Старческая сенильная деменция: Сенильная деменция — Медицинская статья от специалистов центра реабилитации Благополучие.

Содержание

Сенильная деменция — Медицинская статья от специалистов центра реабилитации Благополучие.


Сенильная или старческая деменция, она же старческий маразм или слабоумие — психическое расстройство, которое развивается у людей с возрастом. Для нее характерно выраженное и быстрое старение головного мозга. Болезнь поражает примерно 5% людей старше 60 лет и более 20% старше 80. Чаще слабоумие поражает женщин: на одного больного мужчину приходится 2-3 женщины.


Болезнь значительно снижает качество, но напрямую не влияет на продолжительность жизни. Однако риски все же есть: например, возрастает риск получить бытовую травму.

Причины сенильной деменции


Причины заболевания полностью не изучены, но известно, что на его развитие влияет ряд факторов:

  • неблагоприятная наследственность;
  • нарушение работы иммунной системы;
  • соматические заболевания, например, атеросклероз;
  • инфекционные заболевания, например, энцефалит или менингит;
  • различные виды интоксикаций;
  • онкологические заболевания;
  • психические заболевания;
  • черепно-мозговые травмы и операции на мозг;
  • стрессы, переутомления, психологические травмы, нервные потрясения и др.

Развитие старческой деменции


Старческое слабоумие развивается непредсказуемо, но чем младше пациент, тем быстрее обычно прогрессирует болезнь. Все стадии могут пройти как за 6 месяцев, так и за 10 лет.


Стадии сенильной деменции

  1. Начальная. Снижается умственная и психическая деятельность: появляются проблемы с памятью, пациент хуже запоминает новую информацию, не может логически мыслить. Но при этом он полностью может обслуживать себя и сохраняет способность к самокритике. Также для данной стадии характерно усиление некоторых черт характера, например, если человеку всегда важно было содержать свой дом в чистоте, он может начать убираться несколько раз в день.
  2. Умеренная. Нарушения прогрессируют, пациенты теряют интерес к тому, что было когда-то важно для них, теряют способность самостоятельно обслуживать себя и выполнять какие-то бытовые задачи. Из-за проблем с памятью человек может забыть закрыть дверь, выключить плиту, не может расплатиться за покупки на кассе. Нарушается и эмоциональное состояние больного, он становится более эгоистичным и черствым, практически не проявляет эмоции. Но все же может выполнять какие-то простые действия, например, умываться и одеваться.
  3. Тяжелая. Пациент полностью теряет способность обслуживать себя, память ухудшается настолько, что он перестает узнавать родных и близких.


Симптомы сенильной деменции

  1. Расстройства памяти. В первую очередь забывается новая информация и новые навыки, а также страдает кратковременная память. С развитием болезни нарушений становится все больше, больной может забыть свое имя, важные факты своей жизни, своих друзей и родственников.
  2. Потеря ориентировки во времени. Больные могут воспринимать себя молодыми и вести себя соответственно этому возрасту, по этой же причине они не узнают себя в зеркале. Окружающих они путают с людьми, которые были с ними в тот или иной период времени. В некоторых случаях пациенты начинают идеализировать прошлое, а события, происходящие в настоящем, могут считать не заслуживающими внимания.
  3. Бессонница. Больные не могут уснуть и стремятся заполнить время, выполняя какие-то работы по дому, например, могут начать готовить или даже делать перестановку.
  4. Состояние тревоги. Пациентам кажется, что их хотят обокрасть, убить (в том числе родственники), их преследуют незнакомые люди. С этими жалобами они могут обратиться за помощью к прохожим или в полицию. В попытках обезопасить себя от родственников, которых больной принимает за врагов, он может сбежать из дома или спрятать все свои ценные вещи в надежном месте как дома, так и на улице, а потом забыть об этом.
  5. Эмоциональная нестабильность. На начальных стадиях болезни пациенты могут столкнуться с резкими перепадами настроения, хотя раздражительность и упрямство наиболее характерны для заболевания. На последних стадиях они чаще всего становятся равнодушными ко всему, даже к состоянию здоровья их близких. Снижается эмоциональный диапазон: люди могут постоянно находиться только в одном эмоциональном состоянии.
  6. Высокая внушаемость. Пациенты верят всему, что слышат.
  7. Усиление черт характера. Например, люди, склонные к экономии, становятся открыто жадными, копят ненужные вещи, упрекают окружающих в лишних тратах.
  8. Различные заболевания и патологии. Чаще всего это повышенное артериальное давление, катаракта, облысение, нарушения мимики, походки, тремор и др.

Лечение сенильной деменции


Старческое слабоумие неизлечимо, но грамотная реабилитация позволяет замедлить развитие болезни и повысить качество жизни.


Что хорошо помогает от сенильной деменции?

  • Активный образ жизни. Независимо от самочувствия не рекомендуется пассивно проводить время. В центре «Благополучие» используется трудотерапия, арттерапия, пациенты могут гулять, заниматься посильными видами спорта.
  • Регулярное правильное питание.
  • Качественный сон 7-8 часов в сутки.
  • Медикаментозное лечение, преимущественно мы используем ноотропные препараты, транквилизаторы, антидепрессанты.


Вы можете доверить уход за больными с деменцией специалистам «Благополучия». Мы наблюдаем за пациентами 24 часа в сутки, чтобы ни один тревожный синдром не остался незамеченным. Наши сиделки помогают больным есть, совершать гигиенические процедуры, проходить лечение. Центр «Благополучие» оборудован всем необходимым для комфорта и безопасности: поручнями, пандусами, все дверные проемы и проемы лифтов достаточно широкие, а пол имеет противоскользящее покрытие. Нам важно, чтобы каждый пациент чувствовал себя как дома и сохранил свое здоровье насколько это возможно.

Сенильная деменция (старческое слабоумие)

Помимо описанных типов деменции, отечественными психиатрами выделяется и так называемая сенильная деменция (старческое слабоумие). Поскольку она встречается довольно часто (15-25% всех психических заболеваний позднего возраста и до 30% остальных типов деменции), и с ее проявлениями может встретиться врач любого профиля, заболевание требует более детального рассмотрения.

Заболевание возникает в возрасте 65-70 лет, у женщин в 2-3 раза чаще, чем у мужчин, что объясняется также  большей продолжительностью жизни женщин. В начале заболевания появляются патологические изменения личности, так называемая, сенильная психопатизация: эгоцентризм, черствость, недоверчивость, подозрительность с одновременным оскудением эмоций. Возникают сенильные черты: утрата эмоциональных связей с близкими людьми и отзывчивости, бестактность в общении, придирчивость, злобность, бессмысленное упрямство, скупость, собирание бесполезных вещей.

Происходят сужение кругозора, потеря прежних интересов и увлечений, снижение критического отношения к себе, вплоть до полного отсутствия правильной оценки своего состояния. Наступает регресс личности: утрачиваются морально-этические установки, исчезает стыдливость, появляются склонность к разговорам на эротические темы, повышенный интерес к молодым людям, развратные действия по отношению к детям, прожорливость. Больные перестают следить за внешним видом, обычно неряшливы, неопрятны.

Прогрессируют нарушения памяти: сначала страдает механическая память, способность к приобретению новых знаний, затем нарушается память на недавние события, возникает фиксационная амнезия (больные не могут вспомнить только что сказанное ими), и, как следствие, появляется амнестическая дезориентировка, т.е. утрата способности ориентироваться во времени, окружающем, а впоследствии и в собственной личности (до неузнавания себя в зеркале). Пробелы памяти заполняются конфабуляциями (обманами памяти): больные заполняют пробелы памяти своими фантазиями, и псевдореминесценциями (смещение во времени действительных событий).

Происходит «сдвиг ситуации в прошлое» по закону Рибо: оживляются воспоминания о далеком прошлом и события прошлой жизни выдаются за настоящее, больной может считать себя ребенком или молодым человеком, происходит ложное узнавание — окружающих людей он принимает за давно умерших родственников.

Одновременно развивается интеллектуальная недостаточность: неспособность к анализу ситуации, обобщению, умозаключениям; несколько дольше сохраняется словарный запас и способность к простейшим понятиям.

Постепенно распад психики затрагивает более простые виды психической деятельности вплоть до непонимания простейших вопросов, невозможности осмыслить происходящее. Больные могут уйти из дома и потеряться, так как не помнят ни своего имени, ни адреса. Речь становится все более бессвязной, бессмысленной.

В эмоциональной сфере преобладают благодушие, эйфория, беспечность или неглубокая депрессия, иногда с тревогой, общий фон настроения-подавленность, угрюмость, раздражительность; со временем наступает обеднение всех эмоций, эмоциональная тупость.

Характерно извращение ритма сна — днем больные спят, а ночью бесцельно бродят, суетливы, беспокойны.

На фоне деменции возможны психотические эпизоды с возбуждением, беспокойством, идеи обнищания, ущерба, ипохондрические идеи.

При неврологическом обследовании отмечаются тремор головы и рук (сенильный тремор), семенящая или шаркающая походка; на поздних этапах болезни нарастают непонимание речи, действий и узнавания, происходит распад психики и наступает маразм.

Деменция у пожилых, симптомы деменции, причины старческой деменции

Проявления деменции у пожилых людей разнообразно и может нарастать. Вся подлость ситуации заключается в том, что если изменения в поведении пожилого человека уже стали заметны окружающим, то это говорит о начале необратимых изменений мозга.

Далее все больше страдает мышление. Среди желаний преобладает удовлетворение природных инстинктов – это может проявиться прожорливостью, тягой к алкоголизации, повышенной сексуальной озабоченностью. В дальнейшем это будет усугубляться.

Человек уже может плохо ориентироваться в ежедневной обстановке, забывать родных и куски прошлого, например, не помнить тот период, когда родилась внучка, соответственно – не узнавать ее. Больные могут замещать провалы в памяти выдуманными событиями и пугать родных, неся околесицу.

Далее присоединяется бред (навязчивые идеи), могут быть галлюцинации. Например, бабушке все время кажется, что соседи травят ее газом и радиацией, внуки обворовывают ее. Она настойчиво пишет на них заявления участковому и привлекает вышестоящие инстанции. При появлении галлюцинаций (в которых больным также может что-то угрожать), они могут быть агрессивны, буянить, кидаться с кулаками на окружающих, причинять вред себе и им.

У больного старческим слабоумием постепенно утрачиваются бытовые навыки. Теряется чистоплотность и рамки приличия. Больной не может сам сходить в уборную и обслужить себя после нее, рвет и ломает вещи.

Ознакомьтесь с нашими пансионатами с помощью короткого видео:

Если такому пациенту в комплект поставлена еще и бессонница (а это частое проявление истощения нейронов), то не спит весь дом, родня и соседи.

Физическое одряхление тела не всегда поспевает за развитием слабоумия. Но итог обычно один: постепенно снижается скорость реакции на раздражители, снижается сила мышц, развивается слабость и дрожь в конечностях, отказ от пищи, сонливость, истощение организма. Нередко такие «уходящие» пациенты все время проводят в полузабытьи, невнятно бормоча, лежа в позе эмбриона; потихоньку «уходят». Но сколько лет проживет пациент с деменцией – сказать трудно. Когда 3 года, когда и все десять лет.

Родственникам и окружению предстоит научиться жить вместе с такими больными.

Продолжение следует. Мы расскажем, что делать в такой непростой ситуации.

Деменция / Заболевания / Клиника ЭКСПЕРТ

Что такое деменция

Деменция — собирательный термин, используемый для обозначения совокупности симптомов, являющихся следствием различных заболеваний головного мозга. Она проявляется постепенным усилением сбоев в работе мозга, приводит к снижению дееспособности человека и в итоге может привести к инвалидизации и смерти. Существует много различных типов деменции, но все они связаны с прогрессирующими нарушениями следующих функций мозга:

  • восприятие и обработка информации
  • память
  • речь
  • мышление
  • координация движений.

Деменция также может привести и к другим проблемам с психическим здоровьем, например к изменениям личности, постоянному беспокойству, перепадам настроения и депрессии. Иногда она влечет частичную или полную инвалидизацию человека, при этом больные теряют способность заботиться о себе, выполнять основные действия по уходу за собой и собственному жизнеобеспечению. Поздние стадии деменции могут сопровождаться отказом от пищи, неспособностью вставать и передвигаться.

В народе старческая деменция носит название «старческий склероз» (или старческий маразм, старческое слабоумие). Однако это простонародные названия, а не научные термины. Обычно деменция поражает людей пожилого возраста, то есть в большинстве случаев речь идет о старческой или сенильной деменции. Если доля больных деменцией среди людей старше 65 лет составляет 5–10%, то после 85 лет этим заболеванием страдает каждый третий или четвертый. Однако количество людей в возрасте до 65 лет, страдающих деменцией, также достаточно велико: в одной лишь России оно исчисляется десятками тысяч, а в мире от различных видов деменции страдает более 50 млн людей по данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

В последние годы деменция все чаще отмечается и среди более молодых людей от 30 до 65 лет, что обусловлено в том числе распространением алкоголизма и наркомании.

Деменция в России

Согласно статистике, приведенной на посвященном болезни Альцгеймера авторитетном сайте alz.org, в России более 1,5 миллиона человек страдает от деменции. При этом количество пациентов, которым официально поставлен диагноз «деменция», в нашей стране в несколько раз меньше. Это связано в том числе и с тем, что многие пожилые люди, подозревающие у себя деменцию, не обращаются к врачу, так как боятся быть признанными недееспособными и невменяемыми, хотя деменция не является психическим заболеванием.

В результате возникает достаточно печальная ситуация, когда в российских семьях проживает достаточно много людей, страдающих от деменции, но не получающих должного лечения и врачебной помощи. Эта ситуация приводит к дополнительным страданиям и стрессу как у самих больных, так и людей, ухаживающих за ними. Зачастую деменция, пущенная на самотек, переходит в стадию, когда уход за больным в домашних условиях становится крайне сложным, а лечение будет малоэффективно ввиду поздней стадии.

К счастью, ситуация постепенно меняется, люди начинают иначе относиться к своему умственному состоянию и здоровью мозга своих пожилых родственников. Все чаще люди в случае ухудшения памяти и мышления обращаются к специалистам соответствующего профиля.

Если у вас или вашего близкого появились признаки деменции, то не занимайтесь самолечением и не пускайте болезнь на самотек, а обратитесь к квалифицированному специалисту — неврологу.

Виды деменции

Существует около сотни различных типов деменции, обусловленных различными патологическими процессами в головном мозге. Основные патологии:

  • болезнь Альцгеймера, вызывающая деменцию примерно у 2/3 пациентов
  • сосудистая деменция, составляющая 20-30% случаев.

По некоторым оценкам в России сосудистая деменция может даже опережать по распространенности болезнь Альцгеймера, что связано с высоким уровнем употребления алкоголя и курением.

Болезнь Альцгеймера проявляется отмиранием нейронов, обусловленным нарушениями обмена веществ в мозге. Сосудистая деменция обусловлена недостаточным кровоснабжением нейронов из-за нарушений в кровеносной системе мозга. Также наблюдаются смешанные формы, при которых два заболевания развиваются одновременно.

Что вызывает деменцию

Причины болезни Альцгеймера

Считается, что большинство случаев деменции обусловлено сложным взаимодействием генетической предрасположенности, образа жизни и влиянием окружающей среды. При нейродегенеративных видах деменции отмечается постепенное накопление специфических белков вокруг нервных клеток, что приводит к их гибели. Механизмы, обуславливающие отмирание нейронов при болезни Альцгеймера, по-прежнему остаются неизвестными, именно поэтому данное заболевание по-прежнему остается неизлечимым.

Причины сосудистой деменции

Сосудистая деменция развивается при закупорке артерий, снабжающих кровью отделы мозга. Возникает кислородное и пищевое голодание клеток мозга, что приводит к микроинсультам, вызывающих повреждение мозга и развитие деменции. К деменции также могут приводить различные заболевания, например болезнь Паркинсона, рассеянный склероз, алкоголизм и болезнь Крейтцфельдта-Якоба.

Симптомы

Для деменции характерны следующие симптоматические проявления:

  • Склонность к повторению действий. Задавал ли кто-нибудь вам многократно один и тот же вопрос в ходе беседы? Или может быть при каждой встрече рассказывал одну и ту же новость из недавнего прошлого? Или вы наблюдали, как человек несколько раз в день чистит зубы, заправляет постель, перекладывает вещи с места на место? Это может быть признаком деменции.
  • Потеря чувства направления и ориентации в пространстве.Больные деменцией зачастую не могут распознавать ориентиры, забывают путь домой или внешний вид своего дома.
  • Апатичность, вялость при общении с друзьями и любимыми, безразличие к прежним хобби и видам деятельности, ранее вызывавшим интерес.
  • Ухудшение кратковременной памяти. Больные деменцией иногда отлично помнят мельчайшие детали событий прошлого, но забывают, что было в течение дня (что ели, принимали ли душ и т. д.). Однако следует помнить, что забывчивость может наблюдаться и у здоровых людей.
  • Проблемы с восприятием сюжета фильма, программы, книги, рассказа. Больные деменцией зачастую не могут уследить за логикой повествования, сбиваются, не могут отследить развитие сюжета.
  • Ухудшение коммуникативных навыков, забывание знакомых лиц и имен, размещение бытовых предметов не на привычном месте. К ухудшению коммуникативных навыков могут приводить снижение словарного запаса и трудности с формулированием своих мыслей. Неспособность сформулировать свою мысль влечет стресс, что еще сильнее ухудшает коммуникацию больного с окружающими.
  • Перепады настроения. Деменция может отражаться на способности человека оценивать окружающую обстановку и реагировать на нее. Прежние тихони могут, к удивлению окружающих, становиться напористыми, а некоторые, весьма активные ранее, начинают проявлять признаки депрессии, становиться вялыми.
  • Головокружение и головная боль. Некоторые формы деменции связан с нарушением циркуляции в сосудах головного мозга, это приводит к головокружению и мигрени.

Факторы риска развития деменции

Исследователи продолжают изучать риски деменции. Среди факторов, которые могут повышать риск развития деменции на настоящий момент известны следующие:

  • гиподинамия
  • стресс
  • курение
  • употребление значительного количества алкоголя
  • черепно-мозговые травмы
  • генетическая предрасположенность
  • несбалансированное питание
  • проживание в районах с неблагоприятной экологической обстановкой.

Постановка диагноза

Не существует универсального теста для выявления деменции. Обнаружить ее достаточно сложно, особенно на ранних стадиях. Зачастую требуется длительная серия обследований, чтобы на основании динамики состояния пациента поставить правильный диагноз. Среди назначаемых исследований присутствуют лабораторные и инструментальные виды диагностики (МРТ, КТ, ПЭТ, УЗИ и другие). Также проводится ряд когнитивных (психологических) тестов, цель которых — оценить состояние памяти и мышления обследуемого. Существует ряд заболеваний, напоминающих деменцию, поэтому дифференциальная диагностика весьма актуальна.

Трудности диагностики деменции приводят к тому, что многие семьи живут с этой проблемой, даже не подозревая о ней.

Ранняя диагностика этого заболевания важна вдвойне, так как именно на этом этапе шансы на успешное лечение наиболее высоки. Если же заболевание перешло на продвинутую стадию, то шансы на успешное лечение малы, так как обратить патологические сдвиги в нервной системе крайне сложно.

Лечение

Согласно статистике, лечение деменции эффективно примерно в 30% случаев. Несмотря на все усилия, предпринимаемые медицинским сообществом, не существует эффективных способов лечения большинства видов деменции. В первую очередь это относится к наиболее распространенному виду деменции — болезни Альцгеймера.

Однако есть препараты и методики, позволяющие в некоторых случаях замедлить прогрессирование различных видов деменции и облегчить состояние больного.

Рекомендации лечащего врача позволяют снизить неприятные проявления болезни и замедлить ее прогрессирование. Паллиативная, то есть облегчающая страдания, терапия помогает ликвидировать такие сопутствующие проявления, как депрессия, чувство тревожности, панические атаки и нарушения сна. Если эти проявления не лечить, то они усиливают прогрессирование деменции. Терапия этих видов нарушений позволяет разорвать порочный круг и противостоять развитию деменции. Все эти действия облегчат не только состояние самого пациента, но и его близких, ухаживающих за ним, помогут бороться со стрессом и дискомфортом.

Помимо медикаментозной терапии лечащий врач может порекомендовать различные изменения образа жизни: определенные виды физических нагрузок, диету, комплекс интеллектуальных упражнений для поддержания памяти.

