Латынь востока: Почему арабский язык называют «Латынь востока»: как появилось это название

Содержание

Почему арабский язык называют «Латынь востока»: как появилось это название

Арабский язык нередко называют латынью востока, однако ответ на вопрос о том, почему так исторически сложилось, знают далеко не все. И сегодня мы постараемся кратко разобраться в этом.

Почему арабский язык – «Латынь востока»

Чтобы понять происхождение такого неофициального названия, необходимо вспомнить о другом историческом и научном факте. Как вы знаете, и наверняка замечали это, читая статьи на нашем сайте, очень многие названия и процессы, имеют свое этимологическое происхождение от латыни. Кроме того, некоторые привычные нам названия являются простонародными, а повседневные вещи, процессы или даже всевозможные организмы, имеют официальные названия, произносимые созвучно наименованиям на латыни.

Все это объясняет, что раньше латынь применялась как основной язык для науки, для медицины, для объяснения большинства процессов, доступных людям.

Однако стоит отметить, что латынь являлась языком всех наук непосредственно в Европе и в Европейских государствах.

Что же касается ответа на вопрос, почему арабский язык называли латынью востока, то здесь, в действительности, все предельно просто. Дело в том, что на востоке именно арабский язык использовался в качестве основного языка для школы, науки, религии, став своеобразным аналогом европейской латыни. Научные и литературные деятели повсеместно использовали именно арабский язык в качестве основного.

Происхождение названия «Латынь Востока»

Если верить этимологам, название «Латынь Востока» было присвоено арабскому языку во времена Средневековья. Виной всему стало то, что европейские наука и медицина в этот исторический период испытывали далеко не лучший период своего развития – прогресс практически остановился, и ученые не делали титанических открытий. В это же время, на Востоке происходила обратно пропорциональная ситуация: восточные ученые, преподаватели, медики и религиозные деятели духовно процветали, делали открытия. Тогда арабы сумели превзойти своих европейских оппонентов не только в медицине и науке, но и в астрономии, математики.

Как мы уже сказали выше, все эти науки изучались и совершенствовались на арабском языке, поэтому стало вполне очевидно, что европейцы быстро придумали метафорическое название арабскому – «Латынь Востока».

Примечательно также и то, что такие научные подвиги арабов добрались и до Европы, и даже такой университет, как «Оксфорд», ввел в свою программу изучение арабского языка.

Почему арабский язык называли латынью?

Каждый в курсе, что арабский язык является одним из самых распространенных языков в мире. Но мало кто в курсе, почему арабский язык называли латынью? Ответ на этот вопрос будет дан в материалах статьи.

Если вы не были в курсе, то знайте, что арабский язык довольно долго, да и сейчас, могут назвать латынью Востока. Дело заключается в том, что латынь являлась основой для всех европейских языков. А арабский язык считался отцом всех восточных языков.

Все высшие школы, различные международные культурные достижения происходили под непосредственным влиянием арабского языка.

Арабский язык являлся прародителем современных цифр, новой системы счета. Стал основой для изучения астрономии и медицины.

В особенности, большинство научных трудов и книг были взяты европейцами от древнегреческих ученых, а также древних мыслителем стран халифата.

В результате проводимых арабских завоеваний в древности, большинство поверженных народов стали принимать ислам. А, следовательно, и арабский язык. Именно поэтому он стал родным для многочисленных народностей современности. Учитывая то, что нормы шариата гласят, что главным языком для человека-приверженца ислама является арабский, этот язык становится всеобъемлющим. Он начал становиться универсальным способом для общения между жителями арабского мира. На нем проходило обучение молодых людей, писались учеными трактаты и литературные произведения.

Он стал тем языком, который сумел объединить в себе народы. Впрочем, как в свое время латинский язык. Правда, отличительной чертой арабского языка является то, что он не мертвый язык, а вполне «живой», ведь на нем говорит большинство населения в мире.

Если более внимательно обратиться к изучению данного вопроса, то по мнению этимологом, словосочетание «латынь Востока» появилось в Средневековье. Причина была крайне простой – европейская научная мысль и медицина не могли более развиваться, отмечался регресс в этой сфере деятельности. При этом на Востоке отмечались новые открытия, расцвет культуры и искусства. Именно в этот период арабы стали превосходить европейцев. И именно последние дали арабскому языку «кличку», которая называется «латынь Востока».

Если вы хотите прочитать о том, на каком языке говорят больше всего людей, переходите по ссылке На каком языке говорят больше всего людей?

Латинский язык


Латинский язык и право: от Древнего Рима до наших дней


Латинский язык — язык Древнего Рима, государства, занимавшего огромную территорию. Славу Рима составили политические деятели и ораторы (Цезарь, Цицерон), поэты (Вергилий, Гораций, Овидий), историки (Ливий, Тацит), юристы (Гай, Павел, Ульпиан, Папиниан, Модестин).


Латинский язык получил своё название от племени латинов, которые жили в Италии, в местности Latium Лаций, где в 753 году до н.э. был основан город Roma Рим. Латинский язык стал языком Рима, а потом и огромнейшей Римской империи, простиравшейся от Британии до Африки, от Пиренейского полуострова до Азии. Это пространство объединялось не только силой римского оружия, но и силой римского права и латинского языка. Латинский язык распространился по всей Империи, особенно на землях Западной Европы.



После гибели Римской империи в 476 г н.э. латинский язык не прекратил своего существования, он оставался в Европе в Средние века и эпоху Возрождения основным письменным литературным языком, постепенно уступая функции разговорного языка новым языкам. Самыми близкими к латинскому языку являются возникшие на его основе итальянский, испанский, португальский, каталанский, французский, румынский, ретороманский. Эти языки называются романскими языками. Романские языки наряду с латинским в свою очередь входят в индоевропейскую семью языков вместе со славянскими, германскими, балтийскими и другими. Таким образом, латинский родственен и русскому, немецкому, английскому, греческому языкам — у них общий язык-предок.


Часто латинский называют «мёртвым» языком«. Это выражение не совсем верно. Латинский язык «мёртвый» лишь в том отношении, что уже давно нет его «носителей», то есть тех, для кого он был бы родным языком.


Почему латинский язык нельзя назвать «мёртвым»?


Во-первых: хотя латинский язык утратил то значение международного языка учёных всех специальностей, которое принадлежало ему ещё в XVIII в., в ряде научных областей его позиции как языка научной терминологии остаются незыблемыми и в настоящее время. Прежде всего это касается медицины, биологии, лингвистики и права.


C XI в. римское право стало общеевропейской наукой и основой современных систем частного права, а вместе с ним и латинский приобрёл статус языка общего для юристов всей Европы. Важнейшую роль в процессе распространения римского права сыграла школа глоссаторов, появившаяся в Италии. Глоссаторы преподавали право в Болонском университете (основан в 1088 году), обучение в котором велось на латинском языке. Студенты, возвращаясь после учёбы на родину, основывали новые университеты, в которых языком обучения также становилась латынь. Вскоре обучение во всех университетах Европы велось на латыни, в том числе и в Московском университете — первом российском университете (основан в 1755 году, первоначально включал три факультета, в том числе юридический). Вплоть до XIX века было принято писать научные сочинения на латинском языке.


Главенствующее положение латинского языка в науке на протяжении многих веков привело к тому, что все научные понятия и явления получали терминологическую фиксацию и определение на латинском языке. Когда латинские сочинения основоположников, отцов современных наук стали переводить на новые языки, латинская терминологию сохранилась.


Во-вторых: латинский жив в своих детях — романских языках. Так как они образовались в результате смешения разговорной латыни с языками народов, проживавших на территории Римской империи, эти языки демонстрируют наибольшее сходство со своим предком, как с точки зрения грамматики, так и лексики: в их лексике более 90% слов латинского происхождения. На романских языках говорят не только в Европе. Начиная с XV века Португалия, Испания и Франция распространяли своё могущество и свои языки на другие континенты, и поэтому сегодня почти две трети говорящих на романских языках живут за пределами Европы, прежде все в Латинской Америке.


Большой пласт латинской лексики можно найти и в других европейских языках: в английском языке (германская группа) содержится до 80% слов латинского происхождения. Латинские слова прочно вошли и в русскую язык (славянская группа) и не воспринимаются в ней как нечто чуждое: факт, плюс, минус, момент, семестр, студент, экзамен, лекция, институт, университет, юстиция, процесс, прокурор, адвокат, прецедент и т.  д.


В-третьих: латинский является одним из священных языков Библии, был и остаётся языком католической церкви, официальным языком Ватикана. Вплоть до 60-х годов XX века богослужения в католических храмах велись только на латыни.


В-четвёртых: в Европе никогда не прерывалась традиция как письменного, так и разговорного латинского языка. От всех эпох, начиная с античности и до современности, сохранилось огромное количество книг, написанных по-латыни. Эти книги доступны читателям и сейчас, они хранятся в библиотеках, в том числе электронных: https://www.thelatinlibrary.com/; https://www.hs-augsburg.de/~harsch/augustana.html; https://www.perseus.tufts.edu/hopper/; http://ancientrome.ru/. Латинские книги, сохранившие мудрость многих столетий, являются той нитью, которая позволяет не прерываться связи времён, а латинский язык и сегодня продолжает выполнять важнейшую функцию языка — коммуникативную — способствуя общению людей различных стран и эпох.


Сегодня активно развивается практика так называемой «живой» латыни: новолатинская литература не ушла в прошлое вместе с эпохой Возрождения — в наши дни есть писатели и поэты, создающие свои произведения на латинском языке. На латинский переводятся популярные произведения современной литературы, такие как «Винни-Пух» или цикл романов о Гарри Поттере. Издаются журналы, публикующие материалы только или преимущественно на латинском, действуют новостные сайты в интернете. Живую латинскую речь можно услышать даже на обычных радиостанциях в FM-диапазоне (http://www.radiobremen.de/nachrichten/latein/index.html; http://yle.fi/radio1/tiede/nuntii_latini/).


Латинский язык способствует духовному развитию, приобщению к европейской и мировой культуре и науке, тренировке способности самостоятельно мыслить, помогает в изучении других языков, так как служит моделью языка вообще. Его грамматический строй существенно сложнее строя новых языков. Освоение латинской грамматики требует серьёзных умственных усилий и развивает в человеке основательность и выдержку, последовательность и системность мышления, точность в деталях, внимание к их соотношениям, которые так необходимы юристу.


Латинский язык и в наши дни — обязательный атрибут профессии юриста. Латынь оказалась идеальным языком для правового осмысления действительности, ибо, по определению М.В.Ломоносова, ей присущи богатство и сильная в изображениях краткость, а эти свойства сродни и самому закону: чем более точно и кратко сформулирована его суть, тем более закон совершенен и действенен. Современная юриспруденция впитала в себя, творчески переработав, положения римского права и его конструкции, проникшие в более поздние правовые системы, а латинский язык дал праву те термины и изречения, которые употребляются в наши дни и которые составляют основу международного языка юристов.


В Древнем Риме сложился научный подход к праву, возникла стройная система понятий и определений, была систематизирована наука о праве — юриспруденция. Именно римляне ввели различие вещных и обязательственных правоотношений, разработали учение о способах приобретения и защиты права собственности. Появившиеся в рамках системы римского права понятия собственность, владение, виндикация, неосновательное обогащение, завещательный отказ, узуфрукт, ведение чужих дел без поручения, деликтное обязательство, договор купли-продажи, аренды, займа, хранения и многие другие заняли прочное место в системе современного гражданского права, в том числе и российского.


Римский юрист Гай во II в. н. э. сформулировал актуальную до сих пор систему деления права на три составляющих: лица — вещи — иски; по ней построены гражданские кодексы многих стран мира, ей следует изложение материала в большинстве современных учебников гражданского и римского права.


