование разновидностей внутривенного наркоза. Внутривенный наркоз — пропофолом 1,5-2,5 мг / кг, в премедикации возможно использование ненаркотических анальгетиков и мидазолама. Внутривенный наркоз — кетамином 2-3 мг \ кг и диазепам или мидазолам 10-15 мг.

После внутривенного наркоза женщина должна оставаться под наблюдением квалифицированного медицинского персонала.

Общая анестезия не рекомендуется как рутинный метод при выполнении прерывания беременности до 12 недель, поскольку связана с высокими рисками побочных эффектов по сравнению с другими методами обезболивания.

Общая ингаляционная анестезия

Закись азота в сочетании с кислородом не всегда обеспечивает необходимую степень аналгезии. В момент расширения канала у большинства женщин боль снимается не полностью. При этом может возникнуть двигательное возбуждение, которое осложняет течение операции и наркоза. В зависимости от массы тела и психоэмоционального состояния женщины для премедикации можно использовать транквилизатор диазепам (седуксен). В случаях резко выраженного возбуждения препарат можно вводить внутривенно. Для премедикации применяют также нейролептик дроперидол, который вводят обычно внутримышечно за 30—60 мин до операции в дозе 2,5—5 мг (1—2 мл 0,25 % раствора).

При применении ингаляционной аналгезии закисью азота иногда в период пробуждения может быть рвота.

Во время процедуры (операции) искусственного прерывания беременности с 12 до 22 недель возможно выполнение региональных нейроаксиальных методик.

Выбор метода обезболивания при наличии экстрагенитальных заболеваний индивидуальный в зависимости от состояния женщины.

Обезболивание в послеабортный период

При необходимости обезболивания в послеабортный период рекомендуется применение нестероидных противовоспалительных средств, в частности: ибупрофен (эффективный до 12 недель беременности), диклофенак (эффективный с 12 до 22 недель).

Внутривенная регионарная анестезия — обзор

Внутривенная региональная анестезия

Внутривенная регионарная анестезия была впервые описана в 1908 году Августом Биром, который использовал кокаин внутривенно для обезболивания. 11,44 Впоследствии в ряде исследований было описано эффективное использование этого метода анестезии для лечения переломов верхних конечностей у детей в амбулаторных условиях.

Блок также описан для использования при переломах нижних конечностей, но встречается реже. 48

Техника введения блока Биера в верхнюю конечность включает размещение сжатой пневматической манжеты выше локтя травмированной конечности. Holmes 41 ввел концепцию двух манжет, чтобы свести к минимуму дискомфорт от жгута при длительном надувании, но практика не оказалась необходимой из-за ограниченного количества времени, необходимого для репозиции перелома у ребенка. 7,11,19 Жгут должен быть закреплен лентой, чтобы предотвратить повреждение липучки. 57 Внутривенный доступ осуществляют в вену на тыльной стороне кисти травмированной конечности иглой-баттерфляем 22 или 23 калибра. Из руки обескровливают, поднимая ее на 1-2 минуты. Хотя обескровливание с помощью круговой эластичной повязки описывается классически, этот метод может быть более болезненным и трудным для выполнения на травмированной конечности и не более эффективен, чем метод гравитации. 11,19,34,44 Затем манжета для измерения артериального давления быстро накачивается либо до 100 мм рт. Ст. Выше систолического артериального давления, либо от 200 до 250 мм рт. Рука опускается после надувания манжеты. Вводят лидокаин, удаляют внутривенный катетер и проводят репозицию перелома. В традиционной методике доза лидокаина составляет от 3 до 5 мг / кг 7,19,57 , а в методе «минидоза» — от 1 до 1,5 мг / кг. 11,27,34,44

Жгут сохраняется в накачанном состоянии до тех пор, пока перелом не будет иммобилизован и не будут получены рентгенограммы, в случае необходимости повторных манипуляций. В любом случае жгут должен оставаться в накачанном состоянии не менее 20 минут, чтобы лидокаин мог диффундировать и адекватно фиксироваться в тканях, что сводит к минимуму риск системной токсичности. 57,79 Сдувание артериального давления из манжеты может производиться как в одноэтапном, так и в постепенном режиме, хотя одноэтапное снятие давления оказалось клинически безопасным и более простым с технической точки зрения. 27,44,57

В течение всей процедуры требуется базовый мониторинг, а также рекомендуется мониторинг сердца в случае возникновения токсических эффектов. Обычный внутривенный доступ к неповрежденной конечности может быть полезным, но не обязателен. 7,34 Пациенты должны находиться под наблюдением не менее 30 минут после выпуска воздуха из манжеты на предмет любых побочных системных реакций.В этот период обычно восстанавливаются двигательные и сенсорные функции, что позволяет оценить сосудисто-нервный статус травмированной конечности перед выпиской. 79

Литература последнего десятилетия определенно говорит об эффективности традиционной блокады Биера с использованием дозы лидокаина от 3 до 5 мг / кг при лечении переломов предплечья у детей. Четыре большие серии с 895 пациентами, которым была выполнена эта техника 7,19,57,78 , продемонстрировали удовлетворительную анестезию и успешную репозицию перелома более чем в 90% случаев (Таблица 19-2).Наиболее частым побочным эффектом процедуры в этих исследованиях была боль при наложении жгута примерно у 6% пациентов. 19,78 У одного пациента возникло преходящее головокружение и околоротовые парестезии. 78 У одного пациента развились стойкие миоклонические подергивания после спуска жгута, и он был госпитализирован для наблюдения. 57

Несмотря на эффективность и относительно небольшое количество осложнений с «традиционным» блоком Биера (лидокаин, от 3 до 5 мг / кг), опасения и отдельные сообщения о системной токсичности лидокаина (i.д., судороги, гипотензия, тахикардия и аритмии) побудили к разработке минидозы (лидокаин, от 1 до 1,5 мг / кг) внутривенной регионарной анестезии. 11,27,44 Отчеты Фаррелла и коллег 27 и Болте и соавторов 11 с использованием дозы лидокаина 1,5 мг / кг и Хулиано с коллегами 44 с использованием общей дозы 1,0 мг / кг из 218 пациентов показали, что блок минидозы Биера эффективен для достижения адекватной анестезии у 94% исследованных детей (Таблица 19-3).

Считается, что первичным местом действия IV регионарной блокады являются небольшие периферические нервные ветви. На этом анатомическом уровне блокада лучше достигается с помощью большего объема анестетика, который может более полно распределяться по рецепторам периферических нервов. Похоже, что количество (то есть объем), а не доза анестетика, предопределяют успех блока. Для любой данной дозы лидокаина разбавление концентрации позволяет вводить больший объем жидкости (таблица 19-4).Этот механизм объясняет успех техники минидозы. В серии, проведенной Джулиано и его коллегами, репозиция 44 при переломе предплечья прошла безболезненно у 43 из 44 пациентов (98%) после внутривенной регионарной блокады, достигнутой очень разбавленным раствором лидокаина (0,125%) и относительно небольшой общей дозой (1 мг / кг).