Профилактика деменции

Не существует гарантированного способа предотвращения деменции. Однако определенные профилактические меры снижают вероятность ее развития:

  • физические упражнения умеренной интенсивности несколько раз в неделю: ходьба, йога, танцы, плавание и т.д.
  • умеренные, но постоянные и разнообразные виды умственных нагрузок: использование головоломок, кроссвордов и других интеллектуальных игр, чтение сложной литературы, игра на музыкальном инструменте и т.д.
  • рациональное питание: включение в питание широкого спектра овощей, фруктов, цельных злаков и морепродуктов
  • забота о состоянии сердечно-сосудистой системы: контроль за весом тела и кровяным давлением, отказ от курения и злоупотребления алкоголем, практикование методик борьбы со стрессом и расслабления
  • общение с разными людьми, расширение круга знакомств и интересов
  • избегание травм головы: ношение шлемов при занятиях велоспортом, использование ремней безопасности, отказ от видов спорта, сопряженных с постоянными ударами по голове (единоборства, регби и т.д.).

Вышеупомянутые меры профилактики могут быть и частью смягчающей терапии, когда деменция уже диагностирована и требуется препятствовать ее прогрессированию. Разнообразная умственная активность в сочетании с правильно подобранной физической нагрузкой и сбалансированным рационом помогают сберечь мозг и способствуют замедлению деменции.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Эндогенно-органические психические заболевания››

Сенильная деменция альцгеймеровского типа представляет собой первичную дегенеративную деменцию, начинающуюся в преобладающем большинстве случаев в старческом и (реже) в пожилом возрасте с малозаметных нарушений памяти, интеллектуальных функций и личностных изменений, которые, неуклонно прогрессируя, приводят к развитию тотальной деменции амнестического типа с общим нарушением высших корковых функций.

Нарушения высших корковых функций в этих случаях относительно редко достигают степени тяжелых корковых очаговых расстройств.

Характер и последовательность развития нейрогистологических изменений не имеют резко выраженных различий с таковыми, которые были описаны при пресенильном типе болезни Альцгеймера, хотя эти изменения менее выражены и менее регионально акцентированы: в частности, на этапе умеренной деменции нет столь выраженного поражения задневисочных и теменных долей, характерного для болезни Альцгеймера [Wallin A. et al., 1994]. Кроме того, значительно чаще встречаются признаки лейкоараиозиса.

Сенильная деменция альцгеймеровского типа в 75—85 % случаев начинается в возрасте 65—85 лет, хотя ранние доклинические симптомы болезни иногда выявляются в возрасте около 60 лет. Продолжительность заболевания колеблется от 4 до 15 лет и более.

Так же как при пресенильном типе болезни Альцгеймера, традиционно выделяют 3 основные стадии: инициальную, которая подразделяется на этапы доклинических проявлений и мягкой деменции; умеренную и тяжелую деменцию. Критерии определения стадий (и соответственно тяжести деменции) соответствуют тем, которые были описаны при пресенильном типе болезни Альцгеймера. Поэтому здесь мы остановимся преимущественно на тех особенностях клинических проявлений и течения заболевания, которые отличают сенильную деменцию альцгеймеровского типа от собственно болезни Альцгеймера.

Постепенное нарастание нарушений памяти и других симптомов когнитивного снижения представляет общую закономерность развития деменции альцгеймеровского типа. Однако сенильная деменция в отличие от собственно болезни Альцгеймера дебютирует исключительно амнестическим типом инициальных расстройств. Последние чаще всего сочетаются с личностными изменениями по типу так называемой трансиндивидуальной (сенильной) перестройки структуры личности, реже сопровождаются резким, нередко гротескным заострением характерологических особенностей. Лишь в исключительно редких случаях с самого начала болезни отчетливо выступают признаки снижения психической активности или аспонтанности.

На инициальных этапах развития сенильной деменции амнестический синдром находится в центре клинической картины. Расстройства памяти сопровождаются снижением уровня различных сторон интеллектуальной деятельности. Как и распад запасов памяти, разрушение когнитивных функций и психической деятельности в целом следует закономерностям прогрессирующей амнезии. Прежде всего поражаются наиболее сложные, интегрирующие и творческие формы интеллектуальной деятельности, связанные со способностью к абстрагированию и критике, в то время как больные еще располагают старым словарным запасом и хорошо оперируют кругом установившихся понятий и представлений. У них сохраняются довольно долго внешние формы поведения, мимики и пантомимики. При этом, однако, поначалу малозаметно, но неуклонно снижается уровень суждений, умозаключений, аналитико-синтетических возможностей. Это в свою очередь приводит к постепенно нарастающему снижению профессиональных и деловых возможностей, легким затруднениям в счетных операциях и сужению круга интеллектуальных интересов.

Наиболее отчетливо закономерности в последовательности распада психической деятельности проявляются в динамике прогрессирования расстройств памяти, т. е. в развитии амнестического синдрома. На инициальной стадии болезни еще сохраняется способность к непосредственному запоминанию, но закрепление нового материала бывает неполным и нестойким. В дальнейшем нарушения запоминания, «невозможность образования новых связей» [Снежневский А. В., 1948] становятся все более выраженными приводят к фиксационной амнезии, которая сопровождается появлением сначала легких нарушений ориентировки в хронологической последовательности событий и их временных взаимоотношений, а затем и к амнестической дезориентировке в пространстве (сначала в незнакомой или малознакомой местности, а затем и в более привычной обстановке).развивается пресбиофренный синдром. В других случаях появляются элементы будущих нарушений высших корковых функций: чаще в виде так называемой агнозии пальцев рук, а также симптомы лицевой дисгнозии и начальные нарушения праксиса амнестического характера.

Кроме сравнительно редких случаев начала болезни с исключительно амнестических нарушений, как правило, уже на ранних этапах сенильной деменции мнестико-интеллектуальные нарушения выступают в неразрывном единстве с личностными изменениями. У отдельных больных такие изменения могут даже предшествовать появлению мнестических расстройств и в течение нескольких лет определять картину болезни, вызывая серьезные диагностические трудности. Особенно характерны изменения по типу так называемой трансиндивидуальной сенильной перестройки структуры личности, которая выражается в усилении ригидности и огрубении личности, в постепенном сужении интересов, стереотипизации и шаблонности высказываний, нарастании эгоцентризма, оскудении эмоциональных контактов и отзывчивости. У больных появляются угрюмость и ворчливость, склонность к подозрениям и конфликтам. Вместе с тем из-за снижения критики и способности анализировать ситуацию больные становятся внушаемыми, легко поддаются чужому влиянию, нередко во вред своим интересам. Описанные психопатоподобные изменения могут сочетаться с утратой нравственных установок, такта и стыдливости, а иногда и с расторможенностью влечений (повышение сексуальной возбудимости, склонность к бродяжничеству и собиранию хлама).

Подозрительность и конфликтность нередко позднее перерастают в склонность к бредообразованию. Эпизодические мало разработанные и несистематизированные бредовые идеи (чаще в форме мелочного, конкретного, направленного против лиц из ближайшего окружения больных бреда воровства, ущерба, мелкого притеснения) выявляются на этапе мягкой деменции у более 50 % больных. Аффективные нарушения на этом раннем этапе болезни чаще всего представлены субдепрессивными реакциями, возникающими в ситуации актуализации бредовых идей ущерба, или выступают в форме угрюмо-мрачной подавленности, отражающей нередко чувство нежелания жить (taedium vitae).

Синдром амнестического слабоумия определяет клиническую картину болезни на стадии умеренно выраженной деменции. Сенильная деменция относится к тотальному типу слабоумия, т. е. характеризуется прогрессирующим распадом всех сторон психической деятельности. Ее ядром является амнестический синдром, достигающий на этом этапе значительной тяжести. Становятся все более выраженными проявления фиксационной амнезии. Заучивание какой-либо новой информации делается невозможным. Больные практически утрачивают способность к воспроизведению хронологии автобиографических или основных общественно-исторических событий и даже самой их последовательности, не могут ориентироваться во времени, а часто и в окружающей обстановке. Постепенно воспоминания о прошлом становятся все более неполными, неточными и противоречивыми, распадаются все материалы памяти и запас приобретенных знаний в соответствии с закономерностями прогрессирующей амнезии. Наиболее долго сохраняются только хорошо заученные, рано приобретенные и автоматизированные знания.

По мере углубления деменции у больных развивается картина амнестической дезориентировки, нередко в сопровождении феномена «сдвига ситуации в прошлое» — амнестической дезориентировки, сопровождаемой патологическим оживлением воспоминаний о далеком прошлом, ложными узнаваниями окружающих, которых больные принимают за лиц из своего прошлого. «Сдвиг в прошлое» распространяется в дальнейшем и на представления о собственной личности: больные называют свой возраст соответственно тому периоду своего прошлого, в котором они в этот момент как бы «живут». Максимальным выражением таких расстройств является так называемый старческий, или ложный, делирий [Жислин С. Г., 1960], сопровождающийся повышенной активностью больных («деловитостью»), постоянным стремлением к псевдодеятельности и, как правило, благодушным аффектом, разговорчивостью и даже эйфорией.

Необходимо отметить, что амнестический синдром, развивающийся при сенильной деменции, обычно характеризуется относительно скудной конфабуляторной продукцией. Конфабуляции отличаются обыденным содержанием и чаще всего отражают жизнь больных в прошлом, их сдвинутые в более или менее отдаленное прошлое представления об окружающей ситуации и собственной личности (экмнестические конфабуляции).

На этапе умеренной деменции отчетливо выявляются, хотя и не у всех больных, нарушения высших корковых функций: чаще всего признаки амнестической афазии, лицевая дисгнозия, нарушения мнестического компонента праксиса (т. е. последовательности выполнения отдельных элементов привычных действий), а в ряде случаев и признаки конструктивной диспраксии. Вместе с тем в отличие от болезни Альцгеймера при сенильной деменции долго сохраняются темп, живость и выразительность речи, повышенная речевая готовность, наблюдается длительная сохранность моторного компонента праксиса.

В последние годы было установлено, что психопатологическая структура синдрома слабоумия на стадии умеренной деменции весьма гетерогенна [Калын Я. Б., 1990]. В зависимости от разной представленности в его структуре различных симптомов когнитивного снижения, в том числе нарушений высших корковых функций, а также продуктивных психопатологических расстройств, выделяются 4 основные клинические формы сенильной деменции альцгеймеровского типа: 1) простая форма, характеризующаяся явным преобладанием деструктивных проявлений, т. е. признаков распада психической деятельности; 2) параноическая форма, при которой, помимо прогрессирующего синдрома когнитивного снижения, у больных наблюдается постоянная готовность к бредообразованию и ложным воспоминаниям, а позднее с интенсивной конфабуляторной продукцией; 3) пресбиофренная форма, отличающаяся сочетанием прогрессирующего распада мнестико-интеллектуальных функций с повышенной речедвигательной активностью и эмоциональной живостью, приподнятым или значительно реже — сниженным аффектом и постоянной готовностью к конфабулированию; 4) сенильная деменция с альцгеймеризацией, при которой нарушения высших корковых функций достигают степени выраженных корковых очаговых расстройств, и структура синдрома приближается к афато-апракто-агностической деменции, характерной для болезни Альцгеймера.

Психопатологическая структура проявлений сенильной деменции на каждой из последовательных стадий ее развития, так же как темп прогредиентности болезненного процесса, зависит от ее клинической формы. Эти различия полностью стираются только на заключительном этапе болезни — в конечном (исходном) состоянии. Наибольший темп прогрессирования распада когнитивных функций свойствен простой форме и сенильной деменции с альцгеймеризацией, что находит отражение в сокращении продолжительности последовательных этапов развития болезни (за исключением конечного) и ее общей длительности.

На стадии тяжелой деменции состояние больных независимо от формы заболевания характеризуется тотальной деменцией с тяжелым распадом памяти, полной фиксационной амнезией, амнестической дезориентировкой, близкой к тотальной (с утратой представлений о времени и окружающей обстановке и крайне скудными представлениями о собственной личности). Распад интеллектуальных функций достигает такой тяжести, что способность больных к суждениям и умозаключениям практически полностью утрачивается, больные не в состоянии разрешать какие-либо житейские проблемы и теряют возможность независимого существования. По мере углубления слабоумия происходит прогрессирующее нарушение предпосылок чувственного познания окружающего мира [Снежневский А. В., 1948]. Все виды восприятия становятся дефектными, они не могут интегрироваться в единое целое, чему способствуют также слабость активного внимания, рассеянность и отвлекаемость больных. Адекватное восприятие окружающего мира нарушается, и исходящие извне раздражения вызывают только автоматизированные, шаблонные формы реакций. Типичный пример такого поведения — так называемые мнимые беседы между больными, в которых сохраняется внешняя ситуация беседы, а смысл и содержание высказываний собеседников по существу остается им недоступным. Все более отчетливым становится сдвиг настроения в сторону беспечности или эйфории, которые в дальнейшем переходят в полное эмоциональное опустошение. Могут появиться черты гневливости, злобности, агрессивности.

Поведение больных все более утрачивает признаки хотя бы внешней сохранности. Постепенно нарастает регресс поведения: они становятся прожорливыми, неряшливыми и неопрятными, затем и совершенно беспомощными. Часто наблюдается извращение ритма сон — бодрствование. Ночной сон делается поверхностным, прерывистым, а днем больные часто дремлют. Одновременно учащаются эпизоды ночного двигательного беспокойства и спутанности с суетливостью и типичными «сборами в дорогу». Бредовые высказывания и конфабуляторная продукция становятся все более скудными, фрагментарными, а затем исчезают и полностью амнезируются.

На стадии тяжелой деменции у большинства больных обнаруживаются нарушения высших корковых функций, характер и тяжесть которых во многом определяются формой сенильной деменции. В частности, для простой формы характерны выраженные проявления сенсорной (акустико-мнестической) и амнестической афазии. Несмотря на длительно сохраняющуюся речевую активность и даже повышенную речевую готовность, а также живость и интонационную сохранность речи, ее смысловое содержание полностью утрачивается (в ней все большее место занимают междометия, стереотипные обороты, вводные слова и т. п.). По существу речь утрачивает коммуникативную функцию и превращается в лишенную смысла болтливость.

У больных с параноической и пресбиофренной формами сенильной деменции нарушения понимания речи и симптомы амнестической афазии выражены в значительно меньшей степени. Наибольшей тяжести расстройства речи достигают при сенильной деменции с альцгеймеризацией. Наряду с выраженной амнестической и сенсорной афазией у таких больных выявляются признаки нарушений экспрессивной речи в виде логоклоний, парафазии, эхолалий, палилалий и персевераций. У всех больных наблюдается распад навыков чтения, письма, счета. Они раньше всего достигают степени тотального дефекта соответствующих функций при сенильной деменции с альцгеймеризацией. Наибольшая сохранность этих функций, а также экспрессивной речи характерна для больных с пресбиофренной формой сенильной деменции.

У всех больных на этапе тяжелой деменции нарушен не только мнестический, но и конструктивный компонент праксиса, однако распада моторного компонента праксиса при сенильной деменции (в отличие от болезни Альцгеймера), как правило, не происходит. Наиболее глубокие нарушения функции гнозиса и оптико-пространственной деятельности характерны для сенильной деменции с альцгеймеризацией и для простой формы. Такие больные обычно полностью утрачивают возможность ориентироваться даже в хорошо знакомом помещении. Лицевая, а позднее и предметная агнозия выявляются на этом этапе у всех больных. Крайним выражением этого расстройства, а также аутопсихической дезориентировки является так называемый симптом зеркала: больные не узнают своего изображения в зеркале, разговаривают с ним как с посторонним человеком. Наблюдаются также эпизоды отождествления изображений с живыми людьми, что сопровождается соответствующими формами поведения: больные разговаривают с фотографиями или изображениями на телеэкране, угощают их и т. п.

Неврологическая симптоматика, появляющаяся уже на более ранних этапах болезни, достигает наибольшей выраженности на стадии тяжелой деменции. Она представлена подкорковыми нарушениями, обычно в виде так называемого сенильного тремора и изменений походки, которая становится семенящей и шаркающей.

Даже на этапе исходного состояния при сенильной деменции не наблюдается тех неврологических расстройств (например, хватательных и оральных автоматизмов, амиостатических синдромов, гиперкинезов), которые характерны для конечного этапа болезни Альцгеймера. Конечный этап (исходное состояние) обычно формируется у больных с тяжелой сенильной деменцией вслед за присоединением какой-либо соматической патологии (чаще всего пневмонии). На этом фоне быстро развиваются кахексия, тяжелые дистрофические нарушения, эмбриональная поза.

Психотические состояния при сенильной деменции альцгеймеровского типа не исчерпываются вышеописанными бредовыми, конфабуляторно-бредовыми расстройствами и картиной псевдоделирия. Относительно часто на фоне продвинутой деменции (умеренной и тяжелой) в случаях присоединения дополнительных экзогенных факторов — чаще соматических заболеваний или оперативных вмешательств, лекарственной или иной интоксикации и даже в результате психотравмирующих воздействий или резкой смены жизненного стереотипа — возникают состояния спутанности сознания, сценические галлюцинаторные переживания, редуцированные делириозные или делириозно-аментивные синдромы.

Наблюдаются также более редкие формы сенильной деменции, которые по синдромальным особенностям можно квалифицировать как старческие парафрении [Штернберг Э. Я., 1977]. В этих случаях психоз развивается на фоне медленно нарастающих «сенильных» изменений личности и постепенно прогрессирующего мнестико-интеллектуального снижения, иногда в сопровождении отдельных паранойяльных идей. Манифестный психоз развертывается сравнительно остро: развивается галлюцинаторное или галлюцинаторно-параноидное состояние, в структуре которого возможны преходящие экзогенные эпизоды (ночные состояния спутанности). Галлюцинаторно-параноидное состояние трансформируется позднее в галлюцинаторно-парафренное с развитием фантастического галлюциноза, а затем переходит в хроническое конфабуляторно-парафренное. В этом, как правило, затяжном (обычно многолетнем) состоянии наблюдаются неисчерпаемые, быстро меняющиеся по содержанию фантастические конфабуляции. Постепенно продуктивная симптоматика редуцируется и одновременно нарастают мнестико-интеллектуальные расстройства, которые чаще всего не достигают степени тотального слабоумия. По мнению Э. Я. Штернберга, такие психозы относятся к психотическим вариантам сравнительно мягких, т. е. медленно-прогредиентных сенильно-атрофических процессов.

К этой же группе наблюдений относятся и затяжные паранойяльные психозы (обычно в форме бреда ущерба, мелкого вредительства, морального притеснения, реже в виде бреда ревности или преследования).

Среди них существует ряд переходов от бредовых психозов, принадлежность которых к сенильной деменции альцгеймеровского типа не вызывает сомнений, до наблюдений, чрезвычайно трудных для диагностической оценки [Штернберг Э. Я., 1977]. Когнитивные нарушения в этих случаях характеризуются тенденцией к чрезвычайно медленной прогредиентности, а паранойяльный психоз отличается стойкостью. Однако через несколько лет наблюдаются постепенная редукция бредовых расстройств, присоединение и (или) замещение их конфабуляторными высказываниями, а в дальнейшем и они становятся фрагментарными, скудными, а затем исчезают и позднее амнезируются. Одновременно с распадом продуктивных расстройств постепенно прогрессируют мнестико-интеллектуальные расстройства и развивается амнестическая деменция, редко доходящая до тотального слабоумия.

Такие формы сенильной деменции развиваются обычно у лиц с отягощенным эндогенными психозами семейным анамнезом и личностными (шизоидными) аномалиями и могут рассматриваться как особые формы эндоформных сенильно-атрофических процессов, отличающихся относительно малопрогредиентным течением [Штернберг Э. Я., 1983].

Сенильная деменция (старческое слабоумие)

Клинические проявления и динамика. Сенильная деменция (старческое слабоумие) обычно развивается в возрасте 65—85 лет, хотя возможно и более раннее и более позднее начало. Начало болезни почти всегда медленное, малозаметное, с характерологических изменений. Эти изменения напоминают личностные сдвиги, свойственные естественному старению, но отличаются от последних выраженностью, утрированностью, более быстрым прогрессированием. На инициальном этапе индивидуальные психологические особенности заостряются, а в дальнейшем сглаживаются. Наступают патологические изменения личности, типичные именно для старческого слабоумия (сенильная психопатизация личности). Больные становятся в характерологическом отношении похожими друг на друга.

Им свойственны карикатурный эгоцентризм, черствость, скупость, собирательство старых ненужных вещей. Пропадают прежние интересы и увлечения. Одновременно растормаживаются элементарные биологические потребности. Неумеренно усиливается аппетит. Появляется своеобразная гиперсексуальность в виде повышенного интереса к молодым лицам противоположного пола, склонности к разговорам на эротические темы, а иногда и попыток развратных действий с малолетними. Преобладает угрюмо-раздражительное настроение. В целом душевная жизнь становится все более примитивной, однообразной.

Уже на начальном этапе заболевания возникают признаки мнестико-интеллектуальной недостаточности, которая неуклонно нарастает, выступает на первый план и со временем достигает уровня глубокого слабоумия, распада всей психической деятельности.