Понимание основ римского права даёт ключ к изучению систем частного права всех стран, каким бы ни было законодательство на современном этапе и как бы оно не поменялось в дальнейшем. Освоить эти римско-правовые основы можно, только изучив латинский язык, на котором говорили древние римляне. Язык всегда тесно связан с мышлением и мировоззрением его носителя: римлянин каждый день имел дело с правом и не мог в нём не разбираться, не мыслить юридически. Именно поэтому, изучая латинский язык, будущие юристы могут не только лучше понять смысл латинских терминов и выражений, но и проникнуть в сущность и дух права.


Точка зрения

«Больше нигде подобного образования не дают»

PDF версия


Интервью с заведующим кафедрой восточно-христианской филологии и Восточных Церквей богословского факультета ПСТГУ, доктором богословия, кандидатом философских наук, доцентом, профессором университета протоиереем Олегом Давыденковым.


Отец Олег, как в Вашу жизнь вошли восточные языки?


Все было достаточно прозаично. В начале 90-х годов, вскоре после открытия Свято-Тихоновского Богословского Института (ныне ПСТГУ), было создано восточное отделение (в настоящее время кафедра восточно-христианской филологии и Восточных Церквей на богословском факультете ПСТГУ). У его истоков стояло несколько молодых востоковедов и преподавателей восточных языков, увлеченных изучением Христианского Востока. Они многое сделали для создания отделения и провели набор первых курсов студентов-восточников. С некоторыми из этих ученых мы и сегодня продолжаем плодотворное сотрудничество.


Однако все эти преподаватели были совместителями, и им было затруднительно помимо преподавания возложить на себя еще и административную работу. Работа же предстояла очень непростая, требовавшая немало сил и времени. Прежде всего необходимо было создать концепцию нового отделения, поскольку в нашей стране не существовало аналогичных учебных подразделений, и было непонятно, в какой учебный стандарт его можно «вписать».


Первоначально наше отделение не было филологическим, студенты получали дипломы теологов и наравне с остальными «богословами» изучали в полном объеме богословские дисциплины, к которым добавлялись курсы восточных и современных европейских языков, а также некоторые востоковедческие предметы. Очень скоро стало очевидно, что, во-первых, для значительного большинства студентов такие нагрузки были просто непосильны, а, во-вторых, учебный план отделения требовал такого количества учебных часов, которое было невозможно вместить ни в один из существовавших учебных стандартов. Для решения этой проблемы было необходимо отказаться от богословского стандарта и перейти на какой-то иной. В качестве вариантов обсуждались исторический, востоковедческий и филологический. Последний в конце концов и был выбран. Этот переход представлял собой исключительно сложную задачу, в частности, требовалась существенная переработка учебных планов и программ, которые только-только начали складываться.


В результате через несколько лет отделение осталось без заведующего, просуществовало в таком режиме несколько месяцев и из-за этого оказалось на грани ликвидации. Тогда ко мне пришла делегация студентов-восточников, чтобы уговорить меня стать заведующим отделением. К тому времени у меня уже был небольшой опыт занятий ориентальным богословием, и я согласился стать заведующим. И, поскольку было бы странно руководителю восточного отделения совсем не знать восточных языков, мне пришлось с этого времени занятья их изучением.


С какой целью создавалось отделение?


Мы видели свою цель в том, чтобы хоть в самой малой степени поспособствовать преодолению того огромного разрыва между отечественной и мировой наукой в области восточно-христианских исследований, который образовался в ХХ столетии. До 1917 г. русская школа христианской ориенталистики была одной из лучших в мире. В Российской империи были выдающиеся ученые-ориенталисты, которых знали, высоко ценили и до сих пор ценят за рубежом. В советское время все эти исследования были полностью свернуты, потому что коммунистической власти это было не нужно. Языки Христианского Востока, кроме арабского, не преподавались. Причем арабский язык преподавался либо с чисто светских позиций, либо, в крайнем случае, как язык мусульманской культуры. В качестве языка христианской культуры арабский большевиков не интересовал. Остальные восточные языки, такие как коптский, древнеэфиопский, сирийский, вообще нигде не изучали. Для них даже был придуман такой ярлык — «клерикальные языки», так как почти вся литература на этих языках является церковной, христианской.


То немногое, что было сделано в области восточно-христианских исследований в советское время, — это заслуга либо ученых еще дореволюционной школы, которые продолжали свои исследования, нередко «в стол», без надежды их опубликовать, либо отдельных исследователей-энтузиастов, самостоятельно изучавших восточные языки и пытавшихся хотя бы что-то сделать в этой научной области. В результате в области христианской ориенталистики мы страшно отстали от зарубежной науки, поскольку и в Европе, и в США XX век стал временем расцвета восточно-христианских исследований. И для того, чтобы этот отрыв хоть немного сократить, освоить то, что сделано в мировой науке в XX в. в этом направлении, и было создано наше отделение.


В СССР исторические исследования, так или иначе касающиеся Христианского Востока, были сосредоточены, главным образом, в Северной столице, в Восточном Институте при Университете. После падения коммунистического режима необходимость создания и в Москве некоторого центра восточно-христианских исследований многими ощущалась, поскольку невозможно было мириться с тем, что огромный и интереснейший пласт гуманитарного знания фактически выпал из отечественного научного поля. Можно сказать, что эта идея витала в воздухе. Таким образом, наш Университет первым откликнулся на это требование времени.


Какой был Ваш первый восточный язык?


Сначала я стал учить «латынь Востока», арабский язык. С арабским с самого начала дела у нас обстояли неплохо, найти преподавателей арабского языка не было большой проблемой, и учебных пособий для изучения арабского языка было достаточно. Когда же у нас возникла идея набрать группу эфиопистов, то возникли проблемы: по эфиопскому языку (геэзу) практически не было специалистов, т. к. в советское время в Москве этот язык ни в одном учебном заведении не изучался. Насколько я помню, в 90-е гг. на всю Москву людей, знавших геэз, было человек пять. В Санкт-Петербурге несколько больше, потому что там в Восточном институте все же преподавали этот язык ограниченному числу студентов. Не было и учебников по эфиопскому. Тогда мне пришлось заняться геэзом и даже составить учебное пособие, которое стало первым русскоязычным пособием по эфиопскому языку.


Как возникла потребность изучения именно древнеэфиопского языка?


Если заниматься христианским Востоком, то было бы странно игнорировать одну из самых интересных стран этого региона — Эфиопию. Заниматься же эфиопским христианством без знания геэза — это все равно, что изучать, например, средневековое западное христианство, не зная латыни. Эфиопская литература вплоть до 20-х гг. ХХ в., по крайней мере, на 90% создавалась на этом классическом литературном языке. Знание современных эфиопских языков, в частности, амхарского, который в ХХ в. был государственным, а сейчас является, наряду с английским, языком межэтнического общения в современной Эфиопии, не может компенсировать незнакомство с геэзом, ведь до начала ХХ в. объем написанной на амхарском литературы невелик. Поэтому для подготовки эфиописта, способного работать с эфиопской христианской литературой и источниками, без геэза обойтись никак нельзя.


Сколько языков сейчас изучают студенты на Вашем отделении и какие?


Если не считать церковно-славянского языка, который входит в богословский минимум и в ПСТГУ изучается всеми, наши студенты изучают пять или шесть языков. В программе предусмотрено обязательное изучение двух восточных языков: язык специализации изучается все четыре года обучения; с 3-го курса добавляется второй восточный язык. Естественно, за два года в совершенстве овладеть восточным языком весьма трудно, поэтому главная цель курса второго восточного языка заключается в том, чтобы дать прочную базу для тех, кто собирается в дальнейшем поступать в магистратуру и заниматься наукой, чтобы, опираясь на это основание, те, у кого в этом будет потребность, могли усовершенствовать свои знания. Также изучаются классические языки. Поскольку учебный план у восточников достаточно насыщенный, несколько лет назад классические языки частично были отнесены к предметам по выбору. Древнегреческий язык, обязательный на 1–2-ом курсах, с 3-го курса становится факультативным. Латынь изучается два года как предмет по выбору. Студенты изучают и два современных европейских языка: один с 1 по 4 курс; второй — с 3-го курса.


Какие восточные языки изучают на отделении?


Каждый год мы набираем одну группу на определенный язык специализации, который известен заранее, и абитуриент знает, на какой именно восточный язык он поступает. Языки чередуются: один год набирается группа на арабский язык, на следующий год — либо сирийский, либо эфиопский, либо коптский, в зависимости от возможностей нашей кафедры, затем опять арабский и т. д. У нас есть опыт преподавания и грузинского языка, в том числе в качестве языка специализации, но в настоящее время грузинский не преподается. Эфиописты наряду с геэзом изучают и амхарский язык.


Ваши выпускницы, во время обучения в Баламандском университете (Ливан) первую сессию сдавали на английском языке, а последующие сессии, их диссертации и защита магистерских были на арабском. Это университет дает такую языковую подготовку?


Да, кроме ПСТГУ, они больше нигде не учили арабский, и это свидетельствует о хорошем уровне преподавания. У нас очень хорошие преподаватели арабского языка, среди которых нельзя не назвать Владимира Васильевича Лебедева, под его руководством разработана линейка специальных пособий по арабскому языку как языку арабо-христианской культуры. Раньше на русском языке не существовало учебных пособий по Christian Arabic. У нас имеется три учебных пособия: начальный, основной и продвинутый курсы. Три эти книги так и называются – «Арабский язык для изучающих арабо-христианскую культуру». Эти пособия позволяют с самого начала изучать арабский язык с определенной целью — читать христианскую литературу на арабском языке, имеющем свои особенности, прежде всего лексические. В Баламанде, насколько мне известно, представителей профессорско-преподавательской корпорации весьма удивляло то, что наши выпускницы очень хорошо знают арабо-христианскую лексику (церковные реалии, библейская лексика, богословская терминология и т.д.).


Это заслуга кафедры? Расскажите, какую работу она проводит?


Помимо учебного процесса на кафедре осуществляется издательская и научная деятельность. Кафедра издает как учебную, так и научную и научно-популярную литературу, посвященную Христианскому Востоку. Один номер университетского «Вестника» III-й серии «Фиолология» (всего в течение года выходит пять номеров) полностью посвящен восточно-христианской тематике. Можно сказать, что благодаря нашей кафедре в рамках этой серии фактически выходит ежегодный журнал, посвященный Христианскому Востоку. Это единственное в стране ВАКовское издание, посвященное ориентальному христианству. Ежегодно в течение уже многих лет силами кафедры в рамках Ежегодной научной конференции ПСТГУ организуется работа секции «Литературное наследие и история Христианского Востока», в работе которой принимают участие ведущие специалисты в области восточно-христианских исследований.




Кого готовит отделение, в каких областях выпускаются специалисты?


Наши выпускники получают диплом филолога, в котором написано – «Филолог, зарубежная литература». Долгое время наше отделение находилось на филологическом факультете, и в 2006 г. в рамках образовательного стандарта «Филология» усилиями нашего коллектива было подготовлено открытие новой специализации «Древние языки христианского Востока». Хотя специализация у нас и филологическая, мы заметно отличаемся от других филологов (отечественная филология, романская филология и т. д.). Так, темы курсовых и дипломов, а, как следствие, и научные интересы, у наших студентов часто оказываются ближе к богословским, чем к чисто филологическим.