Внутривенная регионарная анестезия с использованием традиционной или минидозной техники имеет несколько преимуществ. Применять эту технику довольно просто. Начало действия блока относительно быстрое (<10 минут), но также относительно короткое время, что позволяет оценить нервно-сосудистую функцию конечности после репозиции перелома и иммобилизации.Натощак не требуется. Дискомфорт от жгута - наиболее частый побочный эффект. Случайное сдувание манжеты с потерей анальгезии или системной токсичности является потенциально серьезной проблемой. Сообщалось также о компартмент-синдроме. Технически наложение жгута и получение внутривенного доступа к травмированной конечности может быть проблемой для ребенка, отказывающегося сотрудничать, а наложение шины или гипсовой повязки может быть затруднительным с наложенным жгутом.

Новый взгляд на старую технику

Предпосылки

Прошло более века с тех пор, как д-р Август Бир впервые описал венозную анестезию как метод анестезии быстрого действия при хирургии конечностей.Процесс потребовал обескровливания конечности, наложения жгута, разреза сосудов для доступа и введения местного анестетика. Техника считалась громоздкой, и с введением блокады плечевого сплетения о ней почти забыли. Однако в 1963 году К. Холмс опубликовал в журнале Lancet серию случаев с использованием разбавленного лидокаина для внутривенной анестезии, тем самым возродив интерес к анестезиологической технике. [1]


«Внутривенная регионарная анестезия — одна из самых старых анестезиологических техник, которые используются до сих пор.Более чем 100-летний опыт свидетельствует о его безопасности и полезности для самых разных процедур ».


Сегодня эту технику обычно называют блокадой Биера или внутривенной регионарной анестезией (IVRA). Он совершенствовался на протяжении многих лет и остается основным навыком анестезиологов во всем мире. Хотя IVRA использовалась для хирургии нижних конечностей, она чаще всего выполняется на верхних конечностях для запланированных хирургических процедур продолжительностью 60 минут или менее. При выборе IVRA в качестве плана анестезии необходимо учитывать показания, противопоказания, преимущества и недостатки, а также возможные неблагоприятные исходы (см. Таблицу 1).

Техника

IVRA — это простой и эффективный метод анестезии, успешность которого составляет 96–100%. [2] Подготовка к блокаде должна обеспечить стандартный мониторинг применения Американским обществом анестезиологов, адекватный нулевой статус per os и немедленный доступ к реанимационному оборудованию, включая липидную эмульсию. Методика требует надежного внутривенного доступа в операционной конечности рядом с местом операции. После обескровливания повязки Эсмарха жгут надувается.Для использования жгута существует несколько общепринятых подходов, включая одинарный или двойной жгут и проксимальный (плечо) или дистальный (предплечье) жгут. В последнее время использование жгута предплечья увеличилось из-за уменьшения боли при наложении жгута и потенциального повышения безопасности за счет использования уменьшенных объемов местного анестетика. [3–5]

Хотя оптимальное давление накачивания не определено, жгут обычно накачивается до 100 мм рт. Ст. Выше систолического артериального давления или минимум до 250 мм рт. Ст. [6-7] После снятия повязки местный анестетик вводится в канюлированную вену дистальнее жгута. Разбавленный лидокаин (0,5%) является наиболее часто используемым местным анестетиком, общая доза не должна превышать 3 мг / кг. После инъекции внутривенный катетер удаляется, в этом месте поддерживается давление, и в течение 5–10 минут достигается надежная хирургическая анестезия с адекватным расслаблением мышц. После завершения хирургической процедуры жгут спускается. После 25–30 минут наложения жгута большая часть лидокаина связывается с местной тканью, и риск системной токсичности местных анестетиков (LAST) должен быть значительно снижен.Однако недавнее ретроспективное когортное исследование не выявило увеличения серьезных осложнений при времени наложения жгута менее 20 минут. [8]

За хирургическую анестезию во время IVRA отвечает несколько механизмов. Местный анестетик переносится по венам к интраневральному капиллярному сплетению, где он достигает терминальных нервных окончаний и вторично диффундирует из сосудистого пространства, поражая местные нервы. Кроме того, надувание жгута приводит к ишемии, а также к сдавлению нервов; однако это часто происходит с задержкой и не является основным механизмом анестезии. [9]

Безопасность

IVRA безопасен, но не лишен риска осложнений. Бупивакаин когда-то использовался для IVRA в попытке улучшить послеоперационную анальгезию. Его использование было прекращено после сообщений о LAST при отпускании жгута; особенно это касалось случаев преждевременного снятия жгута. [10] ПОСЛЕДНИЙ во время IVRA все еще может произойти, несмотря на использование менее кардиотоксичного лидокаина, с судорогами, зарегистрированными при дозах всего 1.4 мг / кг и остановка сердца при дозах всего 2,5 мг / кг. Важно отметить, что судороги были зарегистрированы после сдувания жгута, несмотря на время наложения жгута до 60 минут, а также могут возникать в течение 10 минут после того, как жгут полностью спущен. Это указывает на необходимость постоянной бдительности во время спуска жгута и во время транспортировки из операционной, так как это может быть в пределах временного окна, в течение которого могут возникнуть судороги. [11]

Наиболее распространенными местными анестетиками для IVRA являются лидокаин (США) и прилокаин (Европа). [12] Учитывая, что ропивакаин менее кардиотоксичен, чем бупивакаин, в нескольких исследованиях изучалось использование ропивакаина для IVRA. Использование ропивакаина приводит к тому же времени начала и переносимости жгута, что и лидокаин, но увеличивает время до восстановления сенсорной и моторной функции и улучшает послеоперационное обезболивание. Кардиотоксичность все еще возможна при использовании ропивакаина, и его широкое использование для IVRA ограничено этим потенциалом. Однако в недавнем обзоре исследований, посвященных оценке IVRA ропивакаина, шум в ушах и головокружение были описаны как сообщенные осложнения, но не как случаи кардиотоксичности. [12]

Также могут возникать осложнения, не связанные с применением местного анестетика. Самым серьезным из них является компартмент-синдром, возникающий либо в результате самого жгута (не связанный с использованием местных анестетиков), либо из-за непреднамеренного использования гипертонического раствора в качестве разбавителя для местного анестетика. Может произойти повреждение нерва, связанное с более длительным временем наложения жгута, более высоким давлением надувания жгута и более молодым возрастом пациента. Сообщалось о петехиях или другом обесцвечивании кожи и гипертонии с надуванием жгута.Сообщалось о тромбофлебите при приеме хлоропрокаина и лидокаина и чаще при приеме растворов местных анестетиков, содержащих консерванты. [11]

Добавки

Основным недостатком IVRA по сравнению с блокадой нерва или сплетения является обеспечение ограниченного послеоперационного обезболивания. Поскольку этой процедуре уже более 100 лет, многие модификации исходного блока Bier, в частности, добавки, были оценены (см. Таблицу 2).