Прежде всего страдает механическая память. Далее выявляется фиксационная амнезия, приводящая сначала к дезориентировке во времени, а затем и в окружающей обстановке. Значительно позднее расстраивается ориентировка в собственной личности, иногда доходящая до неузнавания собственного отражения в зеркале. Последующие расстройства памяти развиваются по закономерностям прогрессирующей амнезии. Запасы памяти утрачиваются в направлении от недавно приобретенных, менее прочных знаний и навыков, ко все более старым и автоматизированным. Со временем память опустошается настолько, что больные не знают, где они живут, сколько у них детей, не помнят их имен, не могут назвать свой возраст, профессию. Пробелы в памяти часто заполняются ложными воспоминаниями (замещающими конфабуляциями).

Нарушения мышления, начинающиеся с трудностей при абстрагировании и обобщении, установлении причинно-следственных связей, также постоянно нарастают и доходят до непонимания простейших вопросов, невозможности осмысления окружающей обстановки. Речь сравнительно долго остается упорядоченной, однако со временем и она грубо расстраивается, превращается в бессмысленную болтливость.

Восприятие постепенно становится все более нечетким, расплывчатым.

У части больных возникает “сдвиг ситуации в прошлое”. У них полностью утрачивается память о последних годах, десятилетиях, а затем и большей части своей жизни. Одновременно оживляются воспоминания о далеком прошлом. Больные погружаются в воспоминания о юности, молодости и в этом ракурсе воспринимают и оценивают происходящее вокруг них. Утверждают, что им не 80 лет, а 20, что недавно вышли замуж и имеют малолетних детей. Обстановку больничной палаты принимают за квартиру, в которой когда-то жили. Узнают в окружающих давно умерших родственников, друзей.

Характерно извращение формулы сна: продолжительный дневной сон сочетается с ночной бессонницей, сопровождающейся суетливостью, бесцельными хождениями. Ночью нередко возникают эпизоды спутанного сознания с ложной ориентировкой, сборами в дорогу, попытками ухода.

Настроению на более ранних этапах свойственны угрюмость, постоянное недовольство, ворчливость, которые позднее сменяются тупой беспечностью, эйфорией.

Поведение больных в начале ослабоумливающего церебрально-атрофического процесса относительно упорядоченное. Постепенно они становятся все более суетливыми бестолковыми, беспомощными в житейских делах, неспособными к самообслуживанию и неряшливыми. Нередко больные внезапно уходят из дома и не могут найти дорогу назад, наполняют жилье газом, затопляют его, совершают поджоги.

Течение сенильной деменции непрерывно-или волнообразно-прогрессирующее. Нередко отмечается разрыв между глубоким распадом психической деятельности и относительной физической сохранностью.

Часть больных доживают до стадии маразма. На этой стадии они почти неподвижны, безучастны, лежат в эмбриональной позе, практически недоступны общению, речевому контакту. Сохраняются лишь некоторые жизненные биологические потребности.

Смерть чаще наступает в ходе интеркуррентных заболеваний. От появления начальных признаков старческого слабоумия до летального исхода проходит 2—10 лет.

Психозы у больных сенильной деменцией. У большинства больных старческим слабоумием психотических расстройств не отмечается (простая форма сенильной деменции). Примерно у 10% больных возникают психозы (психотическая форма старческого слабоумия). Психоз обычно развивается на относительно ранних этапах болезни. Чаще встречается мелкомасштабный бред ущерба, преследования, ограбления, отравления. Реже возникают галлюцинации, галлюцинаторно-бредовые состояния, парафренные состояния с бредом и конфабуляциями фантастического содержания. По мере прогрессирования слабоумия продуктивная психотическая симптоматика становится все более скудной, фрагментарной и в итоге исчезает.

Этиология, патогенез и патологическая анатомия

Многие геронтопсихиатры относят сенильную деменцию к эндогенно-органическим психическим заболеваниям и рассматривают ее как выражение патологического старения всего организма и мозга.

Определенное значение в развитии сенильной деменции придается наследственным факторам. Доказано, что риск возникновения сенильной деменции у родственников больных старческим слабоумием существенно выше, чем у остального населения.

Известная роль в развитии сенильной деменции отводится тяжелым соматическим заболеваниям. Предполагается, что возникновению сенильной деменции способствуют возрастная недостаточность иммунных систем и аутоиммунные процессы, приводящие к деструктивным изменениям в центральной нервной системе.

Анатомической основой сенильной деменции являются диффузная атрофия коры головного мозга и ряд сопутствующих ей морфологических изменений. При патологоанатомическом исследовании обнаруживают уменьшение массы головного мозга до 1000 г и менее, истончение извилин и расширение борозд, расширение желудочков мозга вследствие внутренней гидроцефалии, вторичное сдавление гипофиза.

Микроскопические исследования показывают, что количество нервных клеток значительно уменьшено. Определяются сморщивание или набухание клеток паренхимы мозга, дистрофические и некротические изменения в них. Для мозга больных сенильной деменцией особенно характерны множественные сенилыше бляшки, которые представляют собой пораженные амилоидозом участки нервной ткани. Кроме того, в нейронах коры мозга встречаются своеобразные изменения нейрофибрилл (альцгеймеровские нейрофибриллы).

Сходные морфологические сдвиги нередко обнаруживают и при макро- и микроскопическом исследовании головного мозга многих лиц, умерших в старческом возрасте, но не страдавших сенильной деменцией. Однако у них отмеченные изменения носят менее регулярный и выраженный характер.

Диагноз

Основанием для диагностики сенильной деменции является возникающее в старости и неуклонно нарастающее обеднение всей психической деятельности, которое в течение нескольких лет приводит к тотальному слабоумию, а в дальнейшем и к маразму. Определенное диагностическое значение имеют выявляемые при пневмоэнцефалографии, компьютерной томографии признаки диффузной атрофии коры головного мозга, внутренней гидроцефалии в виде расширения мозговых желудочков.

Распространенность

Сенильная деменция относится к частым формам психической патологии позднего возраста. Старческим слабоумием страдает 5—10% всех лиц старше 65 лет. В группах позднего возраста с увеличением возраста риск возникновения сенильной деменции растет. Среди больных старческим слабоумием женщин в 2 раза больше, чем мужчин.

Прогноз сенильных деменции крайне неблагоприятный в связи с неизбежностью возникновения глубокого слабоумия, маразма и гибелью больных в пределах 8—10 лет от появления первых клинических признаков деменции. Несколько лучше прогноз при особенно позднем начале старческой деменции (после 80—85 лет). В этих случаях темп нарастания слабоумия более медленный.

Лечение, уход и профилактика

Больные старческим слабоумием прежде всего нуждаются в наблюдении и уходе. Необходимо обеспечить больным диетическое питание, следить за регулярностью физиологических отправлений, чистотой кожи, добиваться посильной двигательной активности и по возможности привлечения к простейшим формам деятельности. Должен быть обеспечен постоянный контроль за поведением больных, поскольку они могут совершать опасные поступки.

Эффективная терапия сенильной деменции не разработана. Остановить ослабоумливающий процесс не удается.

В основном применяется симптоматическое лечение, направленное на поддержание деятельности сердечнососудистой системы и других жизненно важных соматических функций. Используются витамины и лекарственные средства, предназначенные для коррекции возрастных недугов.

На более ранних этапах сенильно-атрофического процесса иногда назначают ноотропные препараты (пирацетам, аминалон). Однако существенной компенсации интеллектуально-мнестической недостаточности обычно не наступает. Для коррекции расстройств сна назначают нитразепам, хлорпротиксен.

При возникновении психозов применяют лучше переносимые нейролептики (сонапакс, хлорпротиксен, этаперазин) и мягкие антидепрессанты (пиразидол, азафен). Дозы психотропных средств должны составлять не более /3 /4 средних доз, используемых у больных зрелого возраста. При более выраженной сенильной психопатизации, старческой суетливости используют малые дозы сонапакса, хлорпротиксена. Транквилизаторы назначаются редко в связи с их неудовлетворительной переносимостью лицами старческого возраста.

Больные сенильной деменцией нуждаются в госпитализации лишь при возникновении психоза или грубых расстройствах поведения. Следует учитывать, что всякое изменение привычного уклада жизни, включая помещение в больницу, может способствовать ухудшению психического и физического состояния больных старческим слабоумием, приближению летального исхода.

Реальные меры профилактики сенильных деменции не известны. Определенное профилактическое значение может иметь своевременная эффективная терапия соматической патологии у лиц позднего возраста.

Экспертиза. Больные сенильной деменцией нетрудоспособны, нуждаются в уходе и недееспособны. В случае совершения противоправных действий признаются невменяемыми.

Слабоумие у пожилых людей | Пансионат для пожилых людей

Старческое слабоумие (сенильная деменция) — одно из самых тяжелых заболеваний, поражающих людей преклонного возраста. Личность человека постепенно разрушается, а жизнь его близких превращается в кошмар. Излечить заболевание нельзя, но можно замедлить его развитие с помощью правильно подобранных препаратов и упражнений, стимулирующих работу мозга. Однако большинство людей не имеют достаточных возможностей и профессиональных знаний, чтобы самостоятельно организовать родственнику со старческим слабоумием постоянное наблюдение и правильный уход. В таких случаях оптимальным выходом станет размещение пожилого человека в специализированном пансионате.

Содержание:

  1. Кто попадает в группу риска?
  2. Каковы признаки старческого слабоумия?
  3. Как мы ухаживаем за пациентами?

Кто попадает в группу риска?

Медицине пока не удается точно определить, почему развивается сенильная деменция. Одни люди до глубокой старости сохраняют ясный рассудок, а другие, ведущие схожий образ жизни, впадают в слабоумие, не достигнув 70 лет. Однако установлен ряд факторов, которые способствуют развитию заболевания. К ним относятся:

  • опухоли головного мозга,
  • гипер-/гипотензия,
  • перенесенные инфаркты и инсульты,
  • генетическая предрасположенность,
  • вредные привычки,
  • сахарный диабет.

Старческий маразм напрямую связан с нарушениями в работе сосудов головного мозга, в результате которых ухудшается циркуляция крови, отмирают нейроны и разрушаются связи между ними.

Каковы признаки старческого слабоумия?

Заболевание развивается в течение длительного периода. Оно может несколько лет проявлять себя незначительными отклонениями от нормы, прежде чем диагноз станет явным. На этом этапе сенильная деменция выражается в нетипичном поведении больного. Обычно люди в преклонном возрасте консервативны и с трудом меняют свои привычки, однако разрушение связей между нейронами приводит к постепенному забыванию когда-то закрепившихся стереотипов.

О том, что заболевание прогрессирует, свидетельствуют:

  • нарушения памяти. Человек забывает недавние события, лица знакомых, сюжеты книг и фильмов. По мере ухудшения состояния он перестает узнавать родных, различать реальные воспоминания и фантазии, утрачивает профессиональные навыки. На последних стадиях он даже не может назвать свое имя;
  • снижение внимания. Больной не может концентрироваться на разговоре или действии, теряет нить беседы, не замечает различий между похожими объектами. Ему становится трудно ориентироваться в пространстве и времени;
  • деградация мышления. При старческом слабоумии человек теряет способность выстраивать причинно-следственные связи, критически оценивать свои суждения и действия. Он не может проанализировать информацию и вывести логичные умозаключения, выполнить математические расчеты или составить планы на ближайшее время;
  • угасание речи. Начало сенильной деменции проявляется также бессмысленными фразами, которые пациент произносит не к месту. Со временем речь становится все более бессвязной, наблюдается бред, который может сопровождаться галлюцинациями. При тяжелой форме слабоумия человек полностью теряет способность говорить и понимать речь;
  • неадекватное поведение. Больной становится чрезмерно упрямым, находится в подавленном настроении, которое сменяется вспышками ярости, утрачивает навыки самообслуживания. Он не может пользоваться столовыми приборами, не контролирует физиологические потребности. Человек перестает адекватно оценивать опасность и может устроить пожар, выйти без теплой одежды на мороз, добавить в еду бытовую химию.

Ухаживающие за ним родственники оказываются в состоянии хронического стресса, однако хуже всего приходится самому больному. Из-за деградации нервных клеток в родных людях он видит врагов и становится агрессивным, не чувствует голода и насыщения, не испытывает радости. К психическим нарушениям добавляются физиологические дисфункции. Больной страдает от мышечного тремора, нарушений координации, головных болей и т. д. В редких случаях наблюдается угасание глотательного рефлекса.

Без правильного ухода и постоянного контроля люди со старческим слабоумием представляют угрозу для себя и окружающих. Проживание в пансионате обеспечивает безопасность как самому больному, так и его родным.

Как мы ухаживаем за пациентами?

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Собственный трансфер от метро «Домодедовская»

Узнать о наличии мест

 
 
 

Собственный лесной массив

Узнать о наличии мест

Удобная транспортная доступность

Узнать о наличии мест

 
 
 

Собственный лесной массив и пруд

Узнать о наличии мест

 
 
 
 
 
 
 
 

Домашний и уютный пансионат с уходом 24/7

Узнать о наличии мест

 
 

Домашний и уютный пансионат с уходом 24/7

Узнать о наличии мест

 

Узнать о наличии мест

 
 
 

Узнать о наличии мест

 

10 мин от метро Говорово, рядом с ЖК Татьянин парк

Узнать о наличии мест

 
 

Домашний и уютный пансионат с уходом 24/7

Узнать о наличии мест

Удобная транспортная доступность. Трансфер

Узнать о наличии мест

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Собственный трансфер от метро Щелковская

Узнать о наличии мест

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Удобная транспортная доступность

Узнать о наличии мест

Задача наших специалистов состоит в том, чтобы замедлить развитие болезни, насколько это возможно. Невропатолог и психиатр подбирают комплекс фармацевтических препаратов и физиотерапевтических процедур, которые улучшают кровоснабжение мозга, стимулируют память и интеллектуальную деятельность, купируют приступы агрессии.

Немаловажное значение имеют здоровое питание, режим дня, отказ от вредных привычек. Если минимизировать воздействие факторов, разрушающих нейроны, процесс деградации затормозится. Соответственно, для наших подопечных составляется сбалансированный рацион. Разнообразное меню включает в себя блюда из рыбы, нежирного мяса, круп, а также кисломолочные продукты, овощи, фрукты.

В сети пансионатов «Доверие» работают сотрудники с медицинским образованием, которые вовремя распознают проявление симптома болезни и заботятся:

  • о правильном питании пациента,
  • одевании по погоде,
  • безопасности,
  • своевременном приеме лекарственных препаратов,
  • поддержании чистоты тела,
  • физической и умственной активности подопечного в меру его возможностей.

Наши специалисты понимают, что для больных со старческим слабоумием новые впечатления, интеллектуальные игры и общение с другими людьми не просто приятный досуг, а методы терапии, которые позволяют отдалить неизбежную деградацию. Персонал пансионатов вовлекает пациентов с сенильной деменцией в различные мероприятия и оказывает им психологическую поддержку.

В наших пансионатах созданы все условия для комфортного пребывания больных со старческим слабоумием, а родственники имеют возможность навещать их в удобное время и получать актуальную информацию об их здоровье. Посетите любой из наших пансионатов и убедитесь в этом.

Старческое слабоумие — обзор

Старческое и пресенильное слабоумие типа Альцгеймера

Старческое слабоумие представляет собой наиболее распространенный тип органического мозгового синдрома, встречающийся в клинической практике. В настоящее время общепризнано, что единственные клинические различия между старческой и пресенильной деменцией типа Альцгеймера связаны с возрастом начала и скоростью, конечно, пресенильная разновидность демонстрирует более быстрое прогрессирование. Это действительно верно и для изменений ЭЭГ, поскольку практически все пациенты с пресенильной деменцией демонстрируют патологическую активность ЭЭГ при первоначальной записи (Letemendia and Pampiglione, 1958; Gordon and Sim, 1967).При раннем, а иногда и позднем старческом слабоумие изменения на ЭЭГ, хотя и часто присутствуют, могут еще не находиться в патологическом диапазоне.

Самые ранние изменения ЭЭГ при старческой или пресенильной деменции — это уменьшение частоты заднего ритма вместе с уменьшением амплитуды всей фоновой активности (Harner, 1975). Позже можно увидеть нарастание генерализованного нерегулярного замедления и исчезновение быстрой активности (Weiner and Schuster, 1956), хотя следует отметить, что появление таких изменений часто отстает от ухудшения клинической картины.У пациентов с тяжелым слабоумием иногда могут наблюдаться пароксизмальные или даже трехфазные паттерны. Замедление очага встречается редко и присутствует только в 10% случаев.

Наличие и степень общего замедления, а также исчезновение быстрой активности, по-видимому, коррелируют со степенью когнитивного ухудшения. Кроме того, есть некоторые свидетельства того, что они также могут служить прогностическим показателем, особенно в отношении ожидаемой продолжительности жизни (Обрист и Генри, 1958). Однако степень замедления, по-видимому, также связана со скоростью, с которой прогрессирует деменция, причем в очень коварных случаях такие изменения обычно наблюдаются в наименьшей степени.Возникновение положительных результатов неврологического обследования также, по-видимому, связано с большим замедлением ЭЭГ.

Хотя на основе таких изменений ЭЭГ легко отличить нормальных пожилых людей от сумасшедших на групповой основе (Soininen et al, 1982), такое определение может оказаться трудным в отдельных случаях. Вместо этого Харнер (1975) предположил, что полезность ЭЭГ у пациентов с старческим слабоумием состоит в том, чтобы предупредить врача о наличии основного токсического или метаболического нарушения в тех случаях, когда заметные изменения ЭЭГ присутствуют на ранней стадии курса, или чтобы различать органические и функциональная этиология, когда нормальная ЭЭГ регистрируется вместе с молниеносными когнитивными изменениями.

Как старческая, так и пресенильная болезнь Альцгеймера также в некоторой степени влияют на ЭЭГ сна. В какой-то момент во время его прогрессирования, особенно при пресенильном слабоумие, сонных веретенах, К-комплексах и даже самой стадии сна часто нарушается. Кроме того, замедление, наблюдаемое во время бодрствования, усиливается сонливостью, как было описано ранее для замедления, связанного с возрастом.

Степень замедления ЭЭГ у пациентов с деменцией хорошо коррелирует с объективными показателями когнитивного ухудшения (Obrist and Busse, 1965).Однако аналогичная корреляция в отношении патологических изменений, особенно в отношении увеличения желудочков, еще не была продемонстрирована, хотя это может быть связано с тем фактом, что в исследовании, в котором проводилось такое сравнение, рассматривались только запущенные случаи (Stefoski et al, 1976). . Использование гипербарической оксигенации не влияет ни на когнитивные изменения, ни на аномалии ЭЭГ, связанные с болезнью Альцгеймера. Наконец, следует отметить, что, хотя пациенты с болезнью Альцгеймера обычно имеют грубую диффузную дементивную симптоматику, расстройство может иногда, по крайней мере, первоначально проявляться органическим бредовым или личностным синдромом.

Что такое старческое или старческое слабоумие?

27 августа 2010 г.

Что такое старческое или старческое слабоумие?

Старческое слабоумие, также известное как старческое слабоумие, — это умственное ухудшение (потеря интеллектуальных способностей), которое связано с или характерными чертами старости. Выделяются два основных типа старческой деменции: вызванная генерализованной «атрофией» (деменция типа Альцгеймера) и вызванная сосудистыми проблемами (в основном, инсульты).При упоминании болезни Альцгеймера часто используют старческое слабоумие.

Что такое старость?

Старость, которую сейчас чаще называют деменцией, характеризуется снижением когнитивных способностей или умственным упадком. Это может включать неспособность человека концентрироваться, вспоминать информацию и правильно оценивать ситуацию. Старость — это ухудшение состояния тела и разума, связанное с поздним старением. Показания к старости различаются по времени их появления.

Каковы симптомы старческого возраста?

Симптомы старости — это многие физические изменения, связанные со старостью:

  • Наклонная осанка
  • Кожа морщинистая
  • Снижение мышечной силы
  • Изменения хрусталика и мышц глаза
  • Хрупкость костей и жесткость суставов
  • Затвердение артерий

Есть также психические изменения, связанные со старостью:

  • Нарушение суждения
  • Потеря памяти
  • Иногда детское поведение

Считается, что настоящие психологические изменения связаны со старением корковых клеток головного мозга.В то время как физические изменения, связанные со старением, в той или иной степени происходят у всех людей, свидетельства психологической дегенерации не универсальны. В обычном использовании термин дряхлость применяется только к умственному ухудшению.

Каковы причины старческого возраста?

Болезнь Альцгеймера — наиболее частая причина старости. Это заболевание начинается с трудностей в обучении или запоминании недавних событий.

Большая депрессия также может вызывать дряхлость. Следовательно, человек, у которого наблюдаются признаки болезни Альцгеймера, должен пройти обследование для подтверждения диагноза.

Заболевания головного мозга также могут привести к старости. Эти расстройства могут быть вызваны травмой, болезнью или инфекцией. Множество состояний, таких как болезнь Паркинсона, болезнь Пика, болезнь Крейтцфельдта-Якоба, сосудистая деменция, болезнь Хантингтона, инсульты, синдром Дауна, травмы головы, слабоумие с тельцами Леви и СПИД, также могут вызывать дряхлость. В каждом из этих случаев дряхлость обычно необратима.