Конечно, и в работах наших студентов присутствует определенная филологическая компонента. Однако, тексты, источники, с которыми они работают, являются преимущественно богословскими, церковно-историческими, агиографическими и т. п. Все это требует других научных руководителей и преподавателей, других пособий, другого наполнения библиотеки. Например, библиотека богословского факультета в большей степени отвечает требованиям наших студентов, чем библиотека небогословских гуманитарных факультетов на Иловайской улице. В силу этого было принято решение о целесообразности перевода отделения на богословский факультет. Впрочем, здесь мы не были первопроходцами, сначала на богословский факультет перешло отделение древнехристианской письменности, которое ориентировано на изучение христианской литературы на греческом и латинском языках. И через пару лет, когда стало понятно, что этот переход на богословский факультет себя оправдал, мы также приняли решение о переходе на богословский факультет.


Какие студенты учатся у вас?


Студенты очень разные. Не думаю, что они как-то принципиально отличаются от других студентов БФ. К сожалению, не все выдерживают учебные нагрузки. От общего числа поступивших до диплома доходит около половины. Объективно это, пожалуй, самое непростое отделение в университете. Даже на отделении древнехристианской письменности, где учиться тоже непросто, нагрузки несколько меньше.


Каких абитуриентов Вы ждете?


Любому преподавателю хочется работать с мотивированными и настроенными на серьезную работу студентами. В первую очередь, наш абитуриент определенно должен интересоваться языками вообще. И, конечно, совсем замечательно, если имеется особый интерес к древним и восточным языкам. Если у поступающего нет интереса к лингвистике, к филологии в целом, учиться будет тяжело. Во-вторых, нужны и определенные способности. Если у человека совсем нет способностей к языкам, он не сможет, даже при желании, справиться с такой программой. В-третьих, наша кафедра интересна для людей, которые нацелены на научную работу, тех, кто имеет желание заниматься наукой. Конечно, не все наши выпускники работают по специальности. Однако хорошо известно, что люди, получающие серьезное, качественное образование, как правило, неплохо устраиваются в жизни, даже если сфера их деятельности далека от специальности, указанной в их дипломе. Это объясняется тем, что такие люди умеют систематически и упорно работать и учиться. При наличии таких навыков человек достаточно легко приобретает дополнительные знания, которые необходимы ему в его трудовой деятельности.


Для абитуриента не всегда может быть очевидным, что такое «заниматься наукой». Не могли бы Вы пояснить, что из себя представляют занятия наукой?


В основном, это работа с источниками, с текстами на восточных языках. Переводы этих текстов на русский язык и их исследования, которые могут проводиться с различных точек зрения: филологической, богословской, церковно-исторической, культурологической, религиоведческой, общественно-политической.


Человек, изучающий иностранный язык, открывает для себя мир языка, мир стран, которые на нем говорят. Когда изучают древние восточные языки, какие миры открываются вашим студентам?


Можно открыть для себя очень много интересных вещей. В целом ориентальное христианство у нас вообще мало кому известно. Что знают в массе своей даже образованные люди, скажем, о коптах, об эфиопских или сирийских христианах? Об арабах-христианах многие вообще никогда не слышали. Человек, начиная изучать эти языки, знакомясь с литературой, историей, культурой этих общин, открывает для себя интересный мир очень своеобразного христианства, которое, с одной стороны, похоже на наше Православие, а с другой, имеет множество отличительных особенностей.


Какие существуют возможности для тех студентов, которые хотят продолжить обучение?


Пока у нас существует общая магистратура с кафедрой древнехристианской письменности, где приходится соблюдать баланс между интересами кафедры древнехристианской письменности и нашей кафедрой. В 2020 году мы, возможно, в первый раз сможем принять несколько наших выпускников, настроенных на продолжение обучения. Если раньше поступали отдельные студенты, то теперь, надеемся, будет целая группа. Для нашей кафедры это будет первый опыт. До этого наши выпускники поступали в магистратуру других вузов, в частности, в Институт восточных культур при РГГУ, или учились за границей, как, например, Юлия Цыганок и Александра Репкина в Баламандском университете в Ливане. Так что чисто ориентальной магистратуры у нас пока нет.


Какова концепция образования на кафедре восточно-христианской филологии?


Основной целью нашей деятельности мы видим подготовку специалиста, который имел бы базовое образование, необходимое для того, чтобы заниматься восточно-христианскими исследованиями. В соответствии с этой целью создавались и учебные планы нашей специализации. У нас и в советское, и в постсоветское время Христианским Востоком занимаются в основном три категории ученых. Это либо светские востоковеды, которые каким-то образом заинтересовались ориентальным христианством. Либо это богословы, которые через богословие, обычно греческое, пришли к пониманию, что христианское богословие, в том числе и православное, не ограничивается греческой и латинской богословскими традициями. Либо это филологи-классики, которые, занимаясь, например, византийской литературой и культурой, открыли для себя мир культуры восточно-христианской. За редкими исключениями, представители ни одной из трех указанных категорий не обладают достаточными знаниями и компетенциями для того, чтобы полноценно заниматься исследованиями Христианского Востока.


Наша же цель — подготовка специалиста, который знал бы все, что необходимо для занятий Христианским Востоком. Прежде всего, необходима соответствующая языковая подготовка. Помимо знания восточных языков она предполагает основательное знакомство и с классическими языками, прежде всего с греческим, так как восточная-христианская письменность с литературой греческой, византийской достаточно тесно связана, и с современными европейскими языками. Необходим также и определенный минимум богословских знаний, потому что заниматься письменностью и культурой Христианского Востока, не имея богословской подготовки, невозможно. Кроме того, необходим еще минимум востоковедческих знаний, т. е. знаний о том, что такое Христианский Восток в целом (география, политическая и этническая история, современное состояние, восточно-христианские этно-конфессиональные общества, нехристианские религии этого региона, прежде всего, ислам), каким образом его история вписывается в мировую и региональную историю. Без всего этого полноценно заниматься Христианским Востоком невозможно.


Куда устраиваются выпускники кафедры с таким уникальным набором компетенций?


По-разному. Некоторые занимаются научной (Институт Всеобщей истории, Институт Востоковедения) или научно-издательской (НИЦ «Православная энциклопедия») деятельностью. Многие выпускники занимаются преподаванием, причем не только восточных языков, но и классических, и даже современных языков. Преподают в самых разных местах. Например, одна наша выпускница преподает в Высшей Школе Экономики. В ПСТГУ за все время его существования преподавало более десятка наших выпускников, несколько из них работают и сейчас. Преподают наши выпускники и в духовных семинариях, и в православных гимназиях, и в общеобразовательных школах. Есть такие, кто работали и работают в издательствах, музеях и др. местах.


Некоторые выбирают путь служения Церкви: один выпускник — сотрудник ОВЦС, он уже диакон, другой заканчивает Сретенскую духовную семинарию. Есть среди выпускников кафедры и те, кто имеют ученые степени: семь человек защитили кандидатские диссертации, один выпускник — кандидатскую по богословию, а двое получили степень доктора PhD (одна выпускница в Оксфорде, а другая в этом году в Гамбурге). У выпускников кафедры есть возможность продолжать образование (Баламандский университет, Институт восточных языков в Париже) и проходить стажировки (Университет Гумбольта в Берлине) за рубежом.


Приходилось ли Вам от кого-то со стороны слышать отзывы о ваших выпускниках, об уровне их подготовки?


Как известно, деятельность как отдельного человека, так и некоторой корпорации следует оценивать по их высшим достижениям. О наших лучших выпускниках отзывы очень хорошие, в том числе и со стороны иностранных коллег. Когда несколько лет назад наша выпускница прибыла продолжать учебу в Гамбург, в Центр эфиопских исследований, ее руководители — а это известные профессора, эфиописты мирового уровня — отметили очень высокий уровень ее подготовки: и языковой, и богословской, и страноведческой.


Две наших выпускницы произвели самое благоприятное впечатление в Баламанде. Одна из них на защите магистерской работы получила самый высокий балл за всю историю существования магистерской программы в этом учебном заведении. При том, что и диплом был написан, и защита проходила на арабском языке. Одним бывшим нашим студентом, который, кстати, у нас ничем особо не выделялся, весьма довольны в парижском институте восточных языков. Год назад на нашей кафедре четыре месяца проходил стажировку студент из Оксфорда, который в своем университете был круглым отличником. Он остался очень доволен как общей атмосферой нашего вуза, так и уровнем преподавания на нашей кафедре.


Что ждет абитуриентов, которые выберут обучение по вашему направлению?


Здесь можно получить уникальные знания, которые в настоящее время нигде больше в нашей стране получить невозможно.

Протоиерей Олег Давыденков

Лазебная Валентина Сергеевна — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В старых версиях браузеров сайт может отображаться некорректно. Для оптимальной работы с сайтом рекомендуем воспользоваться современным браузером.

Обычная версия сайта

  • Начала работать в НИУ ВШЭ в 2017 году.
  • Научно-педагогический стаж: 3 года.

Полномочия / обязанности

Образование

2011

Специалитет: Российский государственный гуманитарный университет, специальность «История», квалификация «Историк. Преподаватель истории»

Дополнительное образование / Повышение квалификации / Стажировки

2009 Афинский государственный университет (Panepistimiou Athenon). Стажировка.

2013–2015 гг. — Аспирантура. Институт восточных культур и античности, кафедра классической филологии. Российский государственный гуманитарный университет. Специальность — «Классическая филология, византийская и новогреческая филология». Утвержденная тема диссертации: «Описание Эллады» Павсания в контексте греческой литературной традиции».

Достижения и поощрения

Благодарность Факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ (декабрь 2020)

Учебные курсы (2021/2022 уч. год)

Учебные курсы (2020/2021 уч. год)

Учебные курсы (2019/2020 уч. год)

Учебные курсы (2018/2019 уч.

год)

Учебные курсы (2017/2018 уч. год)

Опыт работы

2013–2015 гг. — Аспирантура. Институт восточных культур и античности, кафедра классической филологии. Российский государственный гуманитарный университет. Специальность — «Классическая филология, византийская и новогреческая филология». Педагогическая практика: семинары по античной литературе и латинскому языку у студентов Института филологии и истории РГГУ.

С 2017 г.  — Преподаватель кафедры классической филологии Института восточных культур и античности РГГУ.

2017–2018 гг. — Приглашенный преподаватель, преподаватель, старший преподаватель Департамента иностранных языков НИУ ВШЭ, Школы лингвистики НИУ ВШЭ.

С 2018 г. — Преподаватель Института классического Востока и античности НИУ ВШЭ.


Информация

*

  • Общий стаж: 6 лет
  • Научно-педагогический стаж: 3 года
  • Преподавательский стаж: 2 года

Данные выводятся в соответствии с требованиями приказа N 831 от 14 августа 2020 г. Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки

ауд.

Данные в системе планирования расписаний отсутствуют.

Обратитесь в учебный офис.

%d0%b2%d0%be%d1%81%d1%82%d0%be%d0%ba — со всех языков на все языки

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАканАлтайскийАрагонскийАрабскийАстурийскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБагобоБелорусскийБолгарскийТибетскийБурятскийКаталанскийЧеченскийШорскийЧерокиШайенскогоКриЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийВаллийскийДатскийНемецкийДолганскийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГэльскийГуараниКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийВерхнелужицкийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнупиакИнгушскийИсландскийИтальянскийЯпонскийГрузинскийКарачаевскийЧеркесскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийКомиКиргизскийЛатинскийЛюксембургскийСефардскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМаньчжурскийМикенскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийКомиМонгольскийМалайскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийНауатльОрокскийНогайскийОсетинскийОсманскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийАрумынскийРусскийСанскритСеверносаамскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиШумерскийСилезскийТофаларскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийТувинскийТвиУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВьетнамскийВепсскийВарайскийЮпийскийИдишЙорубаКитайский

 

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАлтайскийАрабскийАварскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийКаталанскийЧеченскийЧаморроШорскийЧерокиЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийДатскийНемецкийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГалисийскийКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнгушскийИсландскийИтальянскийИжорскийЯпонскийЛожбанГрузинскийКарачаевскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийЛатинскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийМонгольскийМалайскийМальтийскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПуштуПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийРусскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиТамильскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВодскийВьетнамскийВепсскийИдишЙорубаКитайский

Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина

Авиценна – гениальный средневековый ученый, врач, философ поэт, музыкант

 

 

Чем прославился Авиценна в истории:

 

Его имя Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина (980–1037), но в Европе зовут его Авиценна.