Изучение добавок в IVRA затруднено тем, что системное всасывание добавки всегда должно происходить после спуска жгута; следовательно, при тщательной разработке протокола необходимо попытаться исключить системный эффект лекарства и изолировать его блокирующий эффект.Добавки могут улучшить качество блока, время начала действия, продолжительность или производительность (например, моторный блок). Опиоиды, добавленные к IVRA, могут незначительно уменьшить боль при наложении жгута и уменьшить время ее появления; эти преимущества обычно не перевешиваются значительным возникновением тошноты, рвоты и седативного эффекта при спускании жгута. [13] Недавний интерес к использованию трамадола и суфентанила в качестве вспомогательных средств при IVRA вызван сходными с местными анестетиками свойствами обоих препаратов; действительно, оба агента, кажется, сокращают начало сенсорного блока.Однако ни один из них не оказывает значительного послеоперационного обезболивающего эффекта. Добавление недеполяризующих миорелаксантов может улучшить моторный блок, а в комбинации с фентанилом может привести к приемлемой блокаде при сниженной дозе местного анестетика. Однако это преимущество компенсируется возможностью увеличения времени начала сенсорного блока. Кроме того, не было убедительно показано теоретическое обезболивающее действие миорелаксантов, добавленных к растворам IVRA (за счет уменьшения мышечного спазма). [12]

Использование нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) в качестве дополнений к IVRA широко изучается. Обзор, проведенный Чойсом и Пэном в 2002 году, суммировал состояние литературы на тот момент, при этом было показано, что кеторолак уменьшает послеоперационную боль после IVRA.13 Однако последующий отказ от нескольких статей, опубликованных относительно НПВП и острой боли, омрачил картину.14 Исследования косвенно затронули этот вопрос, изучив использование дополнительных адъювантов.Два из этих исследований связывали кеторолак с послеоперационной болью и потребностью в анальгетиках при добавлении к раствору IVRA по сравнению с одним лидокаином, но не включали контрольную группу системного введения. [15-16]

Клонидин и дексмедетомидин также были добавлены к растворам IVRA с неоднозначными результатами. Клонидин может увеличить время переносимости жгута и незначительно снизить баллы послеоперационной боли, но седативный эффект и гипотензия после снятия жгута являются значительными побочными эффектами. [13] Дексмедетомидин более селективен в отношении рецепторов альфа-2, чем клонидин, что объясняет его седативный эффект, который предпочтительнее гемодинамических эффектов. В дозах 0,5–1 мкг / кг, добавленных к лидокаину, дексмедетомидин улучшает послеоперационную анальгезию и может сократить время начала сенсорного блока. [17-18] Важно отметить, что гемодинамические изменения (брадикардия, гипотензия) все еще могут возникать при приеме дексмедетомидина, но кажутся менее серьезными, чем при приеме клонидина. Было изучено множество других добавок для улучшения IVRA, хотя большинство исследований небольшие и часто ограничиваются отсутствием системной контрольной группы.Дексаметазон в дозе 8 мг, добавленный к простому лидокаину 3 мг / кг, сокращает время наступления блокады и улучшает послеоперационную анальгезию в некоторых небольших исследованиях, [19] , и этот эффект может быть усилен добавлением других добавок, таких как кеторолак. [16] Добавление кетамина в блокирующий раствор улучшает послеоперационные и интраоперационные потребности в анальгетиках [20] ; однако этот эффект, по-видимому, ничем не отличается от системного введения. [21] Добавление калия [22] не дает никаких преимуществ, а изменение температуры вводимого препарата не влияет на качество блока, хотя более теплые растворы менее болезненны при инъекции. [23]

Резюме

Внутривенная регионарная анестезия — одна из старейших анестезиологических техник, которые до сих пор используются. Более чем 100-летний опыт свидетельствует о его безопасности и полезности в самых разных процедурах. Недавние исследования были направлены на улучшение техники за счет более низких доз местного анестетика с более дистальными жгутами, использования местных анестетиков длительного действия (ропивакаина) и добавления других лекарств (например, дексмедетомидина) в раствор для блокады.Как всегда, для обеспечения оптимальных результатов необходимы бдительность, тщательный отбор пациентов, рассмотрение сопутствующих заболеваний и индивидуальная оценка в каждом конкретном случае опытным анестезиологом.

Ссылки

  1. Holmes C. Внутривенное регионарное обезболивание: полезный метод обезболивания конечностей. Ланцет 1963; 1: 245–247.
  2. Брилл С., Миддлтон В., Брилл Дж., Фишер А. Блок Байера: 100 лет и все еще сильны! Acta Anaesthesiol Scand 2004; 48 (1): 117–122.
  3. Арсланян Б., Мехрзад Р., Крамер Т., Ким, округ Колумбия. Блок Bier предплечья: новый метод регионарной анестезии в хирургии верхних конечностей. Ann Plast Surg 2014; 73 (2): 156–157.
  4. Chiao FB, Chen J, Lesser JB, et al. Жгут предплечья с одной манжетой при внутривенной регионарной анестезии снижает боль и требует меньше седативных средств, чем жгут плеча. Br J Anaesth 2013; 111 (2): 271–275.
  5. Perlas A, Peng PW, Plaza MB и др. Спасательная манжета для предплечья улучшает переносимость жгута при внутривенной регионарной анестезии.Reg Anesth Pain Med 2003; 28 (2): 98–102.
  6. Wilson JK, Lyon GD. Давление жгута блока Биера. Анес Анальг 1989; 68 (6): 823–824.
  7. Кумар К., Рейлтон С., Тауфик В. Наложение жгута во время анестезии: что нам нужно знать? Журнал J Anaesthesiol Clin Pharmacol 2016; 32 (4): 424.
  8. Gurich RW Jr, Langan JW, Teasdall RJ и др. Спускание жгута до 20 минут при внутривенной регионарной анестезии верхних конечностей [опубликовано в Интернете 4 января 2017 г.]. Рука. DOI: 10,1177 / 1558944716686214
  9. Розенберг PH.Внутривенная регионарная анестезия: блокада нервов по нескольким механизмам. Рег Анест Пейн Мед 1993; 18 (1): 1–5.
  10. Хит ML. Смерть после внутривенной регионарной анестезии. BMJ 1982; (285) 6346: 13–14.
  11. Guay J. Неблагоприятные события, связанные с внутривенной регионарной анестезией (блок Bier): систематический обзор осложнений. Дж. Клин Анест 2009; 21 (8): 585–594.
  12. Flamer D, Peng PWH. Внутривенная регионарная анестезия: обзор распространенных вариантов местной анестезии и использование опиоидов и миорелаксантов в качестве дополнительных.Местный Регламент 2011; 4 (1): 57–76.
  13. Choyce A, Peng P. Систематический обзор вспомогательных средств для внутривенной регионарной анестезии при хирургических вмешательствах. Кан Дж. Анес 2002; 49 (1): 32–45.
  14. Shafer SL. Уведомление об отзыве. Анес Анальг 2009; 108 (4): 1350.
  15. Ko MJ, Lee JH, Cheong SH и др. Сравнение эффектов ацетаминофена и кеторолака при добавлении к лидокаину для внутривенной регионарной анестезии. Корейский журнал J Anesthesiol 2010; 58 (4): 357–361.
  16. Акрам М., Фаруки Ф.М., Иршад М. и др.Роль добавления дексаметазона и кеторолака к лигнокаину при внутривенной регионарной анестезии (блок Бирера) для улучшения переносимости жгута и послеоперационной анальгезии в хирургии кисти и предплечья. J Pak Med Assoc 2015; 65 (11 доп. 3): S128 – S131.
  17. Ramadhyani U, Park JL, Carollo DS, et al. Дексмедетомидин: клиническое применение в качестве дополнения к внутривенной регионарной анестезии. Anesthesiol Clin 2010; 28 (4): 709–722.
  18. Сардесай С.П., Патил К.Н., Саркар А. Сравнение клонидина и дексмедетомидина в качестве дополнений к внутривенной регионарной анестезии.Индиан Дж. Анаэст 2015; 59 (11): 733–738.
  19. Хассани Э., Махури А., Агдаши М.М., Пирнежад Х. Оценка качества внутривенной регионарной анестезии после добавления дексаметазона к лидокаину. Сауди Дж. Анаэст 2015; 9 (4): 418–421.
  20. Abdel-Ghaffar HS, Kalefa MA., Imbaby AS. Эффективность кетамина в качестве дополнения к лидокаину при внутривенной регионарной анестезии. Reg Anesth Pain Med 2014; 39 (5): 418–422.
  21. Viscomi CM, Friend A, Parker C, Murphy T, Yarnell M. Кетамин в качестве адъюванта при внутривенной регионарной анестезии лидокаином.Reg Anesth Pain Med 2009; 34 (2): 130–133.
  22. Маккеун Д.В., Скотт Д.В. Влияние добавления калия к 0,5% раствору прилокаина во время внутривенного введения. регионарная анестезия. Бр. Дж. Анаэст 1984; 56 (10): 1167–1170.
  23. Пол DL, Логан MR, Wildsmith JA. Влияние температуры вводимого раствора на внутривенную регионарную анестезию. Анестезия 1988; 43 (5): 362–364.