Иногда излечимы и другие болезни, которые могут вызывать дряхлость.К ним относятся гипотиреоз, депрессивная псевдодеменция, опухоли, гидроцефалия нормального давления и дефицит витаминов B1, B12 и A. Лица, злоупотребляющие наркотиками и алкоголем, также подвергаются повышенному риску развития старости. Точно так же люди, которые вдыхают краску или другие вещества, чтобы получить кайф, могут развить дряхлость.

Чрезмерный прием лекарств или обезвоживание также может вызвать у человека признаки дряхлости и привести к ложному диагнозу болезни Альцгеймера.

Симптомы деменции — NHS

Деменция — это не болезнь.Это набор симптомов, возникающих в результате повреждения мозга, вызванного различными заболеваниями, такими как болезнь Альцгеймера. Эти симптомы различаются в зависимости от поврежденной части мозга.

Общие ранние симптомы деменции

Различные типы деменции могут по-разному влиять на людей, и каждый будет испытывать симптомы по-своему.

Однако есть некоторые общие ранние симптомы, которые могут появиться за некоторое время до постановки диагноза деменции. К ним относятся:

  • потеря памяти
  • трудности с концентрацией
  • трудности с выполнением привычных повседневных задач, например, замешательство по поводу правильного изменения при совершении покупок
  • изо всех сил пытается следить за разговором или подобрать правильное слово
  • сбивает с толку о времени и месте
  • Изменения настроения

Эти симптомы часто легкие и могут ухудшаться только очень постепенно.Это часто называют «легким когнитивным нарушением» (MCI), поскольку симптомы недостаточно серьезны, чтобы диагностировать деменцию.

Вы можете не заметить эти симптомы, если они у вас есть, а семья и друзья могут не замечать или не воспринимать их всерьез в течение некоторого времени. У некоторых людей эти симптомы останутся прежними и не ухудшатся. Но у некоторых людей с MCI может развиться слабоумие.

Деменция не является естественной частью старения. Вот почему важно поговорить с терапевтом раньше, чем позже, если вас беспокоят проблемы с памятью или другие симптомы.

Симптомы, характерные для болезни Альцгеймера

Наиболее частой причиной деменции является болезнь Альцгеймера. Общие симптомы болезни Альцгеймера включают:

  • проблемы с памятью, такие как регулярное забвение недавних событий, имен и лиц
  • повторяющиеся вопросы
  • возрастающие трудности с задачами и действиями, требующими организации и планирования
  • путаница в незнакомой среде
  • трудности с поиском правильных слов
  • трудности с числами и / или обращением с деньгами в магазинах
  • становятся более замкнутыми или тревожными

Подробнее о болезни Альцгеймера.

Симптомы, характерные для сосудистой деменции

Сосудистая деменция является второй по частоте причиной деменции после болезни Альцгеймера. Некоторые люди страдают как сосудистой деменцией, так и болезнью Альцгеймера, которую часто называют «смешанной деменцией».

Симптомы сосудистой деменции схожи с болезнью Альцгеймера, хотя потеря памяти может быть не так очевидна на ранних стадиях.

Симптомы могут иногда развиваться внезапно и быстро ухудшаться, но они также могут развиваться постепенно в течение многих месяцев или лет.

К специфическим симптомам могут относиться:

  • симптомы инсульта: в том числе мышечная слабость или временный паралич одной стороны тела (эти симптомы требуют срочной медицинской помощи)
  • проблемы с движением — затруднения при ходьбе или изменение образа жизни человека прогулки
  • проблемы с мышлением — трудности с вниманием, планированием и рассуждением
  • изменения настроения — депрессия и склонность к более эмоциональному развитию

Подробнее о сосудистой деменции.

Симптомы, характерные для деменции с тельцами Леви

Деменция с тельцами Леви имеет многие симптомы болезни Альцгеймера, и люди с этим заболеванием обычно также испытывают:

  • периоды бодрствования или сонливости или колебания уровня спутанности сознания
  • зрение галлюцинации (видение вещей, которых нет)
  • замедление физических движений
  • повторяющиеся падения и обмороки
  • нарушения сна

Подробнее о деменции с тельцами Леви.

Симптомы, характерные для лобно-височной деменции

Хотя болезнь Альцгеймера по-прежнему является наиболее распространенным типом деменции у людей моложе 65 лет, у более высокого процента людей этой возрастной группы может развиться лобно-височная деменция, чем у пожилых людей. Большинство случаев диагностируется у людей в возрасте 45-65 лет.

Ранние симптомы лобно-височной деменции могут включать:

  • изменения личности — снижение чувствительности к чувствам других, из-за чего люди кажутся холодными и бесчувственными
  • недостаток социальной осведомленности — неуместные шутки или проявление отсутствия такта, хотя некоторые люди могут стать очень замкнутым и апатичным
  • языковые проблемы — трудности с поиском нужных слов или их пониманием
  • становление навязчивым — например, развитие пристрастия к необычной пище, переедание и питье

Подробнее о лобно-височной деменции.

Симптомы на поздних стадиях деменции

По мере прогрессирования деменции потеря памяти и трудности с общением часто становятся серьезными. На более поздних стадиях человек может пренебречь собственным здоровьем и потребовать постоянной заботы и внимания.

К наиболее распространенным симптомам деменции на поздней стадии относятся:

  • проблемы с памятью — люди могут не узнавать близких родственников и друзей или помнить, где они живут или где находятся
  • проблемы с общением — некоторые люди со временем могут вообще потерять способность говорить .Использование невербальных средств общения, таких как мимика, прикосновения и жесты, может помочь
  • проблем с мобильностью — многие люди теряют способность передвигаться без посторонней помощи. Некоторые со временем могут стать неспособными ходить и нуждаться в инвалидной коляске или прикованы к постели
  • поведенческие проблемы — у значительного числа людей разовьются так называемые «поведенческие и психологические симптомы деменции». Они могут включать повышенное возбуждение, депрессивные симптомы, беспокойство, блуждание, агрессию или иногда галлюцинации. запущенная деменция.Многие люди испытывают проблемы с приемом пищи или глотанием, что может привести к удушью, инфекциям грудной клетки и другим проблемам. Общество Альцгеймера имеет полезный информационный бюллетень о еде и питье

Найти информацию о деменции и службы поддержки

Получать информационные сообщения о деменции по электронной почте

Видео: слабоумие с ранним началом

В этом видео эксперт объясняет важность ранней диагностики и планирования на будущее.

Последний раз просмотр СМИ: 1 июля 2021 г.
Срок сдачи обзора СМИ: 1 июля 2024 г.

Последняя редакция страницы: 12 июня 2020 г.

Срок следующего рассмотрения: 12 июня 2023 г.

Синдромы предстарческой деменции: обновленная систематика и диагностика

Новые клинические, патологические и фундаментальные научные открытия часто расширяют, ставят под сомнение и в конечном итоге изменяют номенклатуру основных медицинских расстройств.Почти 40 лет назад в Ньюкасле, Англия, обнаружение сильной корреляции между деменцией у пожилых пациентов домов престарелых и концентрацией β-амилоидных бляшек в головном мозге изменило наше понимание того, что представляет собой болезнь Альцгеймера. 1 До этой ключевой серии исследований болезнь Альцгеймера считалась редким заболеванием, поражающим пресенильные популяции, в то время как деменция у пожилых людей, или «дряхлость», была плохо определенным состоянием, которое считалось вторичным по отношению к атеросклерозу головного мозга.Связывание изменений мозга, первоначально описанных Альцгеймером у пациентов с пресенильной деменцией, с пациентами со старческой деменцией изменило эту область. Последующие исследования генетической основы, патогенеза и клинических последствий амилоидной бляшки дали удивительно последовательную картину болезни Альцгеймера во всех этих областях исследований. То же самое верно и для разнообразного набора генетических, инфекционных и спорадических заболеваний, которые были связаны вместе благодаря открытию прионов. 2

Напротив, номенклатурные проблемы с тем, что когда-то называлось болезнью Пика 3 , а теперь называется лобно-височной деменцией 4 , были более сложными, а недавние открытия ставят под сомнение предыдущую догму относительно того, как мы должны классифицировать пациентов с самыми разными клинические и патологические синдромы теперь связаны с лобно-височной деменцией. Деменция с тельцами Леви (ДЛБ) также представляет менее последовательную картину, учитывая ее преимущественно неменделирующую генетику и значительное совпадение как с болезнью Альцгеймера, так и с болезнью Паркинсона.

Все чаще нейродегенеративные синдромы считаются нарушениями аномальной агрегации белков — концепция, обсуждаемая в сопроводительной статье в этом выпуске журнала. Болезнь Альцгеймера тесно связана с накоплением амилоидного белка β-42 (Aβ42), 5 лобно-височная деменция с нарушениями тау-белка, 6– 8 DLB с аномальной агрегацией белка α-синуклеина, 9 болезнь Крейтцфельдта – Якоба — аномальная агрегация прионов. 2 С каждым из этих видов деменции существуют генетически обусловленные формы заболевания, вызванные мутациями в генах, которые либо кодируют, либо влияют на функцию белка. Точно так же для каждого подтипа деменции существует спорадическая форма заболевания, при которой не обнаруживаются генетические аномалии. Помимо мутаций одного гена, которые приводят к аномальной агрегации белка, существуют гены восприимчивости, которые увеличивают вероятность возникновения аномальной агрегации белка. Ген аполипопротеина, ε4, представляет собой ген восприимчивости к болезни Альцгеймера и DLB, 10– 12 , в то время как гомозиготность по кодону 129 прионного белка увеличивает восприимчивость к болезни Крейтцфельда – Якоба (таблица 1). 13

Таблица 1

Характеристика синдромов пресенильной деменции

Замечательная согласованность между клиническими, патологическими и молекулярными данными как при болезни Альцгеймера, так и при болезни Крейтцфельдта-Якоба защитила эти расстройства от серьезных споров по поводу номенклатуры. Однако при лобно-височной деменции поле в значительной степени разделено на «глыбы» и «сплиттеры». Этот спор осложняется обнаружением существенного совпадения между лобно-височной деменцией и расстройствами, традиционно относящимися к категории синдромов паркинсонизма-деменции, включая прогрессирующий надъядерный паралич и кортикобазальную ганглионарную дегенерацию. 14, 15 Аналогичным образом, DLB является предметом споров по номенклатуре как из-за заметного клинического совпадения с болезнью Альцгеймера и болезни Паркинсона, так и из-за противоречивых клинических критериев. В этой статье мы рассматриваем четыре основных дегенеративных деменции, которые часто начинаются уже в стадии преждевременного старения: болезнь Альцгеймера, лобно-височная деменция, DLB и болезнь Крейтцфельдта – Якоба. Мы рассматриваем некоторые эпидемиологические, генетические и клинические особенности этих расстройств и описываем противоречия в таксономии, возникшие в результате недавних открытий.

БОЛЕЗНЬ АЛЬЦГЕЙМЕРА

Болезнь Альцгеймера — наиболее распространенная дегенеративная деменция, на которую приходится около двух третей всех случаев. 16 Болезнь Альцгеймера чаще всего возникает в пожилом возрасте, но у небольшого процента пациентов заболевание развивается до 60 лет (пресенильное). Различия между случаями с ранним и поздним началом действительно существуют, и одно четкое различие состоит в том, что многие пресенильные случаи являются вторичными по отношению к известным генетическим мутациям. Напротив, этиология болезни Альцгеймера в позднем возрасте более неоднородна, со многими факторами — генетическими, возрастными и средовыми — способствующими деменции.Несмотря на эти и другие различия между пресенильной и старческой болезнью Альцгеймера, большинство считает, что это одно и то же заболевание. Несмотря на то, что лишь небольшая часть пациентов с болезнью Альцгеймера проявляет деменцию в презрении, эти относительно редкие преждевременные случаи оказали большое влияние на наше понимание патогенеза болезни.

Примерно в 2% случаев 17 Болезнь Альцгеймера передается как аутосомно-доминантный ген с сильной пенетрантностью. Большинство этих случаев с аутосомно-доминантным типом заболевания возникают в возрасте до 60 лет.Эти семейные случаи объясняются тремя генами, и все три приводят к чрезмерному производству β-амилоида 42 (Aβ42), наиболее нейротоксичного из трех распространенных форм амилоида. Первоначальные исследования семейной болезни Альцгеймера были сосредоточены на хромосоме 21, потому что белок-предшественник амилоида расположен на этой хромосоме и потому что у всех пациентов с синдромом Дауна (трисомия 21) к 40 годам образуются амилоидные бляшки. 18 Ген белка-предшественника амилоида на хромосома 21 была первым геном, связанным с болезнью Альцгеймера, который был идентифицирован и охарактеризован, 19, 20 , и новые мутации в гене продолжают выявляться.Большинство ранних случаев заболевания с документально подтвержденной генетической основой вызвано мутациями гена пресенилина 1, обнаруженными на хромосоме 14, и большинство из этих случаев происходит в возрасте до 50 лет. 21 Однако есть несколько случаев, вызванных мутациями. в гомологичном гене под названием пресенилин 2 на хромосоме 1. 22 Гены пресенилина кодируют пару белков, которые имеют значительное биохимическое перекрытие, которое при мутации способствует продукции Aβ42. 23 Четвертый ген, аполипопротеин ε, кодирующий аполипопротеин E (апоЕ), вовлечен в более распространенную спорадическую форму болезни Альцгеймера с поздним началом.ApoE имеет три общих аллеля — E2, E3 и E4, и именно аллель E4 увеличивает восприимчивость к болезни Альцгеймера. 10, 24 Аллель apoE4 не является ни необходимым, ни достаточным для развития болезни Альцгеймера. Однако большинство случаев болезни Альцгеймера в возрасте от 50 до 60 лет являются гомозиготными или гетерозиготными по апоЕ4. 10 Были предложены другие гены потенциальной восприимчивости. 25

Невозможно отличить пресенильную болезнь Альцгеймера от старческой на основании невропатологических данных.У болезни Альцгеймера есть три важных патологических признака: амилоидные бляшки, нейрофибриллярные сплетения и потеря нейронов. Механизмы развития бляшек, клубков и потери нейронов можно проследить путем изучения генетических форм заболевания и оценки мышей, несущих генетические мутации. Амилоидные бляшки представляют собой экстранейрональные агрегаты белка Aβ. Нейрофибриллярные клубки — это скопления тау-белка и нейрофиламентов, обнаруженные в телах нейрональных клеток. Бляшки и клубки приводят к потере нейронов.Одна система стадирования болезни Альцгеймера подчеркивает плотность нейрофибриллярных клубков. 26 Эта система основана на том факте, что распределение и плотность нейрофибриллярного клубка являются лучшими коррелятами познания 27 ; он включает стадию тяжести заболевания от I до VI, при этом стадии I и II относятся к энторинальной и гиппокампальной коре, а стадии V и VI — к неокортексу.

Консенсус в отношении клинического диагноза болезни Альцгеймера был достигнут в 1984 г. с разработкой критериев NINCDS – ADRDA. 28 Эти критерии остаются в силе и сегодня. Чтобы соответствовать диагностическим критериям вероятной болезни Альцгеймера, у пациента должен быть дефицит как минимум в двух областях познания, прогрессирующее ухудшение памяти и других когнитивных функций и начало болезни в возрасте от 40 до 90 лет. Многие люди, несущие мутации пресенилина 1, заболевают раньше. возраст 40, уменьшив ценность этого пункта в критериях. Критерии требуют, чтобы не было другого неврологического расстройства, которое могло бы объяснить снижение когнитивных функций, и поэтому клиницист должен быть в состоянии дифференцировать болезнь Альцгеймера от лобно-височной деменции, DLB, болезни Крейтцфельда – Якоба или других причин деменции.Критерии NINCDS – ADRDA не содержат подробных указаний по дифференциации других видов деменции от болезни Альцгеймера. Поэтому они показывают хорошую чувствительность (90–95%), но лишь умеренную специфичность (60–70%). 29– 31 Были предприняты попытки повысить специфичность с помощью дополнительных исследований, таких как анализы крови, анализ спинномозговой жидкости на Aβ42 и измерения статуса апоЕ, но ни один из этих тестов не достиг уровня золотого стандарта для диагноз. 32, 33

На первых стадиях болезни Альцгеймера, когда она патологически ограничивается медиальной височной областью, у пациентов наблюдаются эпизодические нарушения памяти.Забывчивость, трудности с изучением новых пространственных маршрутов, проблемы с запоминанием, где были размещены предметы, и трудности с запоминанием новых имен или лиц — распространенные симптомы. По мере того, как болезнь перемещается из медиальной височной доли в заднюю височно-теменную кору, возникает языковой и зрительно-пространственный дефицит. Поэтому тщательное обследование психического состояния часто может дать приблизительную оценку патологической стадии заболевания, так что изолированное нарушение памяти может коррелировать со стадией II или III, тогда как нарушение памяти в сочетании с выраженными зрительно-пространственными или языковыми трудностями предполагает прогрессирование до стадии V или VI.В исследованиях пациентов, несущих генетические мутации, предрасполагающие к болезни Альцгеймера, снижение вербальной памяти и коэффициента интеллекта, по-видимому, являются самыми ранними проявлениями болезни. 34

Видны очаговые варианты болезни Альцгеймера, при которых потеря памяти не является заметным ранним признаком. Эти очаговые предлежания обычны в предстарческой среде. В таких случаях возникают изолированные когнитивные нарушения на основе очаговой корковой дегенерации головного мозга.Дефицит наименования, практики и вычислений наблюдается при очаговой дегенерации в левой височно-теменной области, 35 потеря исполнительной функции и дефицит поведения с очаговой дегенерацией в лобных долях, 36 зрительно-пространственная потеря развивается при асимметричной правой теменной дегенерации, и нарушения зрения возникают с дегенерацией задней коры. 37 В этих случаях болезнь Альцгеймера может имитировать другие очаговые дегенеративные нарушения, такие как лобно-височная деменция, проявляющаяся первичной прогрессирующей афазией, или кортикобазальная дегенерация, проявляющаяся прогрессирующей апраксией. 38 Психиатрические симптомы обычны для болезни Альцгеймера, особенно по мере ее прогрессирования. Помимо относительно легких поведенческих проблем, таких как раздражительность и нарушение сна, большая депрессия встречается у 20% пациентов, а на более поздних стадиях до 50% страдают бредом. 39 Болезнь Альцгеймера медленно прогрессирует, но в конечном итоге приводит к летальному исходу. Средняя выживаемость после появления симптомов оценивается в диапазоне от пяти до девяти лет. 40, 41 Пресенильное слабоумие иногда протекает быстрее.

Диагностическая ценность нейровизуализации сейчас активно изучается. Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) и однофотонная эмиссионная томография (ОФЭКТ) использовались в качестве дополнительных тестов у пациентов с вероятной болезнью Альцгеймера, с довольно последовательным обнаружением снижения перфузии или метаболизма в височно-теменных областях. 35, 42 Измерения атрофии гиппокампа и энторинальной коры с помощью структурной магнитно-резонансной томографии (МРТ) были использованы для повышения точности диагностики. 43, 44 Исследования функциональной визуализации с использованием МРТ или ПЭТ все еще относительно редки, но предполагают модель повышенной связанной с задачей активации в самом раннем клиническом и, возможно, даже доклиническом состоянии, прогрессирующей к снижению связанной с задачей активации, когда количество пациентов становится больше симптоматический. 45, 46 С перспективой превентивных вмешательств при болезни Альцгеймера, более глубоким пониманием генетических рисков и растущим осознанием того, что многие пациенты с минимальными когнитивными нарушениями прогрессируют до болезни Альцгеймера, изучаются методы 47 , повышающие диагностическую специфичность сумасшедшие и люди из группы риска.На сегодняшний день нейровизуализация позволяет различать групповые различия, но до сих пор не обладает специфичностью в отношении болезни Альцгеймера на уровне отдельных пациентов.

Варианты лечения болезни Альцгеймера, хотя и скромные по своему эффекту, продолжают появляться, и в настоящее время существуют методы лечения, улучшающие или поддерживающие познавательные способности, продлевающие независимость в повседневной деятельности и минимизирующие поведенческие проблемы. Основа лечения в настоящее время включает использование ингибитора ацетилхолинэстеразы.Доступно несколько различных ингибиторов с аналогичной эффективностью, но с разным периодом полураспада и профилями побочных эффектов. 48 Исследования показывают, что эффективность этих соединений невысока, но может сохраняться в течение многих лет при продолжении лечения. 49– 51 Витамин Е показал эффективность в замедлении прогрессирования болезни Альцгеймера и не имеет серьезных побочных эффектов. 52 Существует много средств, которые могут использоваться для профилактики болезни Альцгеймера, но эффективность ни одного из них пока не доказана.У отдельных пациентов антидепрессанты или атипичные антипсихотические соединения могут улучшать поведение, 53, 54 , хотя в одном сообщении было высказано предположение, что антипсихотические препараты могут ускорить снижение когнитивных функций. 55

Одним из достижений в изучении болезни Альцгеймера стало появление моделей трансгенных мышей. У мышей, несущих мутации в гене белка-предшественника амилоида или в гене пресенилина 1, к шестимесячному возрасту развиваются амилоидные бляшки. Доказана эффективность различных методов лечения этих мышей, включая снижение уровня холестерина, 56 лечение ингибиторами протеазной γ-секретазы, 57 и, что, возможно, наиболее многообещающе, иммунизацию против Aβ42. 58 У мышей ApoE4 к шести месяцам также развиваются когнитивные нарушения по сравнению с мышами с диким типом apoE или apoE3. 59 Эти мыши представляют собой мощную модель для изучения механизмов, ведущих к дегенерации мозга, связанной с апоЕ4, и служат полигоном для тестирования потенциальных методов лечения.