 

Авиценна входит в число людей, оставивших яркий след в истории человечества. Его знают как врача, философа, математика, музыканта, поэта, великого ученого, труды которого оставлены в 29 сферах науки.

Трудно перечислить все его таланты. Порой природа являет свои чудеса, чтобы не забывали о её могуществе, и тогда рождаются такие гении как Авиценна.

Он — Великий медик, которого можно сравнить с Галеном и Гиппократом, выдающийся естествоиспытатель уровня Галилея, математик, физик, химик, специалист по физиологии животных. А еще он занимался теорией музыки, и его познания в этом пригодились в эпоху Ренессанса.

Самая гениальная из его книг – «Канон врачебной науки». Но и другие труды вошли в историю, стали классикой – «Книга спасения», «Книга знания», «Книга указаний и примечаний», «Книга справедливого разбирательства»…

Он был предвестником гуманизма, ибо его учение о человеке – это учение о единстве тела и души. И когда – в XI веке. Писал Авиценна, как правило, на арабском языке. Но это совсем не означает, что он – часть арабской культуры. Наверно, с самого своего рождения он принадлежал всему миру, труды его стали достоянием всех цивилизаций.

И, все же, по сей день спорят, чей он. Туркестан, на территории которого он родился, Узбекистан, Турция – все эти страны считают Авиценну своим достоянием. В Турции вышла сравнительно недавно монография «Ибн Сина – великий турецкий ученый». Персы в ответ заявляют: «Он наш. Он у нас похоронен. Он был при дворах эмиров». Его присутствие ощущается и в европейской культуре – уже с XII столетия о нем шла молва. Это был человек с всемирной известностью. И таким он остается сегодня. Когда в 50-е годы XX века отмечалось тысячелетие со дня его рождения, весь мир участвовал в праздновании. О нем написаны огромные тома, ученые и сейчас пользуются его мыслями, а обычные люди учатся у него мудрости.

Ибн Сина оказал огромное влияние на классическую иранскую, узбекскую, арабскую и еврейскую средневековую литературу. Самой знаменитой его повестью была повесть «Живой, сын Бодрствующего». Некоторые исследователи утверждают, что она влияла на создание Данте «Божественной комедии».

Откуда нам известно о человеке, жившем больше 1000 лет назад? От него самого и его любимого ученика. До наших дней дошли рассказ самого Авиценны о себе, о своем детстве. Остальное дописал Убайд аль-Джурджани, его любимый ученик, который провел с ним более 20 лет жизни.

 

 

Из биографии Авиценны:

 

Ибн Сина родился в 980 году в небольшом селении Афшана (Средняя Азия) вблизи от Бухары – столицы государства Саманидов. 

Авиценна появляется на свет в богатой семье. Отец, Адаллах ибн-Хасан, был сборщик податей. Не самая уважаемая профессия, так сказать, мытарь. Но при этом богат, образован, видимо, неглуп. Известно, что умер отец Авиценны своей смертью, никто его не убил, не зарезал за злодеяния. Мать Ситара (что означает «звезда») родом из небольшого селения близ Бухары Афшана. В этом селении и родился Авиценна. Так звезда родила звезду.

Когда семья переехала в столицу, одаренному мальчику открылся доступ к широким знаниям, ведь на тот момент Бухара являлась образовательным центром, куда активно съезжались различные философы, врачи, поэты для посещения дворцовой библиотеки.

Авиценна еще в раннем детстве отличался невероятной любознательностью, удивляя взрослых постоянными вопросами. Маленького всезнайку отправили изначально учиться в обычную мусульманскую школу, которую он посещал на протяжении 10 лет.

Параллельно школьной программе Авицена обучался дополнительно грамматике, арабскому языку, стилистике. Когда мальчику исполнилось 10 лет, он уже знал наизусть весь Коран, что согласно убеждениям мусульман считалось наиболее почтенным знаком.

Свое первое образование он получил путем изучения богословия. Позже будущий ученый увлекся светскими науками – математикой, медициной и философией. Уже в возрасте 20 лет Авиценну знали как известного ученого.

После того как пали Сасниды в его родной стране, Ибн Сина путешествовал по дворам персидских князей, служа придворным лекарем. Он пользовался авторитетом среди европейских коллег-врачевателей. Итогом его врачебной деятельности стала фундаментальная работа, энциклопедия по медицине в 5 томах — «Канон медицины». Она вмиг стала популярной и переводилась на иностранные языки, на латыни он переиздавалась целых 30 раз.

Опасаясь стремительно развивающейся популярности Авиценны, мусульманские богословы все время пытались уличить его в атеизме и ереси. Кроме медицинского труда он писал естественно-научные и философские трактаты, стихи на фарси и на арабском языке. Основной темой его творчества были гимн просвещению, вечность материи, гимн науке.

 

 

С 18-ти лет Авиценна абсолютно осознанно посвятил свою жизнь занятию наукой. Он много писал, и слава о нем крепла. В 20 лет его приглашают на постоянную службу к хорезм-шаху Мамуну II в Хорезм. Мамун II был одним из лучших представителей сильных мира сего и, безусловно, лучший из тех, кого на своем пути повстречал Авиценна. Этого правителя возможно сравнить, пожалуй, с Лоренцо Великолепным. Он тоже собирал при дворе выдающихся людей, приглашал их отовсюду и не скупился в деньгах, считая развитие культуры и науки делом первостепенным.

Он, так же как Лоренцо, создал кружок, который назвали Академией Мамуна. Там проходили постоянные диспуты, в которых принимали участие многие, в том числе и Бируни, но побеждал как правило Авиценна. Слава его росла, он много работал, его почитали, признавая во всем его авторитет. Он был счастлив.

И вот тут на его жизненном горизонте появилась роковая фигура – султан Махмуд Газневи, создатель Газневийского султаната. По происхождению он был из числа гулямов, так называли рабов-воинов тюркского происхождения. Вот уж действительно из рабской грязи – в большие князи! Такие люди отличаются особой спесью, обостренным честолюбием, своеволием, распущенностью. Узнав, что в Бухаре собран цвет культуры, Махмуд пожелал, чтобы весь этот ученый круг был отдан ему. Правитель Хорезма получил приказ: «Немедленно всех ученых ко мне» – туда, в Персию, в нынешний Иран – ослушаться было нельзя.

И тогда правитель Хорезма сказал поэтам и ученым: «Уходите, бегите с караваном, ничем больше я не смогу вам помочь…» Авиценна со своим другом тайком ночью бежали из Хорезма, решив перейти через Каракумскую пустыню. Какое мужество, какое отчаяние! Ради чего? Чтобы не пойти в услужение к Махмуду, чтобы не унизиться и показать: ученые не прыгают по команде, как дрессированные обезьянки.

В пустыне его друг умирает от жажды – не перенеся перехода. Авиценна смог выжить. Теперь он вновь оказался в Западном Иране. Некий эмир Кабус, сам блестящий поэт, собравший вокруг себя замечательное литературное созвездие, радостно принял Авиценну. Как похожи между собой деятели Возрождения, будь то в Италии или на Востоке! Для них главное – жизнь духа, творчество, поиски истины. На новом месте Авиценна стал писать свой величайший труд «Канон врачебной науки». Жил он в купленном для него доме – казалось бы, вот оно, счастье!

Однако жажда к перемене мест, страсть к путешествиям, к новизне гнала его всю жизнь с мест насиженных и спокойных. Вечный странник! Он снова ушел, вновь начал странствовать по землям нынешнего Центрального Ирана. Почему не остался у Кабуса? Среди своего круга людей, в своем доме, не зная нужды и гонений?

 

 

Около 1023 года он останавливается в Хамадане (Центральный Иран). Вылечив очередного эмира от желудочного заболевания, он получил неплохой «гонорар» – его назначили визирем, министром-советником. Вроде бы, о чем еще можно мечтать! Но ничего хорошего из этого не вышло. Дело в том, что к службе он отнесся честно, тщательно вникал в детали и, как человек чрезвычайно умный и образованный, начал делать реальные предложения по части преобразования системы правления и даже войска – вот что поразительно! Но предложения Авиценны оказались абсолютно не нужными окружению эмира. Там были свои министры обороны! Среди придворных начали плести интриги. Появилась зависть и злоба – ведь врач всегда так близок к правителю! Дело начало принимать плохой оборот, стало понятным, что он в опасности. Какое-то время он скрывался у друзей, но ареста он избежать не смог. А тут сменился правитель, и сын нового правителя захотел иметь Авиценну около себя – слава его была очень велика, а практические медицинские умения хорошо известны. Он провел в тюрьме четыре месяца. Заточение его не было безнадежно тяжким, ему было разрешено писать. Выйдя на свободу, он вместе с братом и своим преданным учеником снова пустился в путь. И оказался в глубинах Персии, Исфахане.

Исфахан – крупнейший город того времени с населением около 100 000 человек, шумный, красивый и яркий. Авиценна провел там немало лет, став приближенным эмира Алла Аддаула. Опять его окружает культурная среда, вновь проводятся диспуты, снова течет сравнительно спокойная жизнь. Тут он очень много работает, много пишет, по объему больше всего написано именно в Исфахане. Ученики говорят, что он мог работать ночь напролет, временами освежая себя бокалом вина. Мусульманин, который взбадривает свой мозг бокалом вина…

 

 

Авиценна торопился. Как врач и мудрец он знал, что ему немного осталось жить, и потому спешил. То, что он постигал тогда, в те давние времена, кажется невероятным. К примеру, писал о роли сетчатки глаза в зрительном процессе, о функциях головного мозга как центра, куда сходятся нервные нити, о влиянии географических и метеорологических условий на человеческое здоровье. Авиценна был убежден, что существуют невидимые переносчики болезней. Но каким зрением он мог их увидеть? Каким? Он говорил о возможности распространения заразных болезней через воздух, сделал описание диабета, впервые отличил оспу от кори. Даже простое перечисление того, что он сделал, вызывает изумление. При этом Авиценна сочинял стихи, написал несколько философских произведений, где ставил проблему соотношения материального и телесного. В поэзии Авиценны очень емко выражено его стремление видеть мир единым, целостным. Вот его четверостишие в переводе с фарси: «Земля есть тело мироздания, душа которого – Господь. И люди с ангелами вместе даруют чувственную плоть. Под стать кирпичикам частицы, мир из которых создан сплошь. Единство, в этом совершенство. Все остальное в мире – ложь». Какие удивительные, глубокие и серьезные мысли!

 

 

После того как Авиценне удалось бежать через пустыню, он долго скрывался от султана Махмуда. Правитель упорно разыскивал беглеца и даже разослал в 40 экземплярах что-то вроде листовки или предписания с рисунком, изображающим Авиценну. А судя по тому, что удалось реконструировать по его черепу, он был красавец, без каких-то особо ярко выраженных восточных, азиатских или европейских черт. Махмуд так и не смог вернуть Авиценну (Ибн Сина). Преемник султана Махмуда Масуд Газневи в 1030 г. послал свое войско к Исфахану, где был Авиценна, и учинил там полный погром. Авиценна пережил настоящую трагедию: был уничтожен его дом, пропали многие его труды. В частности, навсегда исчез труд в 20 частях «Книга справедливости». Это была одна из последних его книг. Возможно, как раз в ней содержались его итоговые, самые глубокие мысли. Но мы о них, как видно, уже никогда не узнаем.