Внутривенная регионарная анестезия (IVRA)

Что такое внутривенная региональная анестезия?

Внутривенная регионарная анестезия является альтернативой общей анестезии при операциях на конечностях с применением жгутов.Это недорогое средство, которое широко используется как взрослыми, так и педиатрическими пациентами, причем частота его использования зависит от типа операции и практики [1].

При IVRA проксимальнее операционного поля накладываются манжеты с двумя мочевыми пузырями или две манжеты с одним мочевым пузырем. Кровь впоследствии обескровливают из конечности путем подъема или использования эластичной повязки, наматываемой вокруг конечности, начиная с дистальной стороны и сжимая и оборачиваясь по направлению к сердцу. Затем манжета подвергается давлению и эластичная повязка снимается.Местный анестетик вводится в конечность через внутривенную канюлю. Местный анестетик остается в конечности, пока надут жгут. Примерно через 20 минут после инфузии большая часть анестетика абсорбируется тканями конечности, и сдувание жгута из манжеты не приведет к системному высвобождению агента в высокой концентрации. Манжеты с двойным мочевым пузырем и две манжеты с одним мочевым пузырем позволяют специалисту-анестезиологу контролировать раздувание и сдутие каждого мочевого пузыря отдельно, тем самым повышая безопасность и комфорт пациента во время операции.

IVRA доказала свою простоту, безопасность и эффективность на протяжении многих лет у большого числа пациентов при правильном выполнении в соответствии с установленными протоколами с использованием безопасных, точных и надежных инструментов для наложения жгута и манжет, которые были тщательно протестированы перед использованием [2 -4]. Однако IVRA сопряжена с риском. Эти риски могут быть связаны с ограничениями безопасности, присущими инструментам для жгута и манжетам, которые не предназначены специально для IVRA, с отказами инструментов для жгута и манжет во время использования, а также с неполным тестированием инструментов и манжет перед использованием.Эти риски возрастают при использовании нестандартных протоколов и при ограниченном обучении и опыте работы с IVRA персоналом.

При выполнении процедуры IVRA необходимо учитывать следующее:

Пользователи Tourniquet должны быть знакомы с безопасной последовательностью надувания-спуска при использовании манжеты с двумя мочевыми пузырями или при одновременном использовании двух манжет с одним мочевым пузырем для IVRA. Если неподходящий мочевой пузырь или манжета будут освобождены случайно из-за ошибки пользователя, это может привести к серьезной опасности для пациента [5].Кроме того, пользователь должен быть знаком с работой инструмента для наложения жгута и любых вспомогательных пневматических клапанов, подключенных к манжетам. Самые безопасные системы жгута включают в себя блокировки IVRA и другие функции безопасности, которые помогают снизить риск случайного спуска воздуха во время процедуры IVRA. Чтобы еще больше снизить риски, пользователи должны быть полностью осведомлены о том, какой мочевой пузырь или манжета является проксимальным, какой мочевой пузырь или манжета является дистальным, а также состояние надувания / спуска каждого из них в любое время.

Процедура наложения жгута для IVRA аналогична другим процедурам наложения жгута со следующими важными отличиями:

  1. При проведении предоперационной оценки перед IVRA очень важно отметить любую аллергию на местные анестетики.
  2. Требуется двойная манжета для жгута мочевого пузыря.
  3. Необходимо более широкое место установки из-за манжеты с двойным пузырем.
  4. Обычно требуется более высокое давление, потому что каждая камера манжеты уже, а оптимальное давление должно основываться на измерении давления окклюзии конечности (LOP). Щелкните здесь, чтобы узнать больше о LOP.

Заявка на турникет для IVRA

  1. Пациент не спит для процедуры. Чтобы уменьшить любые опасения, связанные с процедурой, объясните оборудование, сигнализацию или другие незнакомые предметы.
  2. Канюлировать вену в дистальной части конечности. (Ангиокатический канал предпочтительнее иглы-бабочки, потому что он с меньшей вероятностью сместится во время наложения эластичной повязки.)
  3. Примените защиту конечности (если используется) к конечности. Если возможно, выберите защитную втулку для конечностей, соответствующую манжете жгута 6-7]. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о подходящих рукавах для защиты конечностей.
  4. Плавно и плотно наложите двойной жгут для мочевого пузыря, индивидуально подогнавая каждый мочевой пузырь к форме и окружности конечности пациента.
  5. Подсоедините каждый пузырь двойной манжеты к жгуту. (Для получения дополнительной информации об этом соединении обратитесь к руководству по эксплуатации инструмента для жгута. Если между жгутным инструментом и манжетой используется регулирующий клапан с двойной манжетой, убедитесь, что вы знакомы с подключением и безопасной работой клапана.
  6. Сложите дистальную часть манжеты для защиты конечностей назад над дистальным краем манжеты. Оберните защитную пластиковую пленку вокруг жгута и конечности.
  7. Поднимите конечность и оберните эластичной повязкой для обескровливания конечности.
  8. Надуйте проксимальный мочевой пузырь до желаемого давления. (Обычно сначала надувается проксимальный мочевой пузырь, но иногда дистальный пузырь надувается первым, чтобы завершить обескровливание). Давление окклюзии конечности (LOP) особенно полезно при установке давления в манжете при процедурах IVRA из-за важности поддержания окклюзии и, как правило, более высокого давления, необходимого из-за узкой ширины каждого мочевого пузыря.
  9. Снимите эластичную повязку.
  10. Проверьте полную окклюзию пальпацией и / или аускультацией.