ПЕРЕДНЯЯ ДЕМЕНЦИЯ

Номенклатура лобно-височной деменции представляет собой современное болото, отчасти вызванное изменением клинических и генетических данных. 60, 61 Этот процесс начался с улучшения клинических и патологических исследований пациентов с лобно-височной деменцией европейскими исследователями, 62, 63 , но в дальнейшем трансформировался с обнаружением тау-мутаций в семейных формах лобно-височной деменции. 7, 8, 64 Ни одна дегенеративная деменция не имеет большего количества названий для того же заболевания, чем лобно-височная деменция, которая получила название болезни Пика, прогрессирующего подкоркового глиоза, деменции лобного типа, лобной деменции не- Тип болезни Альцгеймера, таламическая деменция, деменция, синдром расторможенной амиотрофии, лобно-височная деменция с паркинсонизмом, связанная с хромосомой 17, мультисистемная таупатия, деменция без характерной гистологии, лобно-височная деменция и лобно-височная долевая дегенерация. 65

Впервые описанный Пиком в 1892 году, а затем названный болезнью Пика в 1924 году, многое было сказано о том, является ли тело Пика основной чертой этой болезни. 3 Хотя самого Пика мало интересовали клеточные включения, носящие его имя, на протяжении многих десятилетий патологи неохотно ставили конкретный диагноз пациентам с лобной и височной атрофией, если эти клеточные включения не присутствовали. У большинства пациентов с лобно-височной атрофией клеточные включения отсутствуют.Следовательно, настаивая на наличии тел Пика и игнорируя лобно-височные случаи без тел Пика, болезнь, первоначально описанная Пиком, стала редкой.

С появлением болезни Альцгеймера в качестве основного направления исследований в 1980-х годах, болезни Пика и другим связанным с ней расстройствам, особенно в США, не уделялось должного внимания. Однако серия исследований, проведенных группами из Лунда и Манчестера, вернула лобно-височную деменцию в основное русло исследований деменции. 62, 63 У последовательных пациентов с прогрессирующей деменцией эти группы показали, что от 12% до 16% пациентов с дегенеративной деменцией страдали патологией, не связанной с болезнью Альцгеймера, характеризующейся лобно-височной атрофией, потерей нейронов, глиозом и иногда Выбирайте тела. Серия исследований этих исследователей на пациентах с пресенильной деменцией показала, что лобно-височная деменция является распространенным пресенильным заболеванием, которое можно отличить от болезни Альцгеймера.На основе клинических, патологических и визуализационных исследований эти группы оценили, что 12-25% пресенильных деменций могут характеризоваться атрофией лобной доли без патологии болезни Альцгеймера. 62, 63, 66, 67 Менее чем в 20% этих случаев наблюдались классические патологические признаки болезни Пика, что привело к значительному увеличению распространенности на основе определений.

Группы Лунда-Манчестера ввели термин лобно-височная деменция в 1994 году в попытке установить надежные диагностические критерии для клинически неоднородной группы расстройств, которые все еще имеют много различных патологических характеристик. 4 Недавно консенсусная группа выделила три основных когнитивных подтипа лобно-височной деменции (подробно описаны ниже). 68 Обоснованность этой более всеобъемлющей точки зрения (и, в свою очередь, этих ранних оценок распространенности) подтверждается недавними достижениями в молекулярной генетике.

Хотя в течение многих лет было известно, что лобно-височная деменция имеет сильный генетический компонент, первый крупный шаг был сделан в 1994 году, когда синдром семейной лобно-височной деменции был связан с хромосомой 17. 69 Впоследствии мутации в гене тау на хромосоме 17 были идентифицированы у клинически различных родственников лобно-височной деменции. 70 Около 40% случаев лобно-височной деменции являются семейными, и многие из этих семейных случаев, по-видимому, наследуются по аутосомно-доминантному типу. 71, 72 Большинство случаев лобно-височной деменции, связанной с хромосомой 17, были связаны со специфической мутацией в гене тау и аномальным накоплением тау в головном мозге. 73 Недавно было обнаружено, что в одной из этих семей отсутствие тау-тау в головном мозге было характерной чертой, так называемой «неттау-тауопатией». 74 Данные некоторых семейных и спорадических случаев предполагают, что подгруппа пациентов с лобно-височной деменцией либо сверхэкспрессирует, либо недостаточно экспрессирует подтип тау-белка, либо экспрессирует мутированную форму тау-белка. Однако есть другие родственники, связанные с хромосомой 17, которые еще не привели к специфическим мутациям в гене тау.Более того, тау-мутации не являются причиной большинства семейных случаев и редко встречаются при спорадической лобно-височной деменции. 75, 76 В одном отчете описана семья с лобно-височной деменцией, связанной с хромосомой 3. 77 Семьи с лобно-височной деменцией и сильной ассоциацией с боковым амиотрофическим склерозом редко обнаруживают мутации тау и часто не имеют доказательств патологии тау в головной мозг. Семьи недавно были связаны с хромосомами 9 , 78, и 15 (Wilhelmsen KC, личное сообщение).

Патологически имеется отчетливая очаговая атрофия лобных долей, височных долей или обоих. Атрофия может иметь одностороннее преобладание или быть симметричной. В височных долях более передние области обычно показывают большую патологию, при этом миндалевидное тело демонстрирует большее поражение, чем гиппокамп. 4 Задняя теменная и височно-затылочная области относительно сохранены. При микроскопии подкорковые структуры, такие как черная субстанция, скорлупа и бледный шар, могут показать заметное поражение.В случаях с компонентом двигательных нейронов также наблюдаются патологические изменения в клетках передних рогов. Микроскопические изменения в пораженных областях включают потерю нейронов, потерю синапсов, глиоз и спонгиоз, часто наиболее заметные в первых трех корковых слоях. 79 В некоторых случаях лобно-височной деменции наблюдаются набухшие нейроны с тельцами включения. Даже среди случаев с включениями только меньшая часть демонстрирует классическую гистологическую особенность тела Пика — окрашивание серебром. Окрашивание серебром, по-видимому, связано с отложением 3Rtau, а не изоформы 4R. 80, 81 Были описаны семьи с лобно-височной деменцией, в которых нейрональные включения являются тау-отрицательными, а глиальные включения — тау-положительными. 82

Два других заболевания — прогрессирующий надъядерный паралич и кортикобазальная дегенерация — демонстрируют существенное клиническое и патологическое совпадение с лобно-височной деменцией. 83 Многие пациенты с прогрессирующим надъядерным параличом демонстрируют лобный / исполнительный клинический дефицит, и апатия является характерной чертой этого расстройства. 84, 85 Точно так же кортикобазальная дегенерация часто затрагивает лобные доли, и распространены лобные проявления кортикобазальной дегенерации. 86, 87 У пациентов с прогрессирующей дегенерацией левой периинсулярной области с первичной прогрессирующей афазией сообщалось о патологии кортикобазальной ганглионарной дегенерации. 83 Пациенты с кортикобазальной дегенерацией и прогрессирующим надъядерным параличом с большей вероятностью несут аллель тау A0, и патология головного мозга в этих условиях всегда проявляется аномалиями тау-белка. 88– 90 Присутствие тау-положительных включений при прогрессирующем надъядерном параличе и кортикобазальной дегенерации побудило некоторых рассматривать прогрессирующий надъядерный паралич, кортикобазальную дегенерацию и лобно-височную деменцию просто как клинические варианты «таупатии». 91

Модальный возраст начала лобно-височной деменции — шестое десятилетие, но диагноз может быть отложен на многие годы из-за коварного течения и раннего преобладания поведенческих симптомов. 65 Клиническая картина лобно-височной деменции варьируется в зависимости от очагового начала патологии и подразделяется на три когнитивных подтипа: лобный вариант, прогрессирующая нелегкая афазия и семантическая деменция. При лобном варианте лобно-височной деменции пациенты имеют избирательное бифронтальное или правостороннее лобно-височное поражение, и преобладают поведенческие изменения; растормаживание, апатия, недостаток понимания, недостаток сочувствия, притупленный аффект, пренебрежение личным пространством, снижение ухоженности, гипероральность, настойчивое поведение и социальная несоответствие — обычное явление. 92– 94 У пациентов с поражением преимущественно левого полушария преобладает прогрессирующий речевой дефицит. Если это поражение левого полушария преимущественно лобное, пациенты демонстрируют дисфункцию выразительного языка с трудной речью, трудностями при поиске слов и грамматическими ошибками, но с сохранением понимания (прогрессирующая афазия без беглости). 95– 97 Если поражена преимущественно левая передняя височная доля, у пациентов может развиться прогрессирующая потеря знания слов и предметов (семантическая деменция).Эти клинические различия наиболее очевидны на ранних этапах курса и могут стираться позже, поскольку многие пациенты в конечном итоге прогрессируют, демонстрируя более глобальные нарушения функций лобных и височных долей. Пациенты с лобно-височной деменцией и нарушением языка могут изначально напоминать пациентов с фокальным вариантом болезни Альцгеймера до такой степени, что можно утверждать, что фокальный вариант болезни Альцгеймера является одной из причин клинического синдрома лобно-височной деменции. 35 Однако в конечном итоге такие сопутствующие симптомы, как гипероральность при лобно-височной деменции и амнезия при болезни Альцгеймера, должны позволить провести прижизненное клиническое различие между этими двумя состояниями. 38 Наконец, в дополнение к различным кортикальным симптомам, у некоторых пациентов с лобно-височной деменцией разовьются черты паркинсонизма или симптомы болезни двигательных нейронов. 78, 80

Оценки продолжительности жизни после диагноза лобно-височной деменции могут значительно варьироваться, от трех до 15 лет, в зависимости от того, какие симптомы считаются предвестниками начала заболевания. 98 Возможно, что пациенты с прогрессирующим языковым расстройством с большей вероятностью получат ранний диагноз, чем пациенты с психиатрическими симптомами.Кроме того, некоторая вариабельность, связанная со скоростью прогрессирования, объясняется тем, развиваются ли у пациентов заболевание двигательных нейронов или признаки паркинсонизма на ранней или поздней стадии болезни.

Учитывая выраженные вариации в начальных проявлениях и обычное раннее проявление поведенческих симптомов, неправильный диагноз — обычная проблема для пациентов и их семей. Сами по себе клинические критерии могут быть полезны для отличия лобно-височной деменции от болезни Альцгеймера. 99 В недавнем исследовании критерии Лунда-Манчестера были применены ретроспективно к группе патологически подтвержденных случаев болезни Альцгеймера, лобно-височной деменции, прогрессирующего надъядерного паралича и ДЛБ, и было обнаружено, что они имеют чувствительность 97% и специфичность 97 %. 100 Критерии еще не тестировались проспективно в отношении патологических диагнозов, но, вероятно, окажутся менее чувствительными и специфичными в этом контексте. Поэтому все больше и больше полагаются на нейровизуализацию для улучшения как чувствительности, так и специфичности диагноза.Было показано, что добавление ОФЭКТ к клиническим критериям улучшает диагностическую точность до 90%. Пациенты с лобно-височной деменцией, как правило, демонстрируют бифронтальную и битемпоральную гипоперфузию, в отличие от болезни Альцгеймера, при которой наблюдаются височно-теменные дефекты. 65 Совсем недавно структурная МРТ показала себя многообещающей в качестве вспомогательного средства, помогающего отличить лобно-височную деменцию от болезни Альцгеймера и других видов деменции. 101 Однако в настоящее время клинические критерии остаются основой диагностики.

Лечение лобно-височной деменции ограничивается лечением симптомов. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина могут быть полезными при лечении растормаживания, депрессивных симптомов, тяги к углеводам или компульсий, часто встречающихся при этом заболевании. 102 Поддержка такого подхода может быть найдена в молекулярных исследованиях, показывающих низкое связывание рецепторов серотонина при лобно-височной деменции. 103 Некоторые поведенческие симптомы могут потребовать более агрессивной фармакотерапии, включая использование антипсихотических средств, в этом случае, как и в случае с болезнью Альцгеймера, предпочтение отдается более новым атипичным препаратам, чтобы минимизировать побочные эффекты паркинсонизма.По крайней мере, одно исследование показало, что холинергическая система относительно защищена при лобно-височной деменции, 104 и часто ингибиторы ацетилхолинэстеразы, по-видимому, не улучшают когнитивный статус и могут ухудшать раздражительность. 105

ДЕМЕНЦИЯ С ТЕЛАМИ ЛЬВИ

Как и в случае лобно-височной деменции, эпидемиологию ДЛБ трудно установить из-за вариабельности диагностических критериев. Первое описание случая DLB приписывается Okazaki et al в 1961 году, но стандартизованные, согласованные диагностические критерии не были установлены до 1996 года. 106 Тем временем для определения DLB использовались различные критерии, поэтому ранние оценки распространенности следует интерпретировать с осторожностью. Тем не менее, ДЛБ все чаще считается второй по распространенности дегенеративной деменцией после болезни Альцгеймера 107 , и оценки ее распространенности среди пациентов с деменцией достигают 20%. 108 В других исследованиях были получены более низкие оценки: от 8,5% деменции в скандинавском исследовании 109 до 15% в японском исследовании. 110 С демографической точки зрения преобладание мужчин довольно часто сообщается с соотношением порядка от 1,5: 1 до 2: 1. 111

Генетическая основа DLB включает аутосомно-доминантный компонент, связанный с семейной болезнью Паркинсона, и неменделирующий компонент, связанный с болезнью Альцгеймера. Семейные случаи болезни Паркинсона изначально были связаны с аутосомно-доминантной, но не полностью пенетрантной мутацией в гене α-синуклеина на хромосоме 4q. 112 Вскоре было обнаружено, что α-синуклеин является основным компонентом телец Леви. 9 Впоследствии два других генетических локуса на хромосомах 2p и 4p были идентифицированы в родственных связях с болезнью Паркинсона, также демонстрируя аутосомно-доминантное наследование с неполной пенетрантностью. 113 Были описаны индивидуумы одной из родственных групп, сцепленных с хромосомой 4р, которые удовлетворяют критериям DLB, а не болезни Паркинсона. 114 Таким образом, случаи DLB, по-видимому, составляют лишь часть и без того редких родственников с семейной болезнью Паркинсона.Следовательно, как и в случае с болезнью Альцгеймера, большая часть генетической нагрузки в DLB не является менделевской. Более поразительное сходство заключается в том, что ген восприимчивости, apoE4, одинаков для этих двух заболеваний. Несколько групп сообщили об увеличении частоты аллелей апоЕ4 у пациентов с DLB с 11, 115 и без 12 изменений Альцгеймера. В целом кажется очевидным, что существует повышенная частота апоЕ4 в DLB, но этот эффект менее выражен, чем при болезни Альцгеймера. 107

Отличительным патологическим признаком ДЛБ, конечно же, является наличие кортикальных телец Леви. Тельца Леви представляют собой внутрицитоплазматические агрегаты α-синуклеина и других белков. 9 Их можно обнаружить при стандартном окрашивании гематоксилином и эозином, но иммуноцитохимические окрашивания более чувствительны, а окрашивание α-синуклеином превосходит окрашивание убиквитином. Некоторые исследователи полагают, что расположение и плотность телец Леви связаны с клиническим синдромом, так что стволовые тельца Леви коррелируют с двигательным расстройством, лимбические тельца Леви — с психозом, а корковые тельца Леви — с депрессией. 116 Другие не обнаружили тесной корреляции между клиническим синдромом и размером и расположением тельцов Леви. 117

Иммуноцитохимические окрашивания на убиквитин и альфа-синуклеин также привели к обнаружению нейритов Леви, которые представляют собой аномальные филаменты, которые могут быть предшественниками тельцов Леви. 117 Поскольку тельца Леви можно увидеть у значительного процента пациентов с типичной болезнью Альцгеймера, наличие нейритов Леви в СА 2/3 гиппокампа, более специфичных для ДЛБ, может быть полезным отличительным признаком нейропатологии. 118

Отличительные особенности особенно важны, учитывая обширное патологическое совпадение между DLB и болезнью Альцгеймера. В последнем отчете международного семинара говорится, что 15% случаев ДЛБ имеют тяжелую патологию Альцгеймера, 55% имеют некоторую патологию Альцгеймера и только 30% имеют не больше патологии Альцгеймера, чем контрольная группа соответствующего возраста. 117

Понимание свойств α-синуклеина помогает выяснить патогенез DLB.Нормальная функция α-синуклеина остается неясной, хотя он может играть роль в синаптическом транспорте пузырьков или синаптической пластичности. 119 Также неясно, являются ли повреждение и гибель клеток результатом потери нормальной функции белка или токсического усиления функции, вызванного агрегацией белка. Из всех белков, связанных с дегенеративными неврологическими расстройствами, альфа-синуклеин может иметь наибольшую тенденцию к агрегации. 120 Как и в случае с семейными формами болезни Альцгеймера, мутации α-синуклеина, по-видимому, усиливают агрегацию белка. 121 Окислительный стресс, по-видимому, также способствует агрегации α-синуклеина. 122 Выраженное патологическое перекрытие между болезнью Альцгеймера и DLB может быть связано с α-синуклеином, учитывая, что несколько лабораторий продемонстрировали присутствие α-синуклеина в бляшках Aβ. 123

Учитывая значительное патологическое совпадение между болезнью Альцгеймера и DLB, неудивительно, что эти два расстройства также демонстрируют заметное клиническое совпадение. Возраст дебюта ДЛБ обычно несколько моложе, но может колебаться от 50 до 83 лет. 107 Критерии консенсуса, установленные в 1996 году, начинаются с расплывчатой ​​категории «прогрессирующего когнитивного снижения» 106 , которая может включать дефицит внимания, зрительно-пространственных навыков, памяти или, реже, языка. Более конкретные критерии ДЛБ включают колебания когнитивных функций, повторяющиеся зрительные галлюцинации и спонтанный паркинсонизм. Наличие по крайней мере двух из этих симптомов позволяет пациенту поставить диагноз вероятной DLB, в то время как наличие только одного из них указывает на возможную DLB.Чувствительность и специфичность этих критериев составляли 75% и 79% в одном ретроспективном исследовании с подтверждением аутопсии, 124 и 22% и 100% в другом. 125 Учитывая низкую чувствительность критериев, второй международный семинар предположил, что расстройство быстрого сна и депрессия являются двумя дополнительными симптомами ДЛБ, которые могут повышать чувствительность. 117

Неблагоприятные когнитивные реакции на антипсихотические препараты, по мнению некоторых исследователей, являются полезным клиническим признаком, позволяющим различать ДЛБ и болезнь Альцгеймера.В одном ретроспективном исследовании побочные реакции были обнаружены у 81% пациентов с DLB и только у 7% пациентов с болезнью Альцгеймера. 126 Время между постановкой диагноза и смертью может быть весьма различным: в исследованиях сообщается, что средний период составляет от трех до шести лет, но от одного до 20 лет. 107 Хотя два исследования 127, 128 показали значительные групповые различия в атрофии медиальной височной доли между болезнью Альцгеймера (большая атрофия) и DLB (меньшая атрофия), значение структурной МРТ в отдельных случаях еще предстоит показать. .Функциональные методы нейровизуализации с ПЭТ или ОФЭКТ не оказались полезным дополнением к анамнезу и обследованию. 117 На сегодняшний день функциональная МРТ не использовалась в качестве диагностического дополнения к DLB. Таким образом, как и в случае болезни Альцгеймера и лобно-височной деменции, анамнез и клиническое обследование имеют решающее значение для постановки диагноза ДЛБ.

DLB, как и болезнь Альцгеймера, вызывает особенно заметную потерю холинергических нейронов. Несколько исследований показали, что эта потеря может быть даже больше, чем при болезни Альцгеймера, 107 , особенно в случаях DLB с зрительными галлюцинациями. 129 По этой причине многие исследователи рекомендуют испытание ингибитора холинэстеразы при подозрении на ДЛБ. Было описано улучшение поведенческих проблем и галлюцинаций после лечения ингибиторами ацетилхолинэстеразы. 130– 132 Одна группа сообщила об ухудшении паркинсонизма как побочном эффекте донепезила у трех из девяти пациентов. 131 В то время как дофаминергическая система, по-видимому, также нарушена в DLB, роль леводопы менее ясна.У некоторых пациентов наблюдалось улучшение экстрапирамидных симптомов, у других — ухудшение когнитивных функций и галлюцинации. Леводопа, вероятно, следует назначать пациентам с ДЛБ с выраженными экстрапирамидными симптомами, с особым вниманием к возможным неблагоприятным когнитивным эффектам.