Не известны и обстоятельства его личной жизни – об этом нет упоминаний в воспоминаниях учеников или просто современников. Он писал о женщинах стихи, воспевающие красоту, гармонию и совершенство. И это – все.

 

 

Количество всех работ философа в различных источниках разнится. Некоторые историки утверждают, что им создано около 453 книг разного научного направления. В арабской литературе присутствует около десяти сочинений философа (астрономия, химия, алхимия и пр.) в сохраненном неполном рукописном виде. Сейчас они находятся в библиотеках разных стран мира.

Авиценна прожил интересную, полную взлетов и падений жизнь. Вернуться на родину после долгих скитаний мусульманский ученый так и не смог, умер на чужбине в 1037 году.

Авиценна (Ибн Сина) умер в военном походе, сопровождая эмира и благодетеля своего Алла Аддаула. Как врач, он знал, что его организм исчерпал себя, хотя ему было только 57 лет. Раньше он неоднократно лечил себя и излечивал. На этот раз Авиценна знал, что умирает, и потому сказал ученикам: «Лечить бесполезно». Похоронен он в Хамадане, там сохранилась его гробница. В 50-е г. XX века она заново была отстроена. Вот слова Авиценны перед смертью, переданные нам, потомкам, его учениками: «Мы умираем в полном сознании и с собой уносим лишь одно: сознание того, что мы ничего не узнали». И это сказал человек, с восторгом посвятивший познанию всю свою жизнь, энергию, молодость и здоровье.

 

 

Интересные факты из жизни Авиценны:

 

1.Родной язык Ибн Сины — фарси-дари. Это язык местных жителей Средней Азии. На нем философ и ученый писал газели – восточные четверостишия. Он говорил, что писал их для себя, для души.

2. В 10 лет мальчик знал священную книгу Коран наизусть.

3.Окружающие Авиценну люди поражались успехам талантливого подростка. К нему на дом приходил учитель (приезжий старец), преподавая физику, астрономию, философию, географию и др. предметы. Вскоре невероятно умный ученик встал на единый уровень знаний своего домашнего преподавателя, что стало причиной его самостоятельного познания различных наук.

4.Очень точно сказал о годах своей учебы сам Авиценна: «Я был лучшим из задающих вопросы».

5. В четырнадцать лет не по годам развитый юноша увлекся медициной, изучил все имеющиеся в городе трактаты и даже начал посещать самых трудных больных, чтобы глубже понять истины науки.

6.К занятиям медициной привлек Ибн Сину известный врач и автор основного медицинского учебника того времени — Абу Сахл Масихи.

7. После того, как Авиценна вылечил эмира, семнадцатилетнего юношу назначили личным врачом правителя.

8.Получая глубокие знания из новых книг дворцовой библиотеки, у Авиценны стали появляться собственные ученики.

9.До того как Авиценна подробно объяснил строение человеческого глаза, считалось, что глаз подобен фонарику с лучами особого происхождения. За короткий промежуток времени «Канон врачебной науки» превратился в энциклопедию мирового значения, используемую в различных странах, включая территории Древней Руси.

10. Авиценна предпочитал рассуждать на серьезные темы стихами. В этой форме им написаны такие произведения, как «Трактат о любви», «Хай ибн Якзан», «Птица» и др.

11. Авиценна стал первым врачом, давшим определение таким сложным заболеваниям, как чума, желтуха, холера и др.

12. Когда Ибн Сине исполнилось 20 лет, он уже являлся автором нескольких книг: Обширной энциклопедии. Изданий по этике. Медицинского словаря.

13. В возрасте 18 лет грамотный юноша позволил себе дискуссировать с выдающимися учеными Востока и Средней Азии по переписке.

14.Уже в возрасте 10 лет Авиценна понял, что в школе делать ему уже нечего. Авиценна полностью овладел арабским языком и фарси, грамматикой, стилистикой, поэтикой.

15. А когда он приступил к изучению математики и медицины, понял, что медицина – это легкая наука и что до 16 лет он освоит ее полностью.

16. Ибн Сина выявил, что вирусы являются невидимыми возбудителями инфекционных болезней, но данная гипотеза была подтверждена только через 800 лет Пастером (французский ученый).

17.Согласно убеждениям Авиценны, наука делится на три категории: Высшая. Средняя. Низшая.

18.Ибн Сина является создателем кружка, который назвал Академией Мамуна.

19. Авиценна открыл процесс перегонки эфирных масел.

20. Авиценна был придворным врачом саманидских эмиров и дайлемитских султанов, некоторое время был визирем в Хамадане.

21.За свою жизнь он написал больше 450 книг. Из них 29 о науке, а вот остальные о философии и медицине. Но до наших дней дошли только 274 его трудов.

22. Немалый вклад внес ученый в психологию, разработав собственное учение в вопросах темперамента человека (деление на горячий, холодный, влажный и сухой характеры).

23. Впечатляют познания философа о пульсе. Он описал в книге все его возможные виды и состояния.

24. Отмечены его труды в механике (теория вложенной силы), в музыке (произведения по теории вокального искусства).

25. Годы проживания в Хамадане позволили ученому закончить первый том его основного труда — книги «Канон врачебной науки». Данная работа состоит всего из пяти томов следующего содержания: 1 том: медицинская наука – описание острых хронических заболеваний, их диагностика, лечение, хирургия. 2 том: рассказы о простых лекарствах природного происхождения. 3 и 4 тома: рекомендации лечения болезней человеческих органов, переломов тела. 5 том: описание свойств сложных лекарств самостоятельного приготовления Авиценны, а также с указанием ссылок на древних врачей Европы и Азии.

 

 

Мудрые высказывания и цитаты Авиценны:

 

*Три оружия есть у врача: слово, растение, нож.

*Душа Вселенной — истина.

*Коварства я избег, распутал все узлы, Лишь узел смерти я распутать не сумел.

*Кто счастья не ценил, тот близится к несчастью.

*Безделье и праздность не только рождают невежество, они в то же время являются причиной болезни.

*Я тайны разгадал мудрейших слов и дел. От праха черного и до небесных тел.

*Умерен будь в еде — вот заповедь одна, Вторая заповедь — поменьше пей вина.

*Нет безнадежных больных. Есть только безнадежные врачи.

*Кто стар, тот молодым огнем пылать не может.

*Мудрость — это то, что подготавливает нас к величайшему счастью в горней жизни.

*Душа похожа на стеклянный светильник, знание есть свет, дающий огонь, а мудрость Бога — масло. Если светильник горит, ты жив, если он погас — ты мертв.

*Тайн хранить не умеет глупец и бахвал, Осторожность поистине выше похвал, Тайна — пленница, если ее бережешь ты, Ты у тайны в плену, лишь ее разболтал.

*Врач должен обладать взглядом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва.

*О том, что у тебя болит живот, больному говори – здоровый не поймет.

*Постоянное пьянство вредно, оно портит натуру печени и мозга, ослабляет нервы, вызывает заболевание нервов, внезапную смерть.

*Если заниматься физическими упражнениями – нет никакой нужды в употреблении лекарств, принимаемых при разных болезнях, если в то же время соблюдать все прочие предписания.

*Если я не проложу тропы к сердцу людей, они не будут общаться со мной, хотя они не будут ни за, ни против меня.

*Умеренно и своевременно занимающийся физическими упражнениями человек не нуждается ни в каком лечении, он – здоров.

*Бросивший заниматься физическими упражнениями часто чахнет, ибо сила его органов слабеет вследствие отказа от движений.

*В одиночестве человек не выжил бы. Все то, в чем он нуждается, он получает лишь благодаря обществу.

 

 

 

кросс-лингвистических — Каковы исторические истоки терминов север, юг, восток и запад?

Я специально рассмотрю западное классическое происхождение этих терминов. В частности, у древних греков была обширная мифология и названия, связанные со всеми ветрами ( Ἄνεμοι Anemoi ) и направлениями, а не только кардиналами. Греки были мореплавателями, и направление ветра имело центральное значение в их жизни.

L septentriō (прилаг. septentriōnalis ) = septem «семь» + triō , то есть «семь плугов (звезды Большой Медведицы). triō (pl. triōnes ) проблематичны. «плуг-быки», но этот термин для плуга-вола больше нигде в латыни не используется. Некоторые источники утверждают, что triō * (s) tē̆r- «звезда» с потерей начальных s как в индийском языке, и эта более поздняя мифология заставила людей переосмыслить корень как «быки».Для римлян прозрачное значение этого слова было «в направлении созвездия Плуг (Большая Медведица)».

L boreās (прил. boreālis ) также использовалось для обозначения «север» или «северный ветер» и было прямым заимствованием из греческого Βορέας . Римляне также называли этот Ветер Aquilō ; это последнее слово имеет неясную этимологию. Были попытки связать его с aquila «орел», aquilus «темный» и aqua «вода», т.е.«дождливый ветер».

Gk Βορέας boreas «север, северный ветер» — греческое слово, также имеющее неясную этимологию. Он имеет родственные слова на других балканских и славянских языках, таких как Alb borë «снег», Srb бура «холодный северный ветер». Часто говорят, что идет <ПИЕ * gʷor — «гора». Скорее всего, это отсылка к северному ветру, холодному и, возможно, исходящему из гор, который был заметен на исконной родине этих людей.

L merīdiēs (прилаг. merīdiōnālis ) означало «полдень, полдень» < medius «середина» + diēs «день». Поскольку солнце находится на юге в полдень в северном полушарии, это слово говорит само за себя.

L auster (прил. austrālis ) — латинское название Южного Ветра и Юга. А теперь интересная история и ее связь с изменением языка. Большинство ученых считают, что auster * — aus «сиять» — это тот же корень, который дает начало словам «рассвет» и «восток» в других языках IE! Как можно использовать один и тот же корень для разных сторон света в родственных языках? Одна из теорий состоит в том, что, поскольку итальянский полуостров проходит по диагонали с северо-запада на юго-восток, слово «восток» сменилось на «юг», поскольку оба находились в направлении Тирренского моря.Другая теория заключается в том, что, поскольку земли к югу были раскаленными, или, альтернативно, так как сирокко был горячим, корень * aus- относился к этой жаре.

Gk νότος notos был южным ветром греков. Понятия не имею, какова его этимология.

L oriēns (прил. orientālis ) был обычным латинским термином. Значение на латыни было прозрачным: «подниматься», т.е. «в сторону восходящего солнца». oriēns — настоящее причастие депонента orior , «подъем» * или — оценка «ход»

.

Gk ἠώς eos использовалось по-гречески и также означало «рассвет», что родственно латинскому aurora и германскому востоку . ἠώς * h₂ewsṓs / * h₂ausōs < * aus — «сиять». Предполагается, что это ссылка на сияющий рассвет; но посмотрите на «юг».

L occidēns (прил. occidentālis ) было обычным латинским термином. Значение было таким же прозрачным на латыни: «спускаться / садиться», т.е. «в сторону заходящего солнца». occidēns — это причастие настоящего времени occidō , «падение / спуск» < ob «навстречу / лицом» + cadō «падение» <протоиндоевропейское * ḱad — «падение».

L vesper «вечер» также использовалось для обозначения «запад» по отношению к заходящему солнцу.

Gk ἕσπερος hesperos был найден на греческом языке, родственно латинскому vesper и германскому западному . ἕσπερος <ПИРОГ * wesperos / wekeros «вечер» < * wes «ветер, дуновение» + * pero «источник». По происхождению это могло быть что-то вроде «направления, откуда дует ветер»; можно представить, что это, возможно, отсылка к преобладающим ветрам в PIE urheimat .