Индукция наркоза

После наложения жгута можно предпринять следующие шаги для индукции IVRA. Эта процедура представлена ​​как общее руководство и может отличаться в вашем учреждении:

  1. Заранее определенное количество местного анестетика медленно вводится в канюлированную вену с помощью шприца или капельного метода (обычно это ответственность специалиста по анестезии).Следует проявлять осторожность, чтобы не раздувать вену при быстрой инфузии.
  2. Немедленно начните наблюдать за физиологическим состоянием пациента на предмет любых признаков или симптомов токсической реакции на местный анестетик. (Присутствие специалиста по анестезии в этом случае не освобождает медсестру от замечаний каких-либо побочных или токсических реакций на анестетик.)
  3. Анестетик циркулирует по венам и венулам дистальнее жгута и перфузирует чувствительные и двигательные нервные стволы и окончания.
  4. Примерно через 3 минуты конечность должна быть анестезирована. В это время конечность может быть подготовлена ​​и задрапирована для хирургической процедуры.
  5. Примерно через 20–30 минут после начала анестезии, если пациент чувствует боль из-за манжеты, надуйте дистальный жгут над анестезированной конечностью и спустите проксимальный жгут. Пациент должен чувствовать себя более комфортно, поскольку ткань под дистальным мочевым пузырем была анестезирована. ПРИМЕЧАНИЕ. Пользователи турникета должны быть знакомы с безопасной последовательностью надувания-выпускания воздуха, описанной ниже, при использовании манжеты с двойным пузырем.

Спускание жгута

ПРИМЕЧАНИЕ: Пользователи Tourniquet должны быть знакомы с безопасной последовательностью надувания-спуска при использовании манжеты с двумя мочевыми пузырями или одновременном использовании двух манжет с одним мочевым пузырем. Случайное снятие неподходящего мочевого пузыря или манжеты может быть опасным для пациента [5]. Ни в коем случае не оставляйте пациента без присмотра во время периодического сдувания воздуха.

  1. При использовании IVRA в опубликованной литературе предлагалось, чтобы жгут оставался накачанным в течение минимум 20 минут с момента инъекции, чтобы гарантировать, что большая часть анестетика абсорбируется тканями конечности.Для процедуры, требующей всего несколько минут, слишком быстрое высвобождение анестетика можно предотвратить путем быстрого спуска воздуха и повторного надувания манжеты несколько раз или путем медленного уменьшения давления в манжете.
  2. По завершении процедуры полностью спустите жгут мочевого пузыря, хирург поднимает конечность, чтобы усилить венозный возврат, и оказывает давление на разрез, чтобы предотвратить кровотечение и образование гематом. Сдув до нулевого давления каждый раз важен для предотвращения вздутия вен, которое приводит к кровотечению и образованию гематом.Короткий (15 секунд) период дефляции позволяет смыть местную анестезию и анаэробные отходы обратно в общую циркуляцию в малых дозах, чтобы минимизировать токсические реакции.
  3. Внимательно наблюдайте за психическим состоянием пациента и кардиомониторингом, поскольку именно в это время наиболее вероятно возникновение осложнений.
  4. Проведите повторную инфляцию в течение 30-45 секунд, чтобы обеспечить питание тканей насыщенной кислородом кровью и диффузию анестетика и продуктов жизнедеятельности обратно в венозный кровоток.
  5. Наложите повязку и переместите пациента в зону восстановления.
  6. Анестезиологический эффект уменьшается в течение 15-20 минут, и пациенты могут быть безопасно выписаны из постанестезиологического отделения быстрее, чем при использовании других методов анестезии.

Некоторые заметные и уникальные улучшения, которые значительно повысили ценность и безопасность современных жгутных инструментов и манжет для IVRA, включают :

  • Жгутные инструменты с двумя полностью независимыми каналами:
    • Два канала обеспечивают независимый, точный и надежный контроль давления жгута в каждом пузыре манжеты для жгута, используемой для IVRA.Это особенно важно, когда в отдельных мочевых пузырях выборочно снижается давление, повышается давление и регулируется во время IVRA
    • .

  • Манжеты для двойного жгута с изменяемым контуром:
    • С этими манжетами форма манжеты соответствует индивидуальной для пациента форме конечности от проксимального края до дистального края под каждым из двойных пузырей, тем самым улучшая равномерное и надежное приложение давления жгута от каждого мочевого пузыря к подлежащей конечности. Эти манжеты также включают дополнительные функции для повышения безопасности в IVRA, такие как двойные независимые застежки для предотвращения внезапного отсоединения и отпускания манжеты, соединители с принудительной фиксацией и улучшенные проходы для газа внутри манжет.Щелкните здесь, чтобы узнать больше о технологии изготовления манжеты с жгутом.
  • Блокировка безопасности IVRA:
    • Эта возможность встроена в некоторые современные инструменты для наложения жгутов, чтобы помочь предотвратить непреднамеренное или непреднамеренное сдутие хирургическим персоналом обоих мочевых пузырей двойной манжеты во время процедуры, тем самым помогая предотвратить опасность внезапной и непредвиденной потери IVRA [8] .
  • Возможность автоматического тестирования манжеты:
    • Эта возможность, также встроенная в некоторые современные инструменты для наложения жгута, позволяет медсестре во время операции быстро, автоматически и тщательно тестировать манжеты для жгута в соответствии с рекомендуемыми практиками перед использованием в IVRA и, в частности, после очистки и обработки [9].
  • Автоматическое обнаружение утечки в манжете:
    • Эта функция, встроенная в некоторые инструменты для наложения жгутов, обнаруживает протекающие манжеты, соединители и трубки во время использования и предупреждает персонал после каждой процедуры, что помогает предотвратить их опасное использование в последующих процедурах IVRA [10].
  • Автоматическое измерение LOP:
    • Эта возможность встроена в некоторые инструменты для наложения жгутов, поэтому давление на жгут для конкретного пациента может быть точно определено (для каждого мочевого пузыря двойной манжеты) для каждой процедуры, местоположения конечности, формы конечности и техники наложения манжеты.
    • В литературе 250 мм рт. Ст. Или 100 мм рт. Ст. Выше систолического давления пациента обычно упоминаются как наиболее часто используемые значения давления для IVRA верхних конечностей, несмотря на небольшое количество научных доказательств, подтверждающих это [1].
    • Давление окклюзии конечности рекомендовано как наиболее подходящий метод для определения оптимального давления в жгуте, поэтому оценка LOP для каждого пациента является важной предпосылкой для выбора давления накачивания жгута [2]. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о давлении окклюзии конечностей.

Источники

[1] Хендерсон К.Л., Уорринер С.Б., МакИвен Дж.А., Меррик П.М. Североамериканский обзор внутривенной регионарной анестезии. Анестезия и анальгезия. 1997 г., 1 октября; 85 (4): 858-63.