Многие исследователи считают использование типичных нейролептиков, таких как галоперидол или хлорпромазин, для лечения психоза при ДЛБ рискованным. Использование атипичных нейролептиков также оказалось бесперспективным: небольшие серии случаев показали плохую переносимость или минимальную эффективность рисперидона, оланзапина 133 , 134 и клозапина. 135

ПРИОННЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Семейство болезней — трансмиссивные губчатые энцефалопатии (TSE) — вызываются агентом, известным как «прион» ( белковая инфекционная частица ). Прионы (пре-оны) были названы и обнаружены Стэнли Прусинером, который был удостоен Нобелевской премии 1997 года за эту работу. 136, 137 Прионы у животных вызывают такие заболевания, как губчатая энцефалопатия крупного рогатого скота (коровье бешенство) у крупного рогатого скота, скрейпи у овец и коз, а также хроническое истощение оленей и лосей. 138 Прионные болезни человека включают болезнь Крейтцфельдта – Якоба, фатальную семейную бессонницу, синдром Герстмана – Штройсслера – Шейнкера, куру и новый вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба (nvCJD или vCJD). Прионные заболевания могут быть спорадическими, семейными или ятрогенными / инфекционными.

Восемьдесят пять процентов прионных заболеваний являются спорадическими (sCJD), до 15% являются семейными (fCJD, синдром Герстманна – Штройсслера – Шейнкера, фатальная семейная бессонница) и менее 1% являются ятрогенными. Заболеваемость болезнью Крейтцфельдта – Якоба составляет около одного случая на миллион в год во всем мире. 137, 139 Ятрогенные случаи болезни Крейтцфельдта – Якоба возникли в результате недостаточной дезактивации хирургических инструментов, трансплантатов роговицы, трансплантатов твердой мозговой оболочки и лечения экстрактом гипофиза человека. 139 Благодаря возросшей осведомленности в последние годы наблюдается снижение ятрогенной передачи этого состояния. 140, 141 Семейная болезнь Крейтцфельдта – Якоба, синдром Герстмана – Штройсслера – Шейнкера и фатальная семейная бессонница вызываются генными мутациями в гене прионного белка.Выявлено не менее 22 мутаций. 142, 143 Мутации в гене прионного белка обычно обнаруживаются только у пациентов из семей с ясным анамнезом прионной болезни, но некоторые мутации кажутся не полностью проникающими и могут быть обнаружены у пациентов с явно спорадическим заболеванием. 144

Прионы — это инфекционные белки, которые представляют собой аномальные изоформы нормального человеческого белка, называемого PrP. Прионы воспроизводятся путем преобразования нормальной формы PrP (PrP C ) в аномальную изоформу приона (scrapie PrP или PrP Sc ).PrP Sc имеет конформацию, сильно отличающуюся от PrP C . Механизм конформационного изменения PrP C в PrP Sc пока не известен. 144 При прионной болезни человека большие количества PrP Sc обычно накапливаются в головном мозге. Модели инфекционного прионного заболевания на животных показывают, что неврологическая дисфункция коррелирует с уровнями накопления PrP Sc в головном мозге. 144

Как нормальные, так и связанные с заболеванием изоформы PrP (PrP C и PrP Sc ) кодируются Prnp, расположенным на коротком плече хромосомы 20.Полиморфизм метионина или валина в кодоне 129 в Prnp, по-видимому, играет важную роль в восприимчивости хозяина и фенотипической экспрессии наследственной, ятрогенной или спорадической болезни Крейтцфельдта-Якоба. Гомозиготность метионина или валина по кодону 129 приводит к тому, что люди имеют большую предрасположенность к развитию спорадической или ятрогенной болезни Крейтцфельдта – Якоба, тогда как гетерозиготность по этому кодону, по-видимому, является защитной. На сегодняшний день все случаи vCJD были гомозиготными по метионину по кодону 129, что позволяет предположить, что гомозиготность по метионину увеличивает восприимчивость к vCJD. 144, 145 Все семейные формы прионного заболевания связаны с мутациями (точечные, инсерционные и стоп-кодонные мутации) в гене прионного белка. Конкретная мутация может существенно повлиять на клинические, патологические и биохимические характеристики прионной болезни. 143

Кодон 178, по-видимому, также играет роль в фенотипической экспрессии унаследованных форм прионной болезни. Смертельная семейная бессонница наблюдается у людей с гаплотипом мутации аспартат-аспарагин в кодоне 178 (D178N) и метионина в полиморфном кодоне 129.Напротив, если кодоном 129 является валин (а не метионин), мутация D178N приводит к клинической картине, типичной для болезни Крейтцфельдта – Якоба, а не к фатальной семейной бессоннице. Синдром Герстмана-Штреусслера-Шейнкера связан как с аминокислотными заменами в кодонах 102, 105, 117, 145, 198 и 217, так и с инсерционными мутациями также в Prnp. 143

Классически все прионные заболевания имеют триаду невропатологических признаков, которые включают вакуолярное (губчатое) изменение, астроглиоз и потерю нейронов.Однако каждый тип прионной болезни человека имеет свои отличительные патологические особенности. Болезнь Крейтцфельдта – Якоба патологически определяется диффузными вакуолярными изменениями в сером веществе, глиозом и потерей нейронов с небольшим количеством PrP-амилоидных бляшек. При синдроме Герстмана-Штройсслера-Шейнкера вакуолярные или губчатые изменения гораздо меньше, но есть обширные PrP-амилоидные бляшки; нейрофибриллярные клубки обнаруживаются при некоторых формах этого состояния. Грубо говоря, это может быть легкая атрофия головного мозга или мозжечка.При фатальной семейной бессоннице наблюдается потеря нейронов и глиоз в таламусе, нижних оливках и, в меньшей степени, в мозжечке, но с минимальной вакуолизацией (если она вообще имеется) (губчатое изменение). vCJD имеет патологию, отличную от других прионных заболеваний человека, с диффузной вакуолизацией и характерными, плотными сердцевинными бляшками, содержащими PrP, окруженными ореолом вакуолярных (губчатых) изменений, называемых флоридными бляшками. 145, 146 При некоторых формах прионного заболевания у человека, а также на моделях животных имеются данные о значительной ранней утрате специфической субпопуляции ГАМКергических, парвальбуминположительных, ингибирующих интернейронов. 147– 150

Хотя Крейтцфельдту приписывают первое описание болезни Крейтцфельдта-Якоба, его диагноз был поставлен под сомнение, поскольку губчатые изменения не были обнаружены ретроспективно у его пациента. Якоб описал пять пациентов несколькими годами позже, в 1921 году; из четырех, у которых патология была рассмотрена ретроспективно, только у одного были губчатые изменения. 145, 151 Из-за этого некоторые люди называют болезнь одноименным именем Якоба-Крейтцфельдта, а не болезнь Крейтцфельда-Якоба. 152

Болезнь Крейтцфельдта – Якоба классически представляет собой триаду деменции, миоклонуса и атаксии, обычно в возрасте от 50 до 70 лет, средний возраст составляет 60 лет. Средняя продолжительность болезни составляет четыре месяца, а средняя продолжительность — 7,6 месяца. Смерть наступает в течение 12 месяцев у 85–90% пациентов. 140 Болезнь Крейтцфельдта – Якоба поражает женщин и мужчин в равной степени с частотой около одного случая на миллион. 140, 153– 155 Пациенты с болезнью Крейтцфельдта – Якоба обычно имеют быстро прогрессирующую деменцию, приводящую к общему снижению когнитивных функций и, в конечном итоге, к смерти.В течение болезни могут возникать пирамидная и экстрапирамидная дисфункция, дисфункция мозжечка, нарушения походки и речи. У меньшинства пациентов присутствуют корковые нарушения зрения. Примерно у одной трети пациентов нечеткие жалобы на утомляемость, головную боль, нарушения сна, головокружение, недомогание, потерю веса, плохо выраженную боль или изменения поведения могут предшествовать деменции на несколько недель или месяцев. Кроме того, примерно в одной-двух третях случаев ЭЭГ в конечном итоге покажет трехфазные периодические резкие волны 1-2 Гц. 140, 144, 145, 151 МРТ, особенно при сБКЯ, часто выявляет гиперинтенсивность базальных ганглиев, а также коры на Т2, восстановление инверсии с ослаблением жидкости (FLAIR) и особенно при диффузии взвешенные последовательности (DWI). DWI, вероятно, наиболее чувствителен для обнаружения гиперинтенсивности в пораженных областях мозга, особенно в неокортексе, базальных ганглиях, таламусе и мозжечке. 156– 159

Самая недавно признанная форма болезни Крейтцфельдта-Якоба, встречающаяся в основном в Соединенном Королевстве, получила название нового варианта болезни Крейтцфельдта-Якоба (nvCJD, вариант или vCJD) и, как полагают, вызывается передачей коровьего бешенства (губчатая форма крупного рогатого скота). энцефалопатия или BSE) людям. 160– 162 К 1 октября 2001 г. было выявлено 109 случаев заболевания — два во Франции и 107 в Великобритании. 163, 164 Вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба отчетливо отличается от sCJD по своим клиническим проявлениям и патологии. Клинически это проявляется как нервно-психическое расстройство и, как правило, поражает гораздо более молодых пациентов, обычно молодых людей и подростков, средний возраст которых составляет 29 лет. 162 Самому молодому пациенту на данный момент было 12 лет, а самому старшему — 74 года. 165, 166

Диагностические критерии vCJD подразделяются на возможные, вероятные и определенные случаи. Для вероятных случаев требуется прогрессирующее психическое расстройство продолжительностью не менее шести месяцев без ятрогенного воздействия в анамнезе, ЭЭГ, не соответствующая sCJD, МРТ, соответствующая диагнозу, и по крайней мере четыре из следующих пяти клинических симптомов: ранние психиатрические симптомы, стойкие болезненные или неприятные дизестезии, атаксия, деменция и двигательное расстройство (хорея, миоклонус или дистония).Возможная vCJD включает все критерии вероятной vCJD, за исключением того, что МРТ не позволяет предположить vCJD. Определенная vCJD требует патологического подтверждения (ткань мозга или миндалин). 162, 164

Медиана выживаемости намного больше, чем при сБКЯ, около 14,5 месяцев. 162 При невропатологии часто наблюдаются вакуолизация, диффузный астроглиоз и многочисленные цветочные бляшки «куру-типа» (похожие на те, что обнаруживаются у пациентов с куру), которые содержат ядро ​​положительного окрашивания PrP, окруженное вакуолярными (губчатыми) изменениями.

Биопсия или вскрытие мозга является стандартом для окончательной патологической диагностики прионных заболеваний человека. Однако образцы биопсии миндалин оказались положительными на прионный белок (PrP Sc ) с помощью иммуногистохимии и вестерн-блоттинга при vCJD, но не при sCJD; это должно привести к более легкому и менее инвазивному методу постановки окончательного диагноза vCJD. 167 Плотность протонов, T2, FLAIR и DWI на МРТ показывают двусторонние высокие сигналы в легочной артерии, что дает так называемый «пульвинарный признак», или в дорсомедиальных ядрах таламуса, или в обоих, что дает знак «двойной хоккейной клюшки».Симметричные сильные изменения сигнала также часто наблюдаются в полосатом теле. 168, 169 Отчет Оппенгейма и др. , в котором отмечен симметрично высокий сигнал на различных последовательностях МРТ, также выявил истинную аномалию диффузии в полосатом теле (не просвечивающий эффект, взвешенный по Т2), но не в пульвинарии. . 163, 168 Будет ли обнаружена эта диффузная аномалия в других случаях vCJD, еще предстоит определить.

Куру был болезнью народа форе (произносится как набег) в Папуа-Новой Гвинее; куру означает «трястись или дрожать» на языке форе.Прежняя практика этого племени ритуального каннибализма привела к передаче прионов от человека к человеку. Симптомы включают потерю координации, снижение способности ходить, прогрессирующую до полной неспособности, слабоумие и смерть — обычно в течение девяти месяцев. 144, 170 Поскольку куру по сути является вымершим заболеванием, оно не будет обсуждаться далее.

Синдром Герстмана – Штройсслера – Шейнкера — это редкий семейный вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба, характеризующийся спиноцеребеллярной атаксией, пониженными рефлексами и обычно деменцией.Признаки амиотрофии и паркинсонизма могут появиться на ранних или поздних стадиях течения болезни. Миоклонус может отсутствовать. Атаксия часто является настоящим признаком и может возникать в раннем возрасте, часто в третьем-четвертом десятилетии, но до седьмого десятилетия. Болезнь протекает дольше, чем болезнь Крейтцфельдта – Якоба, при этом смерть наступает через 2–10 лет, в среднем около 5 лет. В отличие от болезни Крейтцфельдта – Якоба, периодические синхронные разряды на ЭЭГ не наблюдаются при синдроме Герстмана – Штреусслера – Шейнкера.Болезнь также передается приматам. Иногда он может проявляться клиническим синдромом, напоминающим обычную болезнь Крейтцфельдта – Якоба или даже типичную болезнь Альцгеймера. 137, 143, 151

Семейная фатальная бессонница — наследственная форма прионной болезни, характеризующаяся развитием неизлечимой бессонницы, за которой следует дизавтономия, атаксия и различные пирамидные и экстрапирамидные признаки. Когнитивные функции часто сохраняются на поздних стадиях течения болезни. 144, 151 Редкая спорадическая форма болезни Крейтцфельдта – Якоба может имитировать признаки и симптомы фатальной семейной бессонницы. 145

Стратегии лечения болезни Крейтцфельдта – Якоба, вероятно, прервут процесс, в котором возникающий PrP Sc направляет рефолдинг PrP C в формирующийся PrP Sc или будет способствовать выведению PrP Sc из клеток. 171 Данные свидетельствуют о том, что третий, еще не обнаруженный белок необходим для процесса построения шаблона, который вызывает конформационное изменение PrP C в зарождающийся PrP Sc . 137, 144 Этот третий белок также может быть мишенью для лечения. Прионные заболевания — это не столько болезни накопления аномальных белков, сколько нарушения конформации белков. Недавнее завершение проекта генома человека предполагает, что сложность и разнообразие человека являются результатом не столько сложности генома человека, сколько запутанности экспрессии и конформации белков. Изучение заболеваний, при которых конформационные изменения белков играют центральную роль в патогенезе, вероятно, поможет в дальнейшем выяснении основ других заболеваний человека.Прионные заболевания остаются неизлечимыми и неизменно фатальными, но чрезвычайно важно исключить излечимые состояния, имитирующие прионную болезнь, у пациентов с быстро прогрессирующей деменцией.

ВЫВОДЫ

Четыре наиболее распространенных пресенильных нейродегенеративных деменции имеют различные общие черты. Видная роль белковых агрегатов в патологии болезни Альцгеймера, лобно-височной деменции, деменции с тельцами Леви и болезни Крейтцфельдта – Якоба является наиболее поразительным сходством.Стратегии лечения болезни Альцгеймера сосредоточены на предотвращении развития или ускорении выведения этих агрегатов. По мере того, как все больше узнается об агрегации белков и ее последующих эффектах, ведущих к повреждению и гибели клеток, можно надеяться, что будущие стратегии лечения будут использовать преимущества любого патогенного наложения и, следовательно, будут более широко применимы при этих разрушительных заболеваниях. Как минимум можно ожидать, что эффективное лечение одного из этих расстройств должно направлять и способствовать развитию лечения других.

Фокальные области мозга, в которых эти белки накапливаются и убивают нейроны, различны для болезни Альцгеймера, лобно-височной деменции, DLB и болезни Крейтцфельдта – Якоба, и эта анатомическая изменчивость приводит к отличительным клиническим синдромам, которые можно диагностировать в течение жизни. 63 После определения типа деменции можно начинать лечение на основе характерного дефицита нейротрансмиттеров, связанного с каждым заболеванием. Однако агенты, модифицирующие нейротрансмиттеры, только лечат симптомы и мало что делают для замедления и ничего не для предотвращения расстройства.Тем не менее, предпринимаются энергичные усилия по разработке методов лечения, которые изменяют основные причины болезни Альцгеймера, лобно-височной деменции, ДЛБ и болезни Крейтцфельдта – Якоба; эффективные терапевтические подходы к этим состояниям потребуют понимания их молекулярной основы. Аналогичным образом, в вопросах, связанных с номенклатурой, подход, основанный на механизмах, когда-нибудь дополнит систему, основанную на синдромах. Однако изменение названий болезней — медленный и консервативный процесс.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить докторов Ховарда Розена, Патрика Боске и Марию Луизу Горно Темпини, а также госпожу Джилл Голдман за критический обзор и вклад в эту рукопись.Кроме того, мы хотели бы поблагодарить г-жу Сангиту Бходжвани за ее прекрасную техническую помощь. Спонсорами гранта выступили Национальные институты здравоохранения, номер гранта Mh29938; фонд Кендалла; фонд Синклера; и товарищество Бетти Фергюсон.

ССЫЛКИ

  1. Blessed G , Tomlinson BE, Roth M. Связь между количественными показателями деменции и старческих изменений в сером веществе головного мозга пожилых людей.Br J Psychiatry, 1968; 114: 797–811.

  2. Prusiner SB . Молекулярная биология прионных болезней. Science1991; 252: 1515–22.

  3. Берриос GE . История психических симптомов: описательная психопатология с XIX века . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1996.

  4. Брун А. , Энглунд Б., Густафсон Л., и др. .Клинические и невропатологические критерии лобно-височной деменции. J Neurol Neurosurg Psychiatry, 1994; 57: 416–18.

  5. Selkoe DJ . Молекулярная патология болезни Альцгеймера. Neuron1991; 6: 487–98.

  6. Hong M , Жукарева В., Фогельсберг-Регаглия В. Мутационно-специфические функциональные нарушения в отдельных изоформах тау-белка наследственного FTDP-17. Science1998; 282: 1914–17.

  7. Hutton M , Lendon CL, Rizzu P, и др. . Ассоциация миссенс-мутаций и мутаций 5N-сайта сплайсинга в тау с наследственной деменцией FTDPB17. Nature1998; 393: 702–5.

  8. Goedert M , Crowther RA, Spillantini MG. Мутации тау вызывают лобно-височную деменцию. Neuron1998; 21: 955–8.

  9. Spillantini M , Шмидт М., Ли В.Альфа-синуклеин в тельцах Леви. Nature1997; 388: 839–40.

  10. Розы н.э. Аполипопротеин E влияет на скорость проявления болезни Альцгеймера: бета-амилоидная нагрузка является вторичным следствием, зависящим от генотипа APOE и продолжительности заболевания [см. Комментарии]. J Neuropathol Exp Neurol1994; 53: 429–37.

  11. Galasko D , Saitoh T, Xia Y. Аллель аполипопротеина E эпсилон 4 чрезмерно представлен у пациентов с вариантом с тельцами Леви болезни Альцгеймера.Неврология, 1994; 44: 1950–1.

  12. Lippa CF , Smith TW, Saunders AM, и др. . Генотип аполипопротеина Е и болезнь тельцов Леви. Неврология, 1995; 45: 97–103.

  13. Parchi P , Giese A, Capellari S, et al . Классификация спорадической болезни Крейтцфельдта – Якоба на основе молекулярного и фенотипического анализа 300 субъектов. Энн Нейрол, 1999; 46: 224–33.

  14. Кертес А . Лобно-височная деменция, болезнь Пика и кортикобазальная дегенерация. Arch Neurol1997; 54: 1427–9.

  15. Bugiani O , Murrell J, Giaccone G, и др. . Лобно-височная деменция и кортикобазальная дегенерация в семье с мутацией P301S в тау. J Neuropathol Exp Neurol1999; 58: 667–77.

  16. Хендри Х.С. .Эпидемиология деменции и болезни Альцгеймера. Am J Geriatr Psychiatry, 1998; 6 (приложение 1): S3–18.

  17. Plassman BL , Breitner JC. Последние достижения в генетике болезни Альцгеймера и сосудистой деменции с акцентом на взаимодействия генов и окружающей среды. J Am Geriatr Soc 1996; 44: 1242–50.

  18. Роппер AH , Уильямс РС. Связь между бляшками, клубками и деменцией при синдроме Дауна.Неврология 1980; 30: 639–44.

  19. St George-Hyslop P , Tanzi R, Polinsky R, и др. . Генетический дефект, вызывающий семейную болезнь Альцгеймера, отображается на хромосоме 21. Science1987; 235: 885–90.

  20. Goate A , Chartier-Harlin M, Mullan M. Сегрегация миссенс-мутации в гене белка-предшественника амилоида с наследственной болезнью Альцгеймера. Nature1991; 349: 704–6.