Антиохия, Акко, Кипр — Французская компания Outremer

Луиза Фороги, Фордхэмский университет
[email protected]


Перевод был ключевым элементом интеллектуальной и культурной жизни королевств крестоносцев. Переводчики и межъязыковое общение часто упоминаются в первоисточниках того периода, а некоторые из самых известных рукописей Outremer представляют собой переводимые тексты. К сожалению, интеллектуальная культура Латинского Востока остается по большей части неизученной, хотя интерес к этой теме растет.Ученые начинают уделять особое внимание языковому контакту как неотъемлемой части культуры крестоносцев. Это эссе предлагает краткое введение в перевод текстов с разных языков на латынь и французский язык с двенадцатого до четырнадцатого веков.

Латинский Восток был многокультурной и многоязычной средой. Ученые и переводчики быстро воспользовались богатым запасом текстов королевства, и усилия по переводу начались вскоре после Первого крестового похода. Они были наиболее активны в трех основных центрах перевода в королевствах крестоносцев: Антиохии, Акко и Кипре.Каждый из этих трех центров пережил определенный период преобладания в интеллектуальной жизни королевств, и каждый представлял собой уникальную культурную и языковую среду.

АНТИОЧ

Город Антиохия, взятый в 1098 году во время Первого крестового похода и удерживавшийся до 1268 года, имел небольшое латинское население по сравнению с Акко или Иерусалимом и был населен, по большей части, восточными христианами, которые писали и говорили по-арабски. Переводчики занимались почти исключительно переводом медицинских и научных текстов с арабского и греческого языков на латынь.Этот интерес к научным текстам был отличительной чертой интеллектуального центра в Антиохии, который привлекал известных западных ученых своими арабскими и греческими рукописями. Однако эти переводчики были временными; они оставались на Востоке в течение нескольких месяцев или лет, а затем уехали после того, как приобрели нужные рукописи.

Город-государство Пиза, получивший привилегии перевозить крестоносцев во время Первого крестового похода, сыграл важную роль в перемещении ученых и рукописей в Антиохию и из нее в XII и XIII веках.Город-государство проявлял особый интерес к переводу восточных знаний на латынь, а аванпосты Пизана в Византии и Антиохии служили центрами сбора как арабских, так и греческих рукописей, которые затем были экспортированы на запад пизанскими купцами и впоследствии переведены. Некоторые арабские источники, известные на Западе с неполной историей передачи, могли происходить из рукописей, перевезенных из Антиохии писанскими агентами; Чарльз Бернетт выделяет, в частности, две работы по прогнозированию погоды.[1]
Самым известным переводчиком, работавшим в Антиохии, был Стефан Пизанский, который в 1127 году произвел латинский перевод известного медицинского сборника Китаб аль-Малаки Али ибн аль-Аббаса аль-Маджуси. Он также написал руководство по греческим и арабским медицинским терминам, которое стало очень популярным на Западе, Medicaminum omnium breviarium, и перевел текст по греческой астрономии, Liber Mamonis, с арабского на латынь. Астрономические тексты были популярными кандидатами на перевод в антиохийском контексте: анонимный англичанин, который был современником Стефана Пизанского, перевел Альмагест, еще один трактат по астрономии, во время своего пребывания в Антиохии.Аделард из Бата, еще один английский ученый, поехал в Антиохию изучать арабский язык и, вероятно, приобрел там несколько рукописей, которые затем привез в Англию и перевел, в том числе Табит б. Liber prestigiorum Курры, Аббревиатура Абу Машара из Введения в астрологию, Сентилоквиум Псевдо-Птолемея и Элементы Евклида [2].

Основываясь на сохранившихся переводах из Антиохии, современные ученые пришли к выводу, что масштабы производства текстов там потребовали бы большого количества образованных писцов, переводчиков, продавцов рукописей и сотрудников на арабском языке.Однако маловероятно, чтобы ученые в Антиохии производили переводы для местного использования. Вместо этого свидетельства указывают на то, что и торговля рукописями, и переводы, сделанные в Антиохии, предполагали западную аудиторию, и что арабские и греческие рукописи или переводы местных текстов были вывезены с востока для потребления в западных школах. Возможно, поэтому в самой Антиохии не было организованного образовательного центра; тамошние ученые, как правило, были временными, а не устоявшимися, и работали с ожиданием достижения аудитории за пределами Леванта.

АКРЕ

Акко было завоевано в 1104 году во время Первого крестового похода, проиграно Саладину в 1187 году, повторно завоевано в 1191 году во время Третьего крестового похода и удерживалось до 1291 года. Помимо большого и разнообразного населения западных иммигрантов, он был домом для многих жителей Востока. Христианские группы, особенно принадлежащие к греческой ортодоксальной традиции. Хотя эти различные этнические и религиозные группы жили по большей части в отдельных анклавах, между ними существовали значительные разговорные языковые контакты, особенно в судах.[3] Кирилл Асланов и Лаура Минервини оба обнаружили лингвистические следы этого словесного контакта: Минервини посредством анализа арабских заимствований в старофранцузском языке и Асланов в сирийско-арабско-старофранцузском разговорнике из Акко тринадцатого века.

Переводческая деятельность в Акко активизировалась после Третьего крестового похода, когда он стал политическим центром королевства крестоносцев после потери Иерусалима. Писцы и иллюстраторы, работавшие в Акко, создавали роскошные рукописи на латыни или французском языке для аристократического западного рынка и более приземленные книги на французском языке для продажи паломникам.Одна из самых роскошных их работ — «Арсенальная Библия» — это французский перевод отрывков из Ветхого Завета. Как и в Библии из Арсенала, большинство переводов, сделанных в Акко, было с латыни на французский. Однако часто бывает трудно определить, подготовили ли переводчики, работающие в Акко, текст, или же перевод был привезен с запада и скопирован на востоке. Элеонора Кастильская, например, заказала перевод «Де Ре Милитари» на старофранцузский, находясь в Акко, но неясно, действительно ли там переводился текст.Несмотря на эту неопределенность, очевидно, что некоторые переводчики работали в самом Акко. Один из этих переводчиков, Иоанн Антиохийский, в 1282 году выполнил старофранцузский перевод двух текстов Цицерона для госпитальера.

По словам Дэвида Якоби, французский перевод был настолько распространен в Акко, потому что знание французского было признаком статуса, даже за пределами создания роскошных рукописей. Госпитальеры и тамплиеры перевели свои правила на французский и издали приказы и инструкции на французском.Итальянские купцы писали нотариальные документы на французском языке, а венецианский купец Обертиноф Сен-Антонин составил французское завещание даже после того, как бежал из Акко на Кипр в 1291 году [4].

В отличие от Антиохии XII века, где перевод был в первую очередь прерогативой западных ученых, мультикультурное общество и придворная культура Акко тринадцатого века поощряли перевод на всех уровнях общества: от повседневного разговорного языкового обмена до перевода административных документов и производства роскошные рукописи.Эта тенденция сохранится на Кипре.

КИПР

Ричард I завоевал Кипр в 1191 году. Его население, которое в то время было преимущественно православным и грекоязычным, оставалось в основном нетронутым после прихода к власти крестоносцев. За пределами городских районов основным разговорным языком был греческий, но в городах иммигранты говорили и писали на французском, итальянском, арабском и латыни. Переводческая деятельность на Кипре началась уже в тринадцатом веке, [5] но активизировалась после 1291 года, когда члены военных орденов, состоятельные латинские христиане и бывшие крестоносцы бежали на Кипр из Акко.

Хотя литературная продукция Кипра требует дальнейшего изучения, есть определенные свидетельства того, что переводчики работали на самых разных языках и в самых разных жанрах. Петр Парижский, французский переводчик, работавший на Кипре в начале четырнадцатого века, перевел псалтырь, Политику Аристотеля и Consolatio Боэция с латыни на французский. Доминиканский монах Альфонсо Буэномбре посетил Кипр в 1339–1342 годах, и, находясь там, он перевел несколько текстов с арабского на латынь, в том числе Vita.Каталог библиотеки итальянского врача Гвидо из Баньоло, который перевез свою библиотеку с Кипра в 1368 году, включает латинские переводы арабских и греческих медицинских и философских текстов.

Переводчики, работающие на Кипре, вероятно, представляли себе местную аудиторию, включая членов суда, франкских администраторов и студентов кипрских религиозных студий. Эти учебные заведения могут объяснить разнообразие литературной продукции острова и обилие нотариальной деятельности.И доминиканцы, и францисканцы основали на острове студии, и у других орденов, возможно, были свои школы. Сохранившиеся списки библиотек от доминиканского епископа позволяют предположить, что монахи на Кипре читали тексты, аналогичные тем, которые ходят в школах на западе.

Французы занимали привилегированное положение на Кипре XIV века, как и в Акко. Большая часть литературной продукции острова с четырнадцатого века на французском языке, как и нотариальные документы. Юридическим языком судов также был французский, но есть признаки влияния полиглотов; например, сохранился греческий перевод Assises de la Cour des bourgeois.Несмотря на сложную языковую среду на Кипре, Сирил Асланов, сравнивая тексты с Кипра и Акко, обнаружил, что французский диалект, на котором говорили на Кипре до пятнадцатого века, был очень похож на французский диалект, на котором говорили в Леванте. Это означает, что французский язык, на котором говорят на Кипре, был принесен из Леванта бегущими крестоносцами и что он сохранялся неизменным среди правящей элиты в течение столетия. Тем не менее, городские центры на Кипре были отчетливо мультикультурными, с еще более сильными греческими и итальянскими влияниями, чем в Акко.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Переводчики королевства крестоносцев преуспели в написании широкого спектра текстов, предназначенных для конкретной аудитории. В Антиохии XII века ученые переводили научные тексты с арабского и греческого языков на латынь для западного рынка. В Акко XIII века переводчики сделали французские переводы религиозных, литературных и административных текстов для аристократических покровителей. На Кипре четырнадцатого века переводчики, работавшие на французском и латинском языках, использовали греческие, арабские и итальянские источники, на этот раз прежде всего для местной аудитории во дворцах, дворах и школах.

Перевод на Латинском Востоке в целом требует дальнейшего изучения, но некоторые направления исследований, в частности, требуют внимания ученых. Во-первых, в то время как историки искусства давно спорят о том, кто заказал роскошные рукописи, произведенные в Акко, роли покровительства в Антиохии и на Кипре уделяется меньше внимания. Это ключ к обеспечению более четкой картины потребления и передачи этих текстов. Во-вторых, сами переводчики по большей части остаются неизученными. Известные ученые, такие как Стивен Пизанский и Аделард Батский, привлекли к себе большое внимание, но мы гораздо меньше знаем о в основном анонимных переводчиках, работающих в Акко и на Кипре.Наконец, часто упускаются из виду источники текстов на языке оригинала. Пизанцы могли покупать рукописи в Антиохии, но у кого? Ответы на эти конкретные вопросы дадут нам более полную картину основной цели и процессов переводческой деятельности в королевствах крестоносцев.


Банкноты
  1. Чарльз Бернетт, «Антиохия как связующее звено между арабской и латинской культурой в двенадцатом и тринадцатом веках», в журнале Occident et Proche-Orient: Contacts Scientifiques au Temps des Croisades, под редакцией Б.van den Abeele, A. Tihon и I. Draelants (Turnhout: Brepols, 2000), 15.
  2. Бернетт, 4.
  3. Жак де Витри даже упоминает об использовании переводчика, чтобы он мог проповедовать арабоязычным общинам. Письма Жака де Витри, изд. R.B.C. Гюйгенс (Лейден: Brill, 1960), 79-97, вып. 2., цитируется у Дэвида Якоби, «Общество, культура и искусство в Акре крестоносцев», во Франции и Святой Земле: франкская культура в конце крестового похода, изд. Дэниел Х. Вайс и Лиза Махони (Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса, 2004), 108.
  4. Жиль Гриво, «Литература» на Кипре: общество и культура, 1191–1374, изд. Анхель Николау-Коннари и Крис Шабель (Лейден: Брилл, 2005), 222.
  5. Якоби, 118–120.