[2] Нордин С., МакИвен Дж. А., Краг-младший С. Дж., Эйзен А., Масри Б. А.. Хирургические жгуты в ортопедии. JBJS. 1 декабря 2009 г .; 91 (12): 2958-67.

[3] McEwen JA, Auchinleck GF. Достижения в области хирургических жгутов. Журнал АОРН. 1982, 1 ноября; 36 (5): 889-96.

[4] McEwen JA.Осложнения и усовершенствования пневматических жгутов, используемых в хирургии. Med Instrum. 1981 июл; 15 (4): 253-7.

[5] AORN. Рекомендации по уходу за пациентами, которым выполняются процедуры с использованием пневматического жгута. В: Периоперационные стандарты и рекомендуемые практики. AORN, Inc .; 2015.

[6] Тредуэлл С.Дж., Уилминк М., Инкпен К., МакИвен Дж. Педиатрические жгуты: анализ сопряжения манжеты и конечности, текущая практика и рекомендации по применению. Журнал детской ортопедии.2001 1 сентября; 21 (5): 671-6.

[7] Olivecrona C, Tidermark J, Hamberg P, Ponzer S, Cederfjäll C. Защита кожи под пневматическим жгутом во время тотального эндопротезирования коленного сустава: рандомизированное контролируемое исследование с участием 92 пациентов. Acta orthopaedica. 2006, 1 января; 77 (3): 519-23.

[8] МакИвен Дж., Джеймсон М., изобретатели; Макевен, Джеймс А., Джеймсон, Майкл, правопреемник. Физиологический жгут для внутривенной регионарной анестезии. Патент США US 5,556,415. 1996 17 сентября

[9] МакИвен Дж. А., изобретатель; Western Clinical Engineering Ltd., правопреемник. Пневматический адаптивный жгут. Патент США US 4,479,494. 1984 30 октября

[10] МакИвен Дж. А., Джеймсон М., Геберт М. А., Чунг В. К., изобретатели; Western Clinical Engineering Ltd., правопреемник. Аппарат и метод оценки утечки в системе хирургического жгута. Патент США US 8,083,763. 2011 27 декабря

Ропивакаин 0,2% и лидокаин 0,5% для внутривенной регионарной анестезии в амбулаторной хирургии | Анестезиология

Все пациенты, включенные в исследование, завершили исследование.Между двумя группами пациентов не было различий по возрасту, весу и росту. Типы хирургических вмешательств были равномерно распределены между группами и включали удаление ганглия, ампутации пальцев, освобождение сухожилий и операцию на запястном канале. Операции длились 29 ± 13 и 32 ± 16 мин (среднее значение ± стандартное отклонение) для групп ропивакаина и лидокаина соответственно ( P = незначительно [NS]). Во время операции пациентам не вводили никаких лекарств, кроме пропофола для седативного эффекта, и в анальгетиках во время операции не было необходимости.В среднем 45 (диапазон 0–400) мг пропофола вводили пациентам в группе ропивакаина; 53 мг (0–400 мг, P = NS) вводили пациентам в группе лидокаина. Время от инъекции местного анестетика до хирургического разреза составляло 15 ± 4 и 12 ± 4 мин для групп ропивакаина и лидокаина, соответственно ( P = NS). Время наложения жгута составляло 46 ± 13 (диапазон, 24–68) и 44 ± 8 (диапазон, 32–60) минут для групп ропивакаина и лидокаина, соответственно ( P = NS).Не было разницы в частоте и интенсивности боли при наложении жгута во время операции. После снятия жгута первое свидетельство возвращения чувствительности в распределении срединных, локтевых, лучевых, антебрахиальных медиальных и латеральных кожных нервов произошло в среднем через 20 (диапазон 15-40) минут в группе ропивакаина и в группе ропивакаина. 1 (диапазон, 1-25) мин в группе лидокаина ( P <0,05). Пациенты, рандомизированные в группу ропивакаина, провели 55 ± 26 минут в PACU, в отличие от 73 ± 32 минут для пациентов группы лидокаина ( P = NS).На момент поступления в PACU (рис. 1) VNS были заметно ниже у пациентов, которым вводили ропивакаин для IVRA, по сравнению с теми, которым вводили лидокаин ( P <0,05). Во время выписки из PACU и дома разница в оценке боли между двумя группами стала менее заметной ( P = NS). Время до первого приема обезболивающего после инъекции местного анестетика было больше в группе ропивакаина (медиана 47 мин; диапазон 27-340 мин) по сравнению с группой лидокаина (медиана 34 мин; диапазон 2-140 мин; P <0.05). Во время пребывания пациентов в группе PACU от 25 до 100 мкг фентанила вводили внутривенно трем пациентам в группе ропивакаина; Одному пациенту назначили 5 мг гидрокодона-ацетаминофена перорально. Пациенты в группе ропивакаина потребляли от 0 до 30 (в среднем 0) мг эквивалентов морфина в PACU. Шесть из 10 пациентов в этой группе не получали никаких обезболивающих во время пребывания в PACU. Количество пациентов, которым вводили анальгетики в PACU, было меньше в группе ропивакаина, чем в группе лидокаина, но разница в количестве не достигла статистической значимости (рис.2). Дома семь пациентов из группы ропивакаина принимали 70 мг гидрокодона-ацетаминофена, 5 мг оксикодона-ацетаминофена и 1600 мг кодеина-ацетаминофена. Это соответствовало среднему значению 45 мг эквивалентов морфина (диапазон 0–230 мг). Трое пациентов этой группы не нуждались в анальгетиках для снятия боли. Четыре пациента в группе лидокаина потребляли от 25 до 125 мкг фентанила в PACU; Кроме того, четверо получили гидрокодон-ацетаминофен перорально, и один пациент получил перорально 5 мг оксикодона-ацетаминофена.Девять пациентов в группе лидокаина потребляли от 0 до 30 (в среднем 21,25) мг эквивалентов морфина в PACU. Дома шесть пациентов из группы лидокаина принимали 45 мг гидрокодона-ацетаминофена, 60 мг оксикодона-ацетаминофена и 600 мг кодеина-ацетаминофена. Это составляет 120 (диапазон 85–150) мг эквивалентов морфина. Четыре пациента принимали только нестероидные противовоспалительные препараты, такие как парацетамол и ибупрофен. Между двумя группами наблюдалась пограничная статистическая разница в количестве обезболивающих, потребляемых в PACU ( P = 0.07), без разницы в сумме, взятой дома. В то время, когда пациенты принимали свое первое обезболивающее в PACU, оценка боли составляла 7,5 (диапазон 6–8) и 6 (диапазон 4–6) в группах ропивакаина и лидокаина, соответственно ( P = NS). Время введения первой дозы анальгетика в домашних условиях выявило более низкие VNS: 5,5 (диапазон, 3–8) и 6,5 (диапазон, 4–8) в группах ропивакаина и лидокаина, соответственно ( P = NS). Ни у одного пациента в группе ропивакаина не было сердечных аритмий или сообщений о побочных эффектах со стороны ЦНС, тогда как один пациент в группе лидокаина сообщил о легком звоне в ушах после снятия жгута.