  21. Шелленберг GD . Генетическое вскрытие болезни Альцгеймера, гетерогенного заболевания. Proc Natl Acad Sci USA, 1995; 92: 8552–9.

  22. Рогаев Э. , Шеррингтон Р., Лян Ю. Семейная болезнь Альцгеймера в родственниках с миссенс-мутациями в гене на хромосоме 1, связанном с геном болезни Альцгеймера 3 типа. Nature1995; 376: 600–2.

  23. Selkoe DJ .Болезнь Альцгеймера: генотипы, фенотипы и методы лечения. Science1997; 275: 630–1.

  24. Saunders AM , Strittmatter WJ, Schmechel D, и др. . Ассоциация аполипопротеина E аллеля эпсилон 4 с поздним началом семейной и спорадической болезни Альцгеймера. Неврология 1993; 43: 1467–72.

  25. Blacker D , Wilcox MA, Laird NM, и др. . Макроглобулин альфа-2 генетически связан с болезнью Альцгеймера.Нат Генет 1998; 19: 357–60.

  26. Braak H , Braak E. Постановка нейрофибриллярных изменений, связанных с болезнью Альцгеймера. Neurobiol Aging, 1995; 16: 271–84.

  27. Арриагада PV , Marzloff K, Hyman BT. Распределение патологических изменений типа Альцгеймера у недемментированных пожилых людей соответствует структуре болезни Альцгеймера. Неврология 1992; 42: 1681–8.

  28. McKhann G , Drachman D, Folstein M, и др. .Клинический диагноз болезни Альцгеймера: отчет Рабочей группы NINCDS – ADRDA под эгидой Целевой группы Департамента здравоохранения и социальных служб по болезни Альцгеймера. Неврология 1984; 34: 939–44.

  29. Kukull WA , Larson EB, Reifler BV, и др. . Межэкспертная надежность диагноза болезни Альцгеймера. Неврология 1990; 40: 257–60.

  30. Kazee AM , Eskin TA, Lapham LW, и др. .Клинико-патологические корреляты болезни Альцгеймера: оценка клинических и патологических диагностических критериев. Alzheimer Dis Assoc Disord 1993; 7: 152–64.

  31. Блэкер D , Альберт М.С., Бассет С.С., и др. . Надежность и валидность критериев NINCDS – ADRDA для болезни Альцгеймера. Инициатива Национального института психического здоровья по генетике. Arch Neurol1994; 51: 1198–204.

  32. Консенсусный отчет Рабочей группы по молекулярным и биохимическим маркерам болезни Альцгеймера .Исследовательский институт Рональда и Нэнси Рейган Ассоциации Альцгеймера и Рабочая группа Национального института старения. Neurobiol Aging 1998; 19: 109–16.

  33. Mayeux R , Saunders AM, Shea S, и др. . Использование генотипа аполипопротеина E в диагностике болезни Альцгеймера. N Engl J Med1998; 338: 506–11.

  34. Fox N , Warrington EK, Seiffer AL, и др. .Пресимптомный когнитивный дефицит у лиц с риском семейной болезни Альцгеймера. Brain1998; 121: 1631–9.

  35. Haxby JV , Grady CL, Koss E, и др. . Продольное исследование церебральной метаболической асимметрии и связанных нейропсихологических паттернов при ранней деменции типа Альцгеймера. Arch Neurol1990; 47: 753–60.

  36. Джонсон Дж. , руководитель Е, Ким Р., и др. .Клинические и патологические доказательства фронтального варианта болезни Альцгеймера. Arch Neurol1999; 56: 1233–9.

  37. Бенсон Д.Ф. , Дэвис Р.Дж., Снайдер Б.Д. Задняя корковая атрофия. Arch Neurol 1988; 45: 789–93.

  38. Kramer J , Miller B. Болезнь Альцгеймера и ее очаговые варианты. Семин Neurol2000; 20: 447–54.

  39. Каммингс Дж. Л. , Миллер Б., Хилл М.А., и др. .Психоневрологические аспекты мультиинфарктной деменции и деменции типа Альцгеймера. Arch Neurol1987; 44: 389–93.

  40. Molsa PK , Marttila RJ, Rinne UK. Выживаемость и причина смерти при болезни Альцгеймера и мультиинфарктной деменции. Acta Neurol Scand 1986; 74: 103–7.

  41. Уолш Дж.С. , Уэлч Х.Г., Ларсон Е.Б. Выживаемость амбулаторных пациентов с деменцией альцгеймеровского типа.Ann Intern Med, 1990; 113: 429–34.

  42. Джонсон К , Альберт М.С. Нарушения перфузии при продромальном АД. Neurobiol Aging 2000; 21: 289–92.

  43. Frisoni GB , Laakso MP, Beltramello A, и др. . Атрофия гиппокампа и энторинальной коры при лобно-височной деменции и болезни Альцгеймера. Неврология, 1999; 52: 91–100.

  44. Детоледо-Моррелл L , Салливан М.П., ​​Моррелл Ф., и др. .Болезнь Альцгеймера: обнаружение in vivo дифференциальной уязвимости областей мозга. Neurobiol Aging 1997; 18: 463–8.

  45. Bookheimer SY , Strojwas MH, Cohen MS, и др. . Паттерны активации мозга у людей из группы риска по болезни Альцгеймера. N Engl J Med2000; 343: 450–6.

  46. Mentis MJ , Horwitz B, Grady CL, и др. . Зрительная корковая дисфункция при болезни Альцгеймера оценивалась с помощью «стресс-теста» с временной шкалой во время ПЭТ.Am J Psychiatry 1996; 153: 32-40.

  47. Petersen RC , Smith GE, Waring SC, и др. . Легкие когнитивные нарушения: клиническая характеристика и исход. Arch Neurol1999; 56: 303–8.

  48. Mayeux R , Sano M. Медикаментозная терапия: лечение болезни Альцгеймера. N Engl J Med1999; 341: 1670–9.

  49. Rogers SL , Farlow MR, Doody RS, и др. .24-недельное двойное слепое плацебо-контролируемое испытание донепезила у пациентов с болезнью Альцгеймера. Неврология 1998; 50: 136–45.

  50. Burns A , Rossor M, Hecker J. Эффекты донепезила при болезни Альцгеймера — результаты многонационального исследования. Dement Geriatr Cogn Disord 1999; 10: 237–44.

  51. Doody R , Гельдмахер Д., Гордон Б., и др. . Открытое многоцентровое расширенное исследование 3 фазы безопасности и эффективности донепезила у пациентов с болезнью Альцгеймера.Arch Neurol2001; 58: 427–33.

  52. Сано М. , Эрнесто К., Томас Р.Г., и др. . Контролируемое испытание селегилина, альфа-токоферола или обоих препаратов для лечения болезни Альцгеймера. Совместное исследование болезни Альцгеймера. N Engl J Med1997; 336: 1216–22.

  53. Jeste DV , Rockwell E, Harris MJ, и др. . Сравнение традиционных и новых нейролептиков у пожилых пациентов.Am J Geriatr Psychiatry, 1999; 7: 70–6.

  54. Раскинд М.А. . Оценка и управление агрессивным поведением у пожилых пациентов с деменцией. J Clin Psychiatry, 1999; 60 (приложение 15): 45–9.

  55. МакШейн R , Кин Дж., Гедлинг К., и др. . Ускоряют ли нейролептики снижение когнитивных функций при деменции? Проспективное исследование с последующим наблюдением за аутопсией. BMJ1997; 314: 266–70.

  56. Kojro E , Gimpl G, Lammich S, и др. . Низкий уровень холестерина стимулирует неамилоидогенный путь своим действием на альфа-секретазу ADAM 10. Proc Natl Acad Sci USA 2001; 17: 17.

  57. Дови Х.Ф. , Джон В., Андерсон Дж. П., и др. . Функциональные ингибиторы гамма-секретазы снижают уровень бета-амилоидного пептида в головном мозге. Журнал Neurochem2001; 76: 173–81.

  58. Шенк Д. , Барбур Р., Данн В., и др. . Иммунизация бета-амилоидом ослабляет патологию, подобную болезни Альцгеймера, у мышей PDAPP [см. Комментарии]. Nature1999; 400: 173–7.

  59. Raber J , Wong D, Buttini M, и др. . Изоформ-специфические эффекты человеческого аполипопротеина E на функцию мозга, выявленные у мышей с нокаутом ApoE: повышенная восприимчивость самок.Proc Natl Acad Sci USA, 1998; 95: 10914–19.

  60. Nestor P , Hodges J. Non-Alzheimer dementias. Семин Neurol2000; 20: 439–46.

  61. Hodges JR , Miller B. Классификация, генетика и невропатология лобно-височной деменции. Введение в специальные тематические статьи. Часть I. Neurocase2001; 7: 31–5.

  62. Нири Д. , Сноуден Дж. С., Шилдс Р. А., и др. .Однофотонная эмиссионная томография с использованием 99mTc-HM-PAO в исследовании деменции. J Neurol Neurosurg Psychiatry 1987; 50: 1101–9.

  63. Брун А . Дегенерация лобной доли не альцгеймеровского типа. I. Невропатология. Arch Gerontol Geriatr1987; 6: 193–208.

  64. Clark LN , Poorkaj P, Wszolek Z, et al . Патогенные последствия мутаций в гене тау при паллидопонто-нигральной дегенерации и связанных с ней нейродегенеративных расстройствах, связанных с хромосомой 17.Proc Natl Acad Sci USA, 1998; 95: 13103–7.

  65. Миллер Б.Л. , Бун К., Мишкин Ф., и др. . Клинические и нейропсихологические особенности лобно-височной деменции. В: Kertesz A, и др. , ред. Болезнь Пика и комплекс Пика . Нью-Йорк: Wiley-Liss, 1998: 23–32.

  66. Нири Д. , Сноуден Дж. С., Нортен Б., и др. . Деменция лобно-долевого типа.J Neurol Neurosurg Psychiatry 1988; 51: 353–61.

  67. Сноуден Дж. С. , Нири Д., Манн DMA. Дифференциальный диагноз лобно-височной деменции. В: Лобно-височная долевая дегенерация: лобно-височная деменция, прогрессирующая афазия, семантическая деменция . Нью-Йорк: Черчилль Ливингстон, 1996: 43–58.

  68. Нири Д. , Сноуден Дж. С., Густафсон Л., и др. . Лобно-височная долевая дегенерация: консенсус по клиническим диагностическим критериям.Неврология 1998; 51: 1546–54.

  69. Wilhelmsen KC , Lynch T, Pavlou E, et al . Локализация комплекса растормаживания-деменция-паркинсонизм-амиотрофия в 17q21–22. Am J Hum Genet 1994; 55: 1159–65.

  70. Вильгельмсен К.С. , Кларк Л.Н., Миллер Б.Л., и др. . Мутации тау-белка при лобно-височной деменции. Dement Geriatr Cogn Disord, 1999; 10 (приложение 1): 880–2.

  71. Густафсон Л . Дегенерация лобной доли не альцгеймеровского типа. II. Клиническая картина и дифференциальный диагноз. Arch Gerontol Geriatr1987; 6: 209–23.

  72. Чау Т.В. , Миллер Б.Л., Хаяши В.Н., и др. . Наследование лобно-височной деменции. Arch Neurol1999; 56: 817–22.

  73. Heutink P .Распутывание деменции, связанной с тау. Hum Mol Genet2000; 9: 979–86.

  74. Жукарева В , Фогельсберг-Рагалья В., Ван Дирлин В.М., и др. . Потеря тау-белка головного мозга определяет новые спорадические и семейные таупатии с лобно-височной деменцией. Энн Нейрол, 2001; 49: 165–75.

  75. Хоулден Х. , Бейкер М., Адамсон Дж., и др. . Частота мутаций тау в трех сериях дегенеративной деменции, не связанной с болезнью Альцгеймера.Энн Нейрол, 1999; 46: 243–8.

  76. Rizzu P , Van Swieten JC, Joosse M, и др. . Высокая распространенность мутаций в связанном с микротрубочками белке тау в популяционном исследовании лобно-височной деменции в Нидерландах. Am J Hum Genet1999; 64: 414–21.

  77. Brown J , Ashworth A, Gydesen S, и др. . Семейная неспецифическая деменция отображается на хромосоме 3.Hum Mol Genet1995; 4: 1625–8.

  78. Хослер Б.А. , Сиддик Т., Сапп ПК, и др. . Связь семейного бокового амиотрофического склероза с лобно-височной деменцией с хромосомой 9q21 – q22. JAMA2000; 284: 1664–9.

  79. Брун А . Повторное посещение дегенерации лобной доли не-альцгеймеровского типа. Деменция 1993; 4: 126–31.

  80. Насреддин З.С. , Логинов М., Кларк Л.Н., и др. .От генотипа к фенотипу: клинико-патологическое и биохимическое исследование лобно-височной деменции и паркинсонизма (FTDP-17), вызванных тау-мутацией P301L. Энн Нейрол, 1999; 45: 704–15.

  81. Делакур А . Биохимическая и молекулярная характеристика нейрофибриллярной дегенерации при лобно-височной деменции. Dement Geriatr Cogn Disord, 1999; 10 (приложение 1): 75–9.

  82. Кертес А , Кавараи Т., Рогаева Е, и др. .Семейная лобно-височная деменция с убиквитин-положительными и тау-отрицательными включениями. Неврология 2000; 54: 818–27.

  83. Кертес А , Мартинес-Лаге П., Дэвидсон В., и др. . Синдром кортикобазальной дегенерации перекрывает прогрессирующую афазию и лобно-височную деменцию. Неврология 2000; 55: 1368–75.

  84. Gearing M , Olson DA, Watts RL, и др. .Прогрессирующий надъядерный паралич: нейропатологическая и клиническая неоднородность. Неврология, 1994; 44: 1015–24.

  85. Esmonde T , Giles E, Gibson M, и др. . Нейропсихологические показатели, тяжесть заболевания и депрессия при прогрессирующем надъядерном параличе. J Neurol1996; 243: 638–43.

  86. Mathuranath PS , Xuereb JH, Bak T, и др. . Кортикобазальная ганглионарная дегенерация и / или лобно-височная деменция? Отчет о двух случаях совпадения и обзор литературы.J Neurol Neurosurg Psychiatry 2000; 68: 304–12.

  87. Grimes DA , Lang AE, Bergeron CB. Деменция как наиболее частое проявление корково-базальной ганглионарной дегенерации. Неврология, 1999; 53: 1969–74.

  88. Хоулден Х. , Бейкер М., Моррис Х.Р., и др. . Кортикобазальная дегенерация и прогрессирующий надъядерный паралич имеют общий тау-гаплотип. Неврология, 2001; 56: 1702–6.

  89. Фини МБ , Диксон Д.В. Нейродегенеративные расстройства с обширной патологией тау-белка: сравнительное исследование и обзор. Энн Нейрол 1996; 40: 139–48.

  90. Ди Мария E , Табатон М., Виго Т, и др. . Кортикобазальная дегенерация имеет общий генетический фон с прогрессирующим надъядерным параличом. Энн Нейрол, 2000; 47: 374–7.

  91. ван Слегтенхорст M , Льюис Дж., Хаттон М.Молекулярная генетика таупатий. Exp Gerontol2000; 35: 461–71.

  92. Миллер Б.Л. , Чанг Л., Мена I, и др. . Прогрессирующая правосторонняя лобно-височная дегенерация: клинические, нейропсихологические и ОФЭКТ-характеристики. Деменция 1993; 4: 204–13.

  93. Эдвардс-Ли Т , Миллер Б.Л., Бенсон Д.Ф., и др. . Височный вариант лобно-височной деменции.Brain1997; 120: 1027–40.

  94. Rosen HJ , Lengenfelder J, Miller B. Лобно-височная деменция. Neurol Clin2000; 18: 979–92.

  95. Месулам ММ . Медленно прогрессирующая афазия без генерализованной деменции. Энн Нейрол, 1982; 11: 592–8.

  96. Snowden JS , Goulding PJ, Ney D. Семантическая деменция: форма ограниченной церебральной атрофии.Behav Neurol1989; 2: 167–82.

  97. Ходжес Дж. Р. , Паттерсон К., Оксбери С., и др. . Семантическая деменция. Прогрессирующая плавная афазия с атрофией височной доли. Brain1992; 115: 1783–806.

  98. Россор МН . Дифференциальный диагноз лобно-височной деменции: болезнь Пика. Dement Geriatr Cogn Disord, 1999; 10 (приложение 1): 43–5.

  99. Miller BL , Ikonte C, Ponton M, и др. .Изучение критериев исследования Лунда-Манчестера для лобно-височной деменции: корреляции клинической и однофотонной эмиссионной КТ. Неврология 1997; 48: 937–42.

  100. Lopez OL , Litvan I, Catt KE, и др. . Точность четырех клинико-диагностических критериев диагностики нейродегенеративных деменций. Неврология, 1999; 53: 1292–9.

  101. Миллер Б.Л. , Гирхарт Р.Нейровизуализация в диагностике лобно-височной деменции. Dement Geriatr Cogn Disord, 1999; 10 (приложение 1): 71–4.

  102. Swartz JR , Miller BL, Lesser IM, и др. . Лобно-височная деменция: терапевтический ответ на селективные ингибиторы обратного захвата серотонина [опубликованная ошибка приведена в J Clin Psychiatry 1997 Jun; 58 (6): 275]. J Clin Psychiatry 1997; 58: 212–16.

  103. Sparks DL , Woeltz VM, Markesbery WR.Изменения активности моноаминоксидазы мозга при старении, болезни Альцгеймера и болезни Пика. Arch Neurol1991; 48: 718–21.

  104. Фрэнсис П. , Холмс С., Вебстер М., и др. . Предварительные нейрохимические данные при деменции, не связанной с болезнью Альцгеймера, из-за лобарной атрофии. Деменция 1993; 4: 172–7.

  105. Perry RJ , Миллер BL. Поведение и лечение лобно-височной деменции.Неврология 2001; 56 (приложение 4): S46–51.

  106. МакКейт И.Г. , Галаско Д., Косака К., и др. . Консенсусные рекомендации по клинической и патологической диагностике деменции с тельцами Леви (DLB): отчет консорциума о международном семинаре DLB. Неврология 1996; 47: 1113–24.

  107. Папка М. , Рубио А., Шиффер Р. Обзор болезни с тельцами Леви, новой концепции корковой деменции.J. Neuropsychiatry Clin Neurosci, 1998; 10: 267–79.

  108. Perry RH , Irving D, Blessed G, и др. . Клинически и невропатологически отличная форма деменции у пожилых людей. Lancet1989; я: 166.

  109. Ince PG , McArthur FK, Bjertness E, et al . Невропатологические диагнозы у пожилых пациентов в Осло: болезнь Альцгеймера, болезнь с тельцами Леви, поражения сосудов.Деменция, 1995; 6: 162–8.

  110. Kosaka K , Iseki E. Диффузная болезнь с тельцами Леви в спектре болезни с тельцами Леви. Материалы международного семинара по деменции с тельцами Леви. Патология, 1995; 27: 1–13.

  111. Weiner MF , Risser RC, Cullum CM, и др. . Болезнь Альцгеймера и ее вариант с тельцами Леви: клинический анализ посмертно подтвержденных случаев.Am J Psychiatry 1996; 153: 1269–73.

  112. Polymeropoulos MH , Lavedan C, Leroy E, и др. . Мутация в гене альфа-синуклеина идентифицирована в семьях с болезнью Паркинсона. Science1997; 276: 2045–47.

  113. Фаррер М. , Гвинн-Харди К., Хаттон М., и др. . Генетика нарушений с синуклеиновой патологией и паркинсонизмом. Hum Mol Genet1999; 8: 1901–1905.

  114. Muenter MD , Forno LS, Hornykiewicz O, и др. . Наследственная форма паркинсонизма – деменции. Энн Нейрол, 1998; 43: 768–81.

  115. Chen L , Baum L, Ng HK, и др. . Промотор аполипопротеина E и полиморфизм альфа2-макроглобулина генетически не связаны с китайской болезнью Альцгеймера с поздним началом. Neurosci Lett, 1999; 269: 173–7.

  116. Филли С . Психоневрологические особенности болезни с тельцами Леви. Brain Cogn1995; 28: 229–39.

  117. МакКейт IG , Перри Е.К., Перри Р.Х. Отчет о второй деменции с помощью международного семинара с тельцами Леви: диагностика и лечение. Консорциум по деменции с тельцами Леви. Неврология, 1999; 53: 902–5.

  118. Диксон Д.В. , Шмидт М.Л., Ли В.М., и др. .Профиль иммунореактивности нейритов CA2 / 3 гиппокампа при диффузной болезни с тельцами Леви. Acta Neuropathol1994; 87: 269–76.

  119. Дженсен П. , Нильсен М., Джейкс Р., и др. . Связывание альфа-синуклеина с пузырьками головного мозга отменяется семейной мутацией болезни Паркинсона. J Biol Chem1998; 273: 26292–4.