Библиография

Асланов Кирилл. «Языки, соприкасающиеся с Латинским Востоком: Акко и Кипр». Крестовые походы 1 (2002): 155-181.

Бернетт, Чарльз. «Стефан, ученик философии, и обмен медицинскими знаниями в Антиохии». Крестовые походы 5 (2006): 113-129.

Бернетт, Чарльз.«Антиохия как связующее звено между арабской и латинской культурой в двенадцатом и тринадцатом веках». In Occident et Proche-Orient: Контакты Scientifiques au Temps des Croisades, под редакцией Б. ван ден Абее, А. Тихона и И. Дрэланса, 1-78. Turnhout: Brepols, 2000.

.

Бернетт, Чарльз. «Аделард из Бата и арабы». В Rencontres de Cultures dans la Philosophie Médiévale, под редакцией М. Маттори и Дж. Хамесса, 89–107. Лувен-ля-Нев: Institut d’études médiévales, 1990.

Фольда, Ярослав.Иллюминация рукописей крестоносцев в Сен-Жан-д’Акр, 1275–1291 гг. Princeton: Princeton University Press, 1976.

.

Гриво, Жиль. «Литература.» На Кипре: общество и культура, 1191–1374, под редакцией Анхеля Николау-Коннари и Криса Шабеля, 219–284. Лейден: Brill, 2005.

.

Джейкоби, Дэвид. «Общество, культура и искусство в Акко крестоносцев». Во Франции и Святой Земле: франкская культура в конце крестового похода, под редакцией Дэниела Х. Вайса и Лизы Махони, 97–137. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 2004.

Кедар, Бенджамин З. «Герард из Назарета: забытый писатель XII века на латинском Востоке. Вклад в интеллектуальную и монашескую историю государств крестоносцев ». Dumbarton Oaks Papers 37 (1983): 55-77.

Минервини, Лаура. «Французский язык в Леванте». В книге Алана В. Мюррея, Крестовые походы: Энциклопедия 4. Санта-Барбара: ABC-CLIO, 2006.

Нобель, Пьер. «Les Translateurs Bibliques et leur Public: L’Exemple de la Bible d’Acre et de la bible Anglo-Normande».”Revue de Linguistique Roman 66-67 (2002-2003): 451-472.

Сэвидж-Смит, Эмили. «Новое свидетельство франкского исследования арабских медицинских текстов в период крестоносцев». Крестовые походы 5 (2006): 99-112

Вайс, Дэниел Х. Искусство и крестовый поход в эпоху Сент-Луиса. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1998.

Кедар, Бенджамин З. «Герард из Назарета: забытый писатель XII века на латинском Востоке. Вклад в интеллектуальную и монашескую историю государств крестоносцев.Документы Думбартон-Оукс 37 (1983): 55-77.

Если большинство языков происходит от латыни, то каково происхождение латыни? Кроме того, как формулируется новый язык? А каково происхождение таких дальневосточных языков, как китайский и японский? | Примечания и запросы

NOOKS AND CRANNIES

Если большинство языков происходит от латыни, то каково происхождение латыни? Кроме того, как формулируется новый язык? А каково происхождение таких дальневосточных языков, как китайский и японский?

Ричард Ланди, Уиррал

  • Латинский язык далек от истока большинства языков, но составляет основу романтических языков Европы.Английский язык заимствовал часть латыни во время римской оккупации, но латынь никоим образом не была связана со всеми языками, например, на Филиппинах или в Африке. Я полагаю, что есть некоторые лингвисты, которые считают, что однажды они смогут сделать вывод, что существовал изначальный человеческий язык, от которого расходились все остальные.

    Вивьен Кокс, Лондон, Великобритания

  • Латинский язык является частью индоевропейской семьи языков, происходящей от неизвестного общего корневого языка; Протоиндоевропейский.Санскрит, латинский, кельтский и германский языки (среди прочего) принадлежат к индоевропейской семье.

    Однако японский язык не является частью большой семьи языков. Я слышал, что там говорилось, что японский язык не имеет отношения ни к одному другому языку, но, с другой стороны, он явно имеет некоторое сходство с корейским и по какой-то причине турецким языком.

    Сэм, Мураяма Япония

  • Первый вопрос неверен: латынь не является источником большинства языков. Вульгарная латынь явилась родоначальницей ряда европейских языков (романские языки французский, итальянский, испанский, португальский, румынский и др.)), но они составляют лишь крошечное меньшинство из 7000 с лишним языков мира, даже если на них говорит значительное меньшинство людей, живущих сегодня. Латинский язык был курсивом, на котором говорили латиняне, которые за несколько веков до нашей эры заселили область Италии, известную как Лацио (итал. «Лацио»). Сходство латыни с другими европейскими и индийскими языками оправдывает ее включение в число индоевропейских языков, которые, как считается, произошли от языка предков, известного как «протоиндоевропейский», на котором говорили несколько тысяч лет назад.Единственными новыми языками, которые «сформулированы» в обычном смысле этого термина, являются искусственные языки (например, компьютерные языки или изобретенные разговорные языки, такие как эсперанто). Можно утверждать, что пиджины в некотором смысле «сформулированы», хотя они, кажется, возникают спонтанно, без особого намеренного проектирования или планирования со стороны их говорящих. Наконец, если вы ищете происхождение для китайского языка, вы должны указать, о каком из многих языков, помеченных как «китайский», вы говорите — хотя китайцы имеют обыкновение называть их «диалектами», некоторые из разновидностей обозначенные таким образом, настолько различны, что мы можем с равным успехом рассматривать их как языки сами по себе.Мандаринский китайский, на котором говорит большая часть населения Китая, (как и многие другие языки этой страны) классифицируется как сино-тибетский язык. Японский, с другой стороны, сам по себе помещен в языковую семью, поскольку не имеет очевидного родства с другими языками Восточной Азии или где-либо еще.
    Он в значительной степени заимствован из (мандаринского) китайского, поэтому имеет много общих черт с ним. Конечно, японский язык должен был развиться на основе какого-то более раннего языка (языков), и, поскольку Япония является архипелагом, язык (и) предков, по-видимому, был принесен с материковой части Восточной Азии, когда острова были впервые заселены.Для получения дополнительной информации см. Ethnologue (www.ethnologue.org).

    D. Watt, Йорк, Англия

  • Латинский язык является источником некоторых европейских языков, например. Французский, итальянский, испанский и др. (Романские языки). Однако латынь тесно связана с другими индоевропейскими языками и имеет много слов с большинством современных языков. Вероятно, что отдельные языки возникают из-за близости, вы когда-нибудь слышали, чтобы инженеры обсуждали звездочки и прокладки?

    Дерри, Корк, Ирландия

Добавьте свой ответ

Книги о правителях Латинского Востока серии

Эта книга исследует жизнь и посмертную культурную репутацию Годфри Бульонского (ум.1100). Годфри — очень значимая фигура, в которой пересекается ряд важнейших тем средневековой истории. Как герцог Нижней Лотарингии, он занимал важное политическое положение в Германской империи во второй половине одиннадцатого века, в эпоху «споров об инвеституре». Он был лидером Первого крестового похода, знаменательного события в средневековой истории. По завершении экспедиции в июле 1099 года он был назначен первым правителем Иерусалимского королевства, главного латинского государства, основанного крестоносцами на Святой Земле.После его смерти культурные традиции, касающиеся его жизни и характера, широко распространились по всему латинскому христианскому миру, и через несколько поколений он стал почитаться наряду с такими фигурами, как Карл Великий и Артур, как героический христианский воин. Книга разделена на две отдельные, но дополняющие друг друга части. Часть первая — это культурная биография Годфри, написанная с использованием только современных источников. Это первое полное биографическое исследование Годфри, написанное на английском языке за почти 70 лет.Часть вторая представляет собой оригинальный вклад в современную науку, исследующий развитие репутации Годфри в двенадцатом и тринадцатом веках. Он исследует, как Годфри изображался после его смерти в широком диапазоне источников, включая латинские и народные хроники (как прозу, так и стихи), chansons de geste, хартии, жития, письма, тексты паломников, юридические трактаты и генеалогии. Утверждается, что восприятие Годфри в двенадцатом и тринадцатом веках было сформировано взаимосвязанной серией социокультурных импульсов, включая представления о рыцарстве, современные обычаи вспоминания и записи прошлого и, что наиболее важно, ход истории крестовых походов после 1100.Показав, как Годфри превратился в краеугольный камень памяти о Первом крестовом походе и культурную икону
Подробнее

Мелисенде и Фулк управляли Иерусалимским королевством в период значительных изменений, который совпал с возвышением Зенги и последующим объединением Мосула и Алеппо под одним правителем, попытками атабегов контролировать Дамаск и консолидацией более последовательной и согласованной системы…. сплоченная антифранкская кампания со стороны мусульманских сил. Эта книга предоставит обширный обзор правления Фулька и Мелисенды, поместит их правление в более широкие рамки королевской власти в государствах крестоносцев и рассмотрит события, происходившие под их управлением. Этот том начнется с обращения к «предыстории» пары — роли Мелисенде как наследницы, политическому и военному прошлому Фулка в Анжу и его опыту на Святой Земле до его второго брака, — которые, должно быть, сформировали их подход к правительству страны. Латинский Восток.В последующих главах будет исследована динамика их политического партнерства, оценены решения, принятые в Иерусалимском королевстве, определены их роли и влияние во внутренней и внешней политике и дипломатии, а также подробно описаны рабочие отношения пары посредством оценки их уставов, которые касались различные вопросы, такие как закон, пожертвования и подтверждение транзакций. Заключительный раздел книги будет сосредоточен на воспоминаниях об их правлении и обсудит восприятие как короля, так и королевы, выраженное в течение их жизни в современных письмах и повествовательных отчетах, а затем в более поздних хрониках, хартии и иллюстрациях рукописей вплоть до конец тринадцатого века.Это позволит исследовать гендерные описания пары и насколько хорошо они вписываются в устоявшиеся модели пола и власти, особенно в свете того, что Фулк получил свой титул в результате брака, а не своей собственной родословной, а также влияние смерти ее мужа на ожидания Мелисенде.
Подробнее

— То немногое, что было написано ранее о ливанском графстве «крестоносцев» Триполи, было сосредоточено на южно-французском происхождении графов Триполи, потомков графов Сен-Жиля.Кевин Льюис выступает за более глубокое понимание процессов, которые сформировали … графство на протяжении двенадцатого века. Возникает интригующий анализ того, как графы боролись за установление своей власти над Ливаном перед лицом непреодолимых географических сил и большого разнообразия религий, языков и культур. Эта книга бросает вызов сложившимся знаниям об этом малоизвестном государстве крестоносцев и средневековом Ближнем Востоке в целом — предоставлено издателем.
Подробнее

Царица Иерусалима Сибилла, самостоятельная царица, была правительницей Иерусалимского королевства с 1186 по 1190 год.Ее правление ознаменовалось потерей города Иерусалима Саладином и началом Третьего крестового похода. Ее правление началось с разделения знати и надвигающегося кризиса; из-за ее смерти … военные силы христианской Европы объединились с ней и ее мужем, намереваясь вернуть то, что было потеряно. Сибилла умерла до того, как основная часть сил Третьего крестового похода смогла прибыть в королевство, и Иерусалим так и не был восстановлен. Но хотя Сибил потерпела поражение, она упала, сражаясь — духовно, даже если не физически.Это исследование прослеживает жизнь Сибиллы, от ее детства как дочери наследника престола Иерусалима до ее смерти в крестоносных силах за пределами города Акко. Это ставит ее карьеру рядом с карьерой других европейских королев и дворянок двенадцатого века, которые обладали или пытались овладеть властью, и спрашивает, насколько в конечном итоге выживание Иерусалимского королевства в 1192 году было связано с лидерством Сибиллы в 1187 году и ее решимостью никогда не уступать. вверх.
Подробнее

Это первая биография Болдуина Буркского на любом языке.Болдуин Буркский понравится студентам, учителям и исследователям средневековой истории, особенно исследований крестовых походов и военной истории.