Анальгетическая эффективность внутривенной регионарной анестезии предплечья по сравнению с обычным жгутом плеча: систематический обзор | BMC Anesthesiology

Блок-схема PRISMA с результатами поиска представлена ​​на рис. 1. Из 1227 элементов 733 записи были получены после удаления дубликатов. На основании названия и аннотации было исключено 717 записей. Одна статья была отозвана из-за сфабрикованных данных, а 15 полнотекстовых статей были оценены. После исключения неподходящих исследований, 3 РКИ были включены в качественный и количественный синтез [7, 20, 21].Наконец, 4 статьи были добавлены к параллельному анализу 7 отчетов, которые предоставили данные о частоте осложнений и частоте успеха после IVRA предплечья.

Рис.1

Блок-схема PRISMA. Сокращения: Cochr = Кокрановская библиотека, RCT = рандомизированное клиническое испытание, LA = местный анестетик, IVRA = внутривенная регионарная анестезия

Риск систематической ошибки между исследованиями показан на гистограмме (рис. 2), полученной с помощью Review Manager 5.3. Риск систематической ошибки в отдельных исследованиях представлен на рис.3. Два исследования [7, 20, 21] показали низкий риск систематической ошибки во всех областях. Учитывая характер вмешательств, ослепление участников было невозможно. Однако оценщики результатов не знали о назначении лечения (слепое исследование с участием наблюдателей) во всех 3 исследованиях.

Рис. 2

Риск систематической ошибки в исследованиях, оцененных с использованием Кокрановского инструмента риска систематической ошибки

Рис. 3

Риск систематической ошибки в отдельных исследованиях, оцененных с использованием Кокрановского инструмента риска систематической ошибки

Характеристики дизайна исследования, участники, вмешательство с выбором и дозировкой местного анестетика, хирургическая процедура и наложение жгута перечислены в таблице 1.В самом старом исследовании [21] применялись одинаковые дозы LA как для плеча, так и для группы предплечья. В двух других исследованиях [7, 20] для IVRA предплечья вводили половину дозы LA по сравнению с IVRA для плеча.

Таблица 1 Сводная таблица результатов включенных исследований

Частота успешной блокады

Во всех трех исследованиях [7, 20, 21] изучалась анальгетическая эффективность IVRA предплечья по сравнению с традиционной IVRA плеча. Singh et al. [20] описали одного пациента в группе предплечий, у которого потребовался переход на общую анестезию из-за отсутствия адекватного сенсорного блока.У всех остальных пациентов была достигнута хорошая или отличная анестезия. После объединения результатов ( I 2 = 0%; гетерогенность отсутствует), мы не смогли найти разницу в эффективности между двумя методами с расчетным RR 0,98 [0,93, 1,05] (рис. 4) .

Рис. 4

Лесной участок для успешности блока. Сокращения: IVRA = внутривенная регионарная анестезия, CI = доверительный интервал

Все исследования, в которых сообщалось об анальгетической эффективности IVRA предплечья, перечислены в таблице 2.IVRA предплечья была связана с очень высоким показателем успеха — 99,5% в когорте из 383 пациентов (таблица 2).

Таблица 2 Частота осложнений и успешность блока у пациентов, получавших IVRA предплечья

Время начала сенсорного блока

Only Singh et al. [20] исследовали время начала сенсорного блока. Несмотря на тенденцию к более быстрому развитию в группе IVRA предплечья, Сингх не обнаружил разницы между двумя группами.

Время переносимости жгута и частота возникновения боли при жгуте, требующей дополнительных седативных средств

Переносимость жгута описана в 2 из 3 статей.Singh et al. [20] исследовали время переносимости жгута, которое определяли как время, необходимое для того, чтобы давление на жгут стало болезненным (ВАШ> 3). Singh et al. пришли к выводу, что время переносимости жгута было больше с жгутом предплечья. Chiao et al. [7] пришли к выводу, что время переносимости жгута было намного больше после IVRA предплечья. Более конкретно, средний балл по ВАШ увеличился до 3 через 10 минут и выше 4 через 40 минут в группе верхнего плеча по сравнению со средним баллом по ВАШ 0,5 через 10 минут и менее 1.5 через 40 мин. Глубокая седация пропофолом (начиналась, когда пациенты сообщали о показателе по ВАШ> 6 во время операции) была необходима 22 пациентам после IVRA плеча по сравнению с 1 пациентом после IVRA предплечья.

Осложнения, связанные с IVRA предплечья

Все исследования, в которых сообщается о частоте осложнений, связанных с IVRA предплечья, перечислены в таблице 2 [6, 7, 11,12,13,14,15, 20,21,22,23,24 ]. Из 383 пациентов, получавших IVRA предплечья, только 1 пациент (0,26%) сообщил о признаках системной токсичности местных анестетиков (онемение периорального канала) [21].Других осложнений не отмечалось.

Внутривенная регионарная анестезия лидокаином и кетамином …: Европейский журнал анестезиологии

Что вы по профессии? Academic MedicineAcute Уход NursingAddiction MedicineAdministrationAdvanced Практика NursingAllergy и ImmunologyAllied здоровьеАльтернативная и комплементарной MedicineAnesthesiologyAnesthesiology NursingAudiology & Ear и HearingBasic ScienceCardiologyCardiothoracic SurgeryCardiovascular NursingCardiovascular SurgeryChild NeurologyChild PsychiatryChiropracticsClinical SciencesColorectal SurgeryCommunity HealthCritical CareCritical Уход NursingDentistryDermatologyEmergency MedicineEmergency NursingEndocrinologyEndoncrinologyForensic MedicineGastroenterologyGeneral SurgeryGeneticsGeriatricsGynecologic OncologyHand SurgeryHead & Neck SurgeryHematology / OncologyHospice & Паллиативная CareHospital MedicineInfectious DiseaseInfusion Сестринское делоВнутренняя / Общая медицинаВнутренняя / лечебная ординатураБиблиотечное обслуживание Материнское обслуживание ребенкаМедицинская онкологияМедицинские исследованияНеонатальный / перинатальный неонатальный / перинатальный уходНефрологияНеврологияНейрохирургияМедицинско-административное сестринское дело ecialtiesNursing-educationNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyObstetrics & Gynecology NursingOccupational & Environmental MedicineOncology NursingOncology SurgeryOphthalmology / OptometryOral и челюстно SurgeryOrthopedic NursingOrthopedics / Позвоночник / Спорт Медицина SurgeryOtolaryngologyPain MedicinePathologyPediatric SurgeryPediatricsPharmacologyPharmacyPhysical Медицина и RehabilitationPhysical Терапия и женщин Здоровье Физическое TherapyPlastic SurgeryPodiatary-generalPodiatry-generalPrimary Уход / Семейная медицина / Общие PracticePsychiatric Сестринское делоПсихиатрияПсихологияОбщественное здравоохранениеПульмонологияРадиационная Онкология / ТерапияРадиологияРевматологияНавыки и процедурыСонотерапияСпорт и упражнения / Тренировки / ФитнесСпортивная медицинаХирургический уходПереходный уходТрансплантационная хирургияТерапия травмТравматическая хирургияУрологияЖенское здоровьеУход за ранамиДругое

