Как действует наркоз: Внутривенный наркоз свыше 30 минут

Содержание

Лечить без боли: что такое современная анестезия

Сегодня миллионам людей проводят наркоз. А ведь еще несколько десятков лет назад необходимость перенести операцию считалась одной из величайших человеческих бед – возможность умереть во время нее от боли была очень высокой. Зачастую от болевого шока пациентов спасала лишь быстрота хирурга. Например, известно, что великий хирург Николай Пирогов тратил на ампутацию ноги всего 4 минуты, а молочные железы удалял за полторы. Первый наркоз во время операций был применен в середине 19 века. С тех пор анестезия прошла огромный путь развития и превратилась в технологичную медицинскую отрасль, а операции лишены такого фактора, как боль.

О том, какие виды анестезии применяются в настоящее время, как они работают, и может ли пациент неожиданно «проснуться» во время операции, мы поговорили с заведующим отделением анестезиологии и реанимации №1 Андреем Макаровым.

«Анестезия» или «наркоз»?
Анестезия – более широкое понятие, чем наркоз. Это общее название разных видов обезболивания. Существует несколько видов анестезии, и одним из них является наркоз, то есть общая анестезия. Это самый сильный и часто используемый во время операций вид процедуры. Наркоз делает пациента невосприимчивым к внешним раздражителям и является по существу искусственной комой. Кроме общей, применяют регионарное обезболивание, то есть анестезию отдельных частей тела.
Как работает общая анестезия?
Анестезия устраняет сознание, болевые ощущения, мышечное напряжение и рефлексы на хирургические раздражители. В отличие от тех времен, когда применялась эфирная анестезия, мы теперь можем выборочно отключать различные компоненты с помощью специальных лекарств. Это приводит к значительному уменьшению побочных эффектов, пациент значительно быстрее и приятнее засыпает и пробуждается от наркоза.
Наркоз осуществляется путем введения специальных препаратов в вену. Пациент засыпает в течение нескольких секунд. Во время операции общая анестезия поддерживается либо путем вдыхания анестетика, который всасывается и выводится через легкие, либо постоянной внутривенной подачей препарата.
Во время общей анестезии пациент не дышит самостоятельно из-за расслабления мышц и поэтому находится под наблюдением врача. Для определенных и длительных процедур дыхательная трубка вставляется в трахею (интубационная анестезия) и удаляется перед пробуждением пациента. Эта мера защищает дыхательные пути от выделений и желудочной кислоты. Из всех этих манипуляций пациент ничего не чувствует, находясь в глубоком сне.
Анестезия настолько хорошо контролируется, что мы можем повлиять на момент времени пробуждения пациента практически до минуты, с тем, чтобы он проснулся через несколько минут после окончания операции.
Как работает регионарная анестезия (анестезия отдельных частей тела)?
Некоторые виды операций проводится под регионарной анестезией — обезболиванием определенных областей тела. Передача ощущения боли от места операции в мозг прерывается, так что боль больше не может ощущаться.
После инъекции местного анестетика, с небольшой задержкой по времени, начинается анестезия соответствующей области тела. При этом пациент испытывает ограниченную подвижность в анестезированной области, потому что мускулатура частично или полностью парализована. Обезболивающий эффект длится от двух до шести часов, иногда дольше, в зависимости от типа анестетика. Регионарная анестезия особенно подходит для процедур на конечностях (руки, ноги) и в нижней части живота.
Если операция выполняется на колене, бедре или на нижних органах брюшной полости (мочевой пузырь, простата, пах или кишечник), выполняется спинальная анестезия. Анестетик вводят очень тонкой иглой