Это исследование исследует карьеру Болдуина I, используя современные данные, чтобы обнаружить качества, которые позволили ему стать преемником своего брата и сохранить и расширить Иерусалим в течение следующих 18 лет.

Длительное правление короля Генриха II (1285–1324) стало поворотным моментом в истории франкского Кипра. Он стал свидетелем повторного завоевания между 1260-1291 годами латинских государств на побережье Сирии и Палестины мамлюками, в результате чего произошел крупномасштабный приток латинских и пасхальных христианских беженцев на Кипр, подъем Кипра и особенно Фамагусты как международного торгового центра.Хотя об этих событиях было много написано, до сих пор не проводилось никаких исследований самого монарха и его ролей, которые он играл в них. В других главах рассматривается рост класса бюргеров на Кипре, внутренняя политика, которая привела к перевороту, спровоцированному его братом в 1306-1010 годах, отношения с Латинской церковью и военные приказы, и, наконец, международные отношения Генриха II, особенно с царство Киликийской Армении и Генуи, характеризовавшееся значительной резкостью. Книга завершается оценкой периода правления в целом и его влияния на последующую историю Кипра.
Подробнее

Эта книга предлагает новую оценку Годфри Бульонского, ведущего участника Первого крестового похода и первого правителя латинского Иерусалима.

Когда Раймон де Сен-Жиль умер в замке Монс Перегринорум на территории современного Ливана, он оставил после себя королевство, которое выросло из крепости, одного города с половиной доли монастыря в четырнадцать графств, покрывающих большую часть юг Франции и Средиземное море…к значительному владению на сирийском и ливанском побережье. Чтобы понять наследие и достижения Раймонда, мы должны признать особенно окситанский характер его и его армии. Окситанские крестовые походы основывались на наследии Мира Божьего и апокалиптических тревогах, типичных для этого региона. В этой книге будет использована жизнь Раймона де Сен-Жиля и его опыт крестовых походов, чтобы исследовать важность региональных различий в религиозном и культурном опыте Средневековья для понимания как Первого крестового похода, так и создания государств крестоносцев на Латинском Востоке. .
Подробнее

с латыни на английский Значение востока

Существительное (1) основная точка компаса, которая находится под углом 90 градусов (2) страны Азии (3) регион Соединенных Штатов, расположенный к северу от реки Огайо и к востоку от реки Миссисипи (4 ) направление, соответствующее направлению кардинальной точки компаса на восток (5) местоположение в восточной части страны, региона или города
Прилагательное (1), расположенное на востоке, обращенное или движущееся на восток
Наречие (1) к, к, или на востоке

(1) Ремонт хрупкого восточного окна в приходской церкви Всех Святых в Отли обойдется примерно в 65 000 фунтов стерлингов, но прихожане опасаются, что оно может быть потеряно, если в ближайшее время не будут собраны деньги.(2) Корча — город, расположенный на востоке Албании, недалеко от границы с Грецией. (3) Например, население более влажных регионов к западу от Скалистых гор отличается от населения более засушливых регионов на востоке. (4) В течение следующих 24 часов температура поднимется не выше 3 ° C, но из-за холодных северо-восточных ветров ощущение будет больше минус 5 ° C. (5) Сразу к востоку от мини-рельса начинается тропа. (6) Вы знаете, Мохаве находится к северу и востоку от Лос-Анджелеса. (7) Мы стояли на улице и смотрели на дым на восток.(8) Гора была на самом деле прямо к востоку от Тората, который был островом. (9) она происходит с востока Шотландии (10) Дороги на севере графства, особенно к востоку от A1, были наихудшими. (11) Облака начинаются рано, и дует сильный восточный ветер, поэтому сложно думать о том, как справиться с задачей. (12) В прошлом вода обесцвечивалась через три дня. восточного ветра. (13) Считалось, что восточное окно церкви датируется периодом Реформации.(14) Далее следует рассказ о мальчике, живущем в сельском городке на востоке Техаса. (15) В ресторане Dolly’s на восточной окраине города начальник смены надеялся, что новости неправдивы. (16) За рулем пронизывая восточный ветер, он дрейфовал, пока все впадины и впадины не были заполнены, и пейзаж не стал похож на огромную белую прерию.

Вебинар по Латинскому Востоку (видео)

Организаторы: Латиноамериканский совет социальных наук (CLACSO), Арабский совет социальных наук (ACSS), Североамериканский конгресс по Латинской Америке (NACLA) и «Безопасность в контексте» (SiC).

При поддержке: Институт арабских исследований

Ученые из Латинской Америки и арабского региона представляют свою работу по секьюритизации с сравнительной региональной и междисциплинарной точки зрения. В течение года рабочая группа проведет несколько встреч с общественностью, на которых будет продемонстрировано развитие их исследовательских проектов.

с участием


Джессика Ститес-Мор
— доцент кафедры Латинской Америки, глобального Юга и документального кино в Университете Британской Колумбии.Она также является главным редактором Канадского журнала исследований Латинской Америки и Карибского бассейна. Она является автором книги «Права человека и транснациональная солидарность в Латинской Америке в период холодной войны». Мэдисон (University of Wisconsin Press, февраль 2013 г.).

Шима Сэйхат — доцент кафедры сравнительной политики, гражданского общества и государства в Американском университете в Каире. Она является автором книги «Восприятие угроз и демократическая поддержка в Египте после арабской весны», «Сравнительная политика».

Ниллия Вискарди — адъюнкт-профессор кафедры педагогики, политики и общества в Universidad de la República. Она входит в совет директоров «Programa Central de Promoción de Convivencia». Она также является автором книги «Adolescencia y Cultura política en cuestión. Vida cotidiana, derechos políticos y Convivencia en los centros Educativos »(Revista de Ciencias Sociales).

Омар Тесделл — доцент кафедры географии Бирзейтского университета и научный сотрудник Арабского совета социальных наук.Его исследования сосредоточены на вопросах окружающей среды и суверенитета на Ближнем Востоке. Такие организации, как Совет по исследованиям в области социальных наук IDRF, Палестинско-американский исследовательский центр и Университет Миннесоты, поддержали его исследования.

Амаль Экейк — доцент кафедры сравнительной литературы в Центре иностранных языков, литератур и культур колледжа Уильямс. Она является автором книги «Эстетика родства с коренными народами: от Чьяпаса до Палестины в путешествующих фресках Густаво Чавеса Павона » (Журнал постмодернистских исследований коренных народов, 2019).

Леандро Гамалло — докторант CONICET и доктор социальных наук (UBA). Изучает вопросы, связанные с коллективными действиями, социальными движениями и политическими процессами в Латинской Америке. Университет Буэнос-Айреса. Он является автором книги Las Basases sociales de la protesta en torno al aborto en la Argentina reciente (Sociedad y Religión, 2021).

Пабло Эмилио Ангарита — профессор и исследователь Антиокийского университета. Он является директором Обсерватории безопасности человека в Медельине и исследователем в рабочей группе «Violencia, Seguridad y obstáculos a la ciudadanía» в CLACSO.

Фернандо Камачо Падилья — доцент и исследователь кафедры современной истории Автономного университета Мадрида. Его основные исследования сосредоточены на отношениях между Чили и Швецией, а также на современных отношениях между Латинской Америкой и Ближним Востоком. Он также является соавтором Miradas de Iran (2021).

Хосе-Висенте Таварес душ Сантуш — доцент кафедры социологии Федерального университета ду Риу Гранди ду Сул.Он является директором Instituto Latino-Americano de Estudos Avancados. Его исследования посвящены насилию и конфликтам в Латинской Америке.

Пол Амар — профессор кафедры глобальных исследований Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и директор Центра глобальных и международных исследований Орфалеа, политолог и антрополог. Он является автором книги Ближний Восток и Бразилия (2014).

Организаторы


Алехандро Веласко
: адъюнкт-профессор современной Латинской Америки в Галлатинской школе индивидуального исследования и на историческом факультете Нью-Йоркского университета, а также исполнительный редактор отчета NACLA по Северной и Южной Америке. Он является автором отмеченной наградами книги «Возрождение Баррио: городская популярная политика и создание современной Венесуэлы» (University of California Press, 2015).

Омар С. Дахи — адъюнкт-профессор экономики в Хэмпширском колледже, соредактор Jadaliyya и редактор MERIP (Ближневосточный исследовательский и информационный проект). Его исследовательские и педагогические интересы лежат в области экономического развития и международной торговли, с особым вниманием к экономическому сотрудничеству Юг-Юг и политической экономии Ближнего Востока и Северной Африки.

УИЛЬЯМ ТРИПОЛИ И ЕГО СИРИЯ «Джереми Дэниел Пирсон

Название степени

Доктор философских наук

Майор, профессор

Томас Э. Бурман

Члены комитета

Маура К. Лафферти, Джей К. Рубинштейн, Элисон М. Вакка

Абстрактные

В течение почти двух столетий после Первого крестового похода латинско-христианская элита контролировала значительные части восточного Средиземноморья, где проживали самые разные христиане, мусульмане и евреи.Несмотря на то, что это, казалось бы, богатый контекст для межрелигиозного культурного обмена, доминирующее историческое повествование назвало это общество формой «протоапартеида», когда франкские правители успешно устанавливали непроницаемые границы между собой и своими преимущественно арабоязычными подданными. повествование через расследование жизни и деятельности Вильгельма Триполи, доминиканца XIII века, родившегося в современном Ливане, который всю свою карьеру проповедовал мусульманам из монастыря в Акко (Акко, Израиль).Уильям написал два трактата об исламе, которые были названы «особенными» из-за их положительного изображения как Корана, так и пророка Мухаммада, но никак иначе не были интегрированы в наше понимание культурной среды Латинского Востока. Своеобразные »элементы в работах Уильяма были заимствованы из арабско-христианских и мусульманских источников, и что весь его риторический подход к исламу был основан на них. Посредством контекстуализации его работы я показываю, что религиозные, культурные и социальные барьеры Латинского Востока были гораздо более проницаемыми, чем это признавали предыдущие исследования.Жизнь и работа вместе с мусульманами и восточными христианами привела к развитию у франков Латинского Востока уникальной латино-восточной перспективы. Это определялось, прежде всего, умственной и эмоциональной гибкостью, позволяющей взаимодействовать с соседями из разных сектантских общин любым из способов, которые требовал контекст, даже при несогласии с ними в широком религиозном смысле. Уильям Триполийский — лучший письменный пример такой точки зрения. Он искал pia интерпретации , или благочестивое толкование Корана, за два столетия до появления этого термина, потому что личное знакомство с исламом убедило его, что это лучший способ достичь его миссионерских целей.

Рекомендуемое цитирование

Пирсон, Джереми Дэниел, «ИСЛАМСКИЙ МИР И ЛАТИНСКИЙ ВОСТОК: УИЛЬЯМ ТРИПОЛИ И ЕГО СИРИЙСКИЙ КОНТЕКСТ». Докторская диссертация, Университет Теннесси, 2018 г.
https://trace.tennessee.edu/utk_graddiss/5076

Файлы размером более 3 МБ могут открываться медленно. Для достижения наилучших результатов щелкните правой кнопкой мыши и выберите «Сохранить как …»

СКАЧАТЬ

С 4 декабря 2018 г.

МОНЕТЫ

.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.