Что ваша специальность? Addiction MedicineAllergy & Clinical ImmunologyAnesthesiologyAudiology & Speech-Language PathologyCardiologyCardiothoracic SurgeryCritical Уход MedicineDentistry, Oral Surgery & MedicineDermatologyDermatologic SurgeryEmergency MedicineEndocrinology & MetabolismFamily или General PracticeGastroenterology & HepatologyGenetic MedicineGeriatrics & GerontologyHematologyHospitalistImmunologyInfectious DiseasesInternal MedicineLegal / Forensic MedicineNephrologyNeurologyNeurosurgeryNursingNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyOncologyOphthalmologyOrthopedicsOtorhinolaryngologyPain ManagementPathologyPediatricsPlastic / Восстановительная SugeryPharmacology & PharmacyPhysiologyPsychiatryPsychologyPublic, Окружающая среда и гигиена трудаРадиология, ядерная медицина и медицинская визуализацияФизическая медицина и реабилитация Респираторная / легочная медицинаРевматологияСпортивная медицина / наукаХирургия (общая) Травматологическая хирургияТоксикологияТрансплантационная хирургияУрологияСосудистая хирургияВироло у меня нет медицинской специальности

Каковы ваши условия работы? Больница на 250 коекБольница на более 250 коекУправление престарелыми или хосписы Психиатрическое или реабилитационное учреждениеЧастная практикаГрупповая практикаКорпорация (фармацевтика, биотехнология, инженерия и т.) Докторантура Университета или медицинского факультета Магистратура или 4-летнего академического университета Общественный колледж Правительство Другое

Использование и преимущества внутривенных (в / в) седативных препаратов

Внутривенная седация, также известная как контролируемая анестезия (MAC) или «сумеречный сон», представляет собой тип анестезии, которая расслабляет пациента с помощью внутривенного (IV), введенного в вену.

В зависимости от хирургической процедуры количество используемой анестезии может варьироваться от минимального количества, достаточного, чтобы вызвать у пациента сонливость, до количества настолько глубокого, что пациент может не вспомнить процедуру.

Более глубокая анестезия часто используется для малоинвазивных процедур, таких как колоноскопия. Внутривенная седация может сочетаться с регионарной или местной анестезией.

Banannaanna / Getty Images

Типы анестезии

Во время операции используются четыре основных типа анестезии.Типы включают:

  • Местная анестезия: Местная анестезия — это инъекция лекарства, которая обезболивает небольшую область. Обычно это используется для удаления родинки на коже или рака кожи или для взятия биопсии.
  • Региональная анестезия: Регионарная анестезия используется для обезболивания большей части тела, обычно ниже талии. Анестезия может вводиться через инъекцию или катетер. Пациенты будут бодрствовать, но не смогут почувствовать онемение области.Обычно это используется во время родов и при операциях на ноге или руке.
  • Контролируемая анестезия (внутривенная седация): Контролируемая анестезия, или внутривенная седация, вводится через вену. Пациенты могут разговаривать, в зависимости от уровня анестезии, или вместо этого находиться в глубоком сне. Пациенты могут дышать самостоятельно, поэтому интубация (введение трубки в дыхательное горло) не требуется. Внутривенная седация используется при колоноскопии, некоторых процедурах пластической хирургии и все чаще используется для некоторых процедур, ранее проводившихся под общим наркозом, таких как пластика грыжи.
  • Общая анестезия: Общая анестезия вводится либо через маску на лице, либо внутривенно до тех пор, пока пациент не потеряет сознание. Дыхание контролируется с помощью эндотрахеальной трубки, вставленной в дыхательное горло. Общая анестезия используется для пациентов, перенесших серьезную операцию, например, замену коленного или тазобедренного сустава или операцию на открытом сердце.

Внутривенная седация безопасна и эффективна для тех пациентов, которым требуется небольшая операция или процедура, позволяющая диагностировать заболевание (биопсия).Взаимодействие с другими людьми

Преимущества

Преимущества использования внутривенной седации во время пластических операций и других процедур включают следующее:

  • Проведено более точное количество анестезии
  • Более высокий уровень безопасности
  • Меньше частота послеоперационной тошноты, рвоты, задержки мочи, легочных осложнений и злокачественной гипертермии (опасное для жизни, но редкое осложнение общей анестезии)
  • Пациенты быстро выходят из наркоза
  • Меньший риск образования тромбов и, как следствие, легочной эмболии (сгустки крови, которые отламываются в ногах и попадают в легкие)
  • Как избежать боли в горле после операции (общая анестезия требует установки эндотрахеальной трубки, которая может вызвать раздражение горла)

Поскольку пациент может дышать самостоятельно при внутривенной седации, и хирург, и анестезиолог узнают о дискомфорте пациента раньше, чем он это сделает, и могут отреагировать увеличением местного анестетика или уровня седации.

Риски

Тяжелая седация может подавлять респираторный драйв и требует тщательного контроля за уровнем дыхания и насыщения кислородом. Если седация слишком глубокая, может потребоваться эндотрахеальная интубация.

Перед процедурой с внутривенной седацией

Перед процедурой с внутривенной седацией вам следует проконсультироваться с врачом о возможных аллергиях или заболеваниях. Вам также следует сообщить врачу обо всех принимаемых вами лекарствах и любых предшествующих операциях, в том числе о типе анестезии, которую вы перенесли.Взаимодействие с другими людьми

Вам сообщат о необходимости организовать встречу с ответственным взрослым, который отвезет вас в учреждение и обратно для проведения процедуры.

Перед операцией важно бросить курить, чтобы снизить риск медленного заживления после процедуры. После операции вам будет предоставлен список инструкций, которым необходимо следовать, а также симптомы, которые должны побудить вас позвонить своему врачу.

После процедуры с внутривенной седацией

Чаще всего после процедуры вы почувствуете слабость, у вас может появиться легкая головная боль и тошнота.В процессе восстановления медсестра будет следить за вашими жизненно важными показателями, включая артериальное давление, пульс и уровень кислорода. Обычно после процедуры за вами наблюдают в течение одного-двух часов, прежде чем вы сможете вернуться домой с водителем.

Слово от Verywell

Внутривенная седация (внутривенная седация) или контролируемая анестезия (MAC) предлагают безопасную альтернативу общей анестезии при незначительных хирургических вмешательствах. Он может обеспечить седативный эффект от легкого (легкая сонливость) до глубокого (глубокий сон.)

Конечно, все формы анестезии сопряжены с риском, и важно поговорить со своим хирургом и анестезиологом о любых медицинских состояниях, которые могут у вас возникнуть, а также позаботиться о себе после процедуры и следовать полученным инструкциям. Если вы курите, бросьте.

Отказ от курения — это, вероятно, вещь номер один, которую может сделать каждый, кто курит, как для повышения безопасности анестезии, так и для заживления после любой хирургической процедуры.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.