  120. Wolozin B , Behl C. Механизмы нейродегенеративных расстройств.Часть 1. Белковые агрегаты. Arch Neurol2000; 57: 793–6.

  121. Conway K , Harper J, Lansbury P. Ускоренное образование фибрилл in vitro с помощью мутантного альфа-синуклеина, связанного с ранним началом болезни Паркинсона. Nat Med1998; 4: 1318–20.

  122. Hashimoto M , Hsu LJ, Xia Y, и др. . Окислительный стресс вызывает образование амилоидоподобных агрегатов NACP / альфа-синуклеин in vitro.Neuroreport1999; 10: 717–21.

  123. Дуда JE , Ли В.М., Трояновский JQ. Невропатология агрегатов синуклеина. J Neurosci Res2000; 61: 121–7.

  124. Mega MS , Masterman DL, Benson DF, и др. . Деменция с тельцами Леви: надежность и валидность клинических и патологических критериев. Неврология 1996; 47: 1403–9.

  125. Holmes C , Cairns N, Lantos P, et al .Обоснованность текущих клинических критериев болезни Альцгеймера, сосудистой деменции и деменции с тельцами Леви. Br J Psychiatry1999; 174: 45–51.

  126. McKeith I , Fairbairn A, Perry R, ​​ и др. . Нейролептическая чувствительность у больных старческой деменцией с тельцами Леви. BMJ1992; 305: 673–8.

  127. Barber R , Ballard C, McKeith IG, и др. .Объемное исследование МРТ деменции с тельцами Леви: сравнение с БА и сосудистой деменцией. Неврология 2000; 54: 1304–9.

  128. Хашимото М. , Китагаки Х., Имамура Т. Медиальная височная атрофия и атрофия всего мозга при деменции с тельцами Леви, объемное МРТ-исследование. Неврология, 1998; 51: 357–62.

  129. Perry RH , Irving D, Blessed G, и др. . Старческое слабоумие по типу тельца Леви.Клинически и невропатологически отличная форма деменции с тельцами Леви у пожилых людей. J Neurol Sci1990; 95: 119–39.

  130. Lanctot K , Herrmann N. Donepezil для поведенческих расстройств, связанных с тельцами Леви: серия случаев. Int J Geriatr Psychiatry, 2000; 15: 338–45.

  131. Shea C , MacKnight C, Rockwood K. Донепезил для лечения тельцов Леви: серия случаев с участием девяти пациентов.Int Psychogeriatr 1998; 10: 229–38.

  132. McKeith I , Del Ser T, Spano P, и др. . Эффективность ривастигмина при деменции с тельцами Леви: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое международное исследование. Lancet2000; 356: 2031–6.

  133. McKeith I , Ballard C, Harrison R. Нейролептическая чувствительность к рисперидону при деменции с тельцами Леви [письмо]. Lancet1995; 346: 699.

  134. Walker Z , Grace J, Overshot R, и др. . Оланзапин при деменции с тельцами Леви: клиническое исследование. Int J Geriatr Psychiatry, 1999; 14: 459–66.

  135. Burke W , Pfeiffer R, McComb R. Нейролептическая чувствительность к клозапину при деменции с тельцами Леви. J. Neuropsychiatry Clin Neurosci, 1998; 10: 227–9.

  136. Prusiner SB .Новые белковые инфекционные частицы вызывают скрейпи. Science1982; 216: 136–44.

  137. Prusiner SB . Прионы. Proc Natl Acad Sci USA, 1998; 95: 13363–83.

  138. Will RG , Alpers MP, Dormont D, et al . Инфекционные и спорадические прионные заболевания. В кн .: Прусинер С.Б., под ред. Биология и болезни прионов . Колд-Спринг-Харбор: Лабораторная пресса Колд-Спринг-Харбор, 1999: 465–507.

  139. Prusiner SB . Генетические и инфекционные прионные болезни. Arch Neurol1993; 50: 1129–53.

  140. Коричневый P , Cathala F, Castaigne P, и др. . Болезнь Крейтцфельдта – Якоба: клинический анализ последовательной серии из 230 невропатологически подтвержденных случаев. Энн Нейрол 1986; 20: 597–602.

  141. Браун П. , Гиббс С.Дж., Роджерс-Джонсон П., и др. .Губчатая энцефалопатия человека: серия Национальных институтов здравоохранения по 300 случаям экспериментально переданных болезней. Энн Нейрол, 1994; 35: 513–29.

  142. Гамбетти П. , Парчи П. Бессонница при прионных заболеваниях: спорадические и семейные. N Engl J Med1999; 340: 1675–7.

  143. Gambetti P , Petersen RB, Parchi P, и др. . Наследственные прионные болезни. В кн .: Прусинер С.Б., под ред. Биология и болезни прионов . Колд-Спринг-Харбор: Лабораторная пресса Колд-Спринг-Харбор, 1999: 508–83.

  144. Prusiner SB , Bosque PJ. Прионные болезни. В: Braunwald E, ed. Принципы внутренней медицины Харрисона . Нью-Йорк: McGraw Hill, 2001.

    .

  145. Mastrianni JA , Roos RP. Прионные болезни. Семин Neurol2000; 20: 337–52.

  146. Kretzschmar HA , Ironside JW, DeArmond SJ, и др. .Диагностические критерии спорадической болезни Крейтцфельдта – Якоба. Arch Neurol 1996; 53: 913–20.

  147. Guentchev M , Wanschitz J, Voigtlander T, и др. . Избирательная уязвимость нейронов при прионных заболеваниях человека. Смертельная семейная бессонница отличается от других видов прионных заболеваний. Am J Pathol, 1999; 155: 1453–147.

  148. Феррер I , Касас Р., Ривера Р. Парвальбумин-иммунореактивные кортикальные нейроны при болезни Крейтцфельда – Якоба.Энн Нейрол, 1993; 34: 864–6.

  149. Guentchev M , Groschup MH, Kordek R и др. . Тяжелая, ранняя и избирательная потеря субпопуляции ГАМКергических ингибирующих нейронов при экспериментальных трансмиссивных губчатых энцефалопатиях. Brain Pathol 1998; 8: 615–23.

  150. Беличенко П.В. , Миклосси Дж., Белсер Б., и др. . Раннее разрушение внеклеточного матрикса вокруг парвальбумин-иммунореактивных интернейронов при болезни Крейтцфельда – Якоба.Neurobiol Dis1999; 6: 269–79.

  151. Страховка ЭД . Трансмиссивные губчатые энцефалопатии у человека. Annu Rev Microbiol1999; 53: 283–314.

  152. Каммингс JL , Бенсон Д.Ф. Деменция при сосудистых и инфекционных заболеваниях. В: Деменция: клинический подход . Бостон: Баттерворт, 1983: 125–67.

  153. Masters CL , Gajdusek DC, Gibbs CJ.Семейная встречаемость болезни Крейтцфельдта – Якоба и болезни Альцгеймера. Brain1981; 104: 535–58.

  154. Will RG , Alperovitch A, Poser S, и др. . Описательная эпидемиология болезни Крейтцфельдта – Якоба в шести европейских странах, 1993–1995 гг. Группа совместных исследований ЕС для CJD. Энн Нейрол, 1998; 43: 763–7.

  155. Pals P , Van Everbroeck B, Sciot R, и др. .Ретроспективное исследование болезни Крейтцфельдта – Якоба в Бельгии. Eur J Epidemiol1999; 15: 517–19.

  156. Vrancken AF , Frijns CJ, Ramos LM. FLAIR MRI при спорадической болезни Крейтцфельдта – Якоба. Неврология 2000; 55: 147–8.

  157. Колли DA , Селлар Р.Дж., Зейдлер М., и др. . МРТ болезни Крейцфельдта – Якоба: особенности визуализации и рекомендуемый протокол МРТ. Clin Radiol, 2001; 56: 726–39.

  158. Matoba M , Tonami H, Miyaji H, и др. . Болезнь Крейтцфельдта – Якоба: серийные изменения на диффузионно-взвешенной МРТ. J Comput Assist Tomogr2001; 25: 274–7.

  159. Пун М.А. , Стаки С., Стори Э. МРТ-данные о вовлечении мозжечка и гиппокампа в болезнь Крейтцфельдта – Якоба. Нейрорадиология, 2001; 43: 746–9.

  160. Скотт MR , Уилл Р., Айронсайд Дж., и др. .Убедительные трансгенетические доказательства передачи прионов губчатой ​​энцефалопатии крупного рогатого скота человеку. Proc Natl Acad Sci USA, 1999; 96: 15137–42.

  161. Will RG , Ironside JW, Zeidler M, и др. . Новый вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба в Великобритании. Lancet1996; 347: 921–5.

  162. Will RG , Zeidler M, Stewart GE, и др. . Диагностика нового варианта болезни Крейтцфельдта – Якоба.Энн Нейрол, 2000; 47: 575–82.

  163. Оппенгейм С , Брандел Дж. П., Хау Дж. Дж., и др. . МРТ и второй случай vCJD во Франции. Lancet2000; 356: 253–4.

  164. Verity CM , Николл А., Уилл Р.Г., и др. . Вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба у детей в Великобритании: национальное эпиднадзорное исследование. Lancet2000; 356: 1224–7.

  165. Lorains JW , Henry C, Agbamu DA, и др. .Вариант болезни Крейтцфельдта – Якоба у пожилого пациента. Lancet2001; 357: 1339–40.

  166. Hill AF , Butterworth RJ, Joiner S, и др. . Исследование варианта болезни Крейтцфельдта – Якоба и других прионных заболеваний человека с помощью биоптатов миндалин. Lancet1999; 353: 183–9.

  167. Zeidler M , Sellar RJ, Collie DA, и др. . Пульвинарный признак на магнитно-резонансной томографии при варианте болезни Крейтцфельдта – Якоба.Lancet2000; 355: 1412–18.

  168. Zeidler M , Collie DA, Macleod MA, и др. . FLAIR MRI при спорадической болезни Крейтцфельдта – Якоба. Неврология 2001; 56: 282.

  169. Гайдусек ДЦ . Нетрадиционные вирусы, происхождение и исчезновение куру. Science 1977; 197: 943–60.

  170. Korth C , May BCH, Cohen FE, и др. .Производные акридина и фенотиазина в качестве фармакопрепаратов при прионной болезни. Proc Natl Acad Sci USA, 2001; 98: 9836–41.

Разница между деменцией и старческим возрастом

Когда взрослый ребенок начинает замечать изменения в старшем близком человеке, он может задаться вопросом, нормальное ли это старение или что-то еще. Семьям часто бывает трудно понять разницу между старением, деменцией и дряхлостью. Но есть явные отличия.

Различия между слабоумием и старческим возрастом

Люди часто ошибочно думают, что слабоумие — это просто еще одно название болезни Альцгеймера, и что деменция и дряхлость — одно и то же.

Но деменция — это на самом деле множество заболеваний и состояний, которые ухудшают когнитивное здоровье человека. Болезнь Альцгеймера — это один из видов деменции.

Типичные симптомы деменции могут включать потерю памяти, снижение абстрактного мыслительного процесса, потерю навыков вербального общения и изменение личности.

Существует ряд различных типов деменции. Вот некоторые из наиболее распространенных:

  • Болезнь Альцгеймера — составляет от 70 до 80% всех деменций
  • Деменция Паркинсона — возникает на поздних стадиях болезни Паркинсона
  • Сосудистая деменция — вызванная инсультом или другим нарушением притока крови к мозгу

Старость, напротив, — это более старый термин, используемый для описания ухудшения физического и когнитивного здоровья пожилых людей.Как и деменция, дряхлость может вызвать изменения в психическом здоровье, например потерю памяти или снижение рассудительности.

Но симптомы старости могут также включать физические изменения, такие как:

  • Жесткие соединения
  • Изменение осанки
  • Пониженная сила
  • Сморщивание лыжи n
  • Потеря зрения или слуха
  • Хрупкие кости или потеря костной массы

Важно отметить, что в последние годы термин «старческий» приобрел негативный оттенок.Отсутствие понимания и восприимчивости к проблемам старения привело к неправильному использованию этого слова, из-за чего оно звучит как намек на чьи-то умственные способности, а не на истинное состояние здоровья.

Ресурсы, чтобы помочь семьям узнать больше о проблемах, связанных со старением

Если старший, которого вы любите, борется с проблемами, связанными со старением, существует множество онлайн-ресурсов, которые могут оказаться полезными.

  • Elmcroft Senior Living Resource Center: В нашем ресурсном центре вы найдете статьи по различным темам, касающимся ухода за пожилыми людьми, пожилыми людьми и пожилыми людьми.Здесь также указаны финансовые возможности и расценки для наших местных сообществ пожилых людей.
  • Альянс семейных опекунов: Этот сайт был создан Национальным центром опеки. На нем вы найдете форумы для общения с другими опекунами в Интернете, а также образовательные руководства с информацией о болезнях, о которых члены семьи могут попытаться узнать больше. Темы варьируются от слабоумия с тельцами Леви до лобно-височной деменции и инсульта.
  • Центр по уходу за больными, страдающими деменцией и болезнью Альцгеймера: Ассоциация Альцгеймера создала этот специальный раздел своего сайта, чтобы помочь лицам, ухаживающим за больными деменцией, решить уникальные проблемы, с которыми они сталкиваются.Центр по уходу, охватывающий самые разные темы, от юридических вопросов до временного ухода, богат качественными ресурсами.

Специализированная программа по уходу за памятью в Elmcroft Senior Living

Если вы изо всех сил пытаетесь обезопасить близкого человека, страдающего деменцией, и заниматься продуктивной деятельностью дома, ему может быть полезно перейти в службу Memory Care. Программа Chronicles Memory Care в Elmcroft Senior Living может стать решением. Позвоните в ближайшее к вам сообщество, чтобы назначить частный тур сегодня!

различий между деменцией и старческой дегенерацией мозга

Может быть трудно понять разницу между деменцией и старческой дегенерацией мозга.Однако есть явные отличия! Давайте посмотрим на некоторые из основных различий между этими двумя состояниями здоровья.

Различия между деменцией и старческим возрастом

Люди часто думают, что слабоумие — это еще одно название болезни Альцгеймера, и что старость и слабоумие — одно и то же.

Однако деменция — это целый ряд заболеваний и состояний. К сожалению, слабоумие может ухудшить когнитивное здоровье. Это может быть удивительно, но болезнь Альцгеймера на самом деле является разновидностью деменции.

Симптомы деменции могут включать многое. Примеры включают снижение абстрактного мыслительного процесса, потерю навыков вербального общения, потерю памяти и изменение личности.

Есть много типов деменции. Вот некоторые примеры наиболее распространенных:

  • Деменция Паркинсона — возникает на поздних стадиях болезни Паркинсона
  • Болезнь Альцгеймера — составляет почти 70-80% всех деменций
  • Сосудистая деменция — вызвана стоком или другим источником нарушения кровотока в головном мозге

Старость, с другой стороны, — это более старый термин, описывающий ухудшение когнитивного и физического здоровья пожилого человека.Как и деменция, дряхлость вызывает изменения в психическом здоровье, такие как снижение рассудительности или потеря памяти.

Кроме того, симптомы старости также могут привести к физическим изменениям, например:

  • Изменение осанки
  • Потеря зрения или слуха
  • Слабость
  • Очень жесткие соединения

В последние годы многие склонны воспринимать слово «старческий» в отрицательном смысле. Одна из причин этого негативного оттенка связана с чувствительностью к проблемам старения.Другая причина — непонимание причины, из-за которой некоторые воспринимают это слово как ругательство, а не как истинное состояние здоровья.

Есть ли у вас близкий человек, который страдает потерей памяти или старческой дегенерацией мозга?

Если у вас есть близкий человек, страдающий старческой дегенерацией мозга, вы обратились по адресу! Eden Memory Care может помочь вашему близкому человеку, который может нуждаться в помощи из-за слабоумия или дряхлости. Мы — ваше местное учреждение по уходу за памятью в Сайпрессе, штат Техас.Кроме того, наше учреждение по уходу за памятью имеет опыт ухода за людьми, которые могут страдать деменцией или старческим старением. Позвоните нам сегодня по телефону 281-935-9115. Вы также можете посетить наш веб-сайт http://www.googleguruhoustontexas.com/demos/edenmemorycare/.

Project MUSE — Марихуана «Высокий»: модель старческого слабоумия?

МАРИУАНА «ВЫСОКАЯ»: МОДЕЛЬ СТАРШЕГО ДЕМЕНЦИИ? ADAM SULKOWSKI * Доказательства атрофии мозга, вызванной марихуаной [1] и «амотивационного синдрома» [1,2], до сих пор не были убедительными [3-8].Однако есть поразительное сходство между некоторыми особенностями острой интоксикации марихуаной и клиническими синдромами пресенильной и старческой деменции (болезнь Альцгеймера). Эти сходства вызывают недоумение и заставляют задуматься, если сравнить экспериментальные психологические, нейрофизиологические, невропатологические и фармакологические исследования этих двух, очевидно, столь разных явлений. Психологические исследования острой интоксикации марихуаной от легкой до умеренной силы не показали влияния на остроту чувствительности и простые тесты времени реакции [9-11].В психогериатрической литературе нет доказательств моторного и / или сенсорного дефицита на ранних стадиях болезни Альцгеймера [12, 13]. Тщательные исследования внимания, психомоторной скорости, памяти и обучения в нашей лаборатории [11, 14] не показали нарушений, вызванных марихуаной, за исключением способности испытуемых эффективно использовать уже заученную информацию, относящуюся к задаче. Мы назвали этот дефицит сбоями в обработке информации. То же самое открытие неоднократно описывалось многими авторами в пожилых и слабоумных популяциях [15, 16].Еще одно интересное сходство заключается в самооценке своей работы. Под воздействием марихуаны — и в отличие от воздействия алкоголя — люди склонны воспринимать свою работу как гораздо худшую, чем она есть на самом деле (т.е. они переоценивают нарушения), и в результате они проявляют значительную осторожность и сдержанность (Sulkowski, неопубликованные данные) . Фактически, в реальной жизни люди, употребляющие марихуану, иногда создают угрозу безопасности, двигаясь слишком медленно. Достаточно лишь понаблюдать за ежедневным движением, чтобы увидеть, насколько раздражительно «осторожными» могут быть пожилые люди.Эта связанная с возрастом психологическая характеристика широко рассматривалась психологами пожилого возраста [17–19]. »Бедфордский медицинский центр VA GRECC, 200 Springs Road, Бедфорд, Массачусетс 01730, и Медицинский факультет Бостонского университета. © 1980, The University of Чикаго. 0031-5982 / 80 / 2302-0139 $ 01.00 Перспективы в биологии и медицине · Зима 1980 \ 209 Уникальный и надежный эффект марихуаны — это изменение восприятия времени, что особенно ярко проявилось в парадигме «производства времени» (например.g., испытуемого просят обозначить пределы 10-секундного интервала времени) [14, 20, 21]. Было высказано предположение, что наркотик изменяет наши внутренние психологические часы. Идентичные дефекты этих гипотетических часов были описаны у пожилых людей и считаются ответственными за снижение многих поведенческих тестов [22, 23]. Некоторые эксперты утверждают, что марихуана больше влияет на функции левого (доминантного) полушария, чем функции правого (недоминантного) полушария [24, 25]. Сообщается, что это приводит к растормаживанию правого полушария и к измененному состоянию сознания.Недавно опубликованные неврологические теории постулируют, что этот межполушарный дисбаланс ответственен за клинические симптомы деменции [26]. Трудно разработать строгие проверки этих теорий [27], а подтверждающих экспериментальных данных очень мало. На психосоциальном (межличностном) уровне марихуана вызывает тихую отстраненность от социальной среды, которая может быть аналогом так называемого постепенного социального отстранения, типичного для очень старых и слабоумных людей [28]. Возможно, что неспособность активно обрабатывать информацию при «кайфе» подкрепляет употребление марихуаны через механизм отрицательного подкрепления, защищая пользователя от стрессовой когнитивной перегрузки множественными и противоречивыми сообщениями, типичными для современного общества.Нейрофизиологические данные ЭЭГ-исследований острых эффектов марихуаны показывают неспецифическое и генерализованное замедление альфа-ритма и от небольшого до умеренного увеличения амплитуды [29, 30]. Они также являются наиболее частыми находками у очень старых людей и пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера [31, 32]. Психофизиологические теоретики старения предоставили некоторые экспериментальные данные, подтверждающие их теорию гипервозбуждения вегетативной нервной системы у пожилых и слабоумных [33, 34]. Это гипервозбуждение считается ответственным за перегрузку интероцептивных сенсоров, которая, в свою очередь, мешает адаптивным функциям ЦНС.Сильная симпатическая активация — характерный дозозависимый эффект марихуаны. Несмотря на трудности с теоретической интерпретацией, снижение церебрального кровотока при болезни Альцгеймера хорошо задокументировано. Опять же, есть некоторые предварительные данные (Л. Миллер, личное сообщение), свидетельствующие о снижении кровоснабжения мозга у курильщиков марихуаны в состоянии алкогольного опьянения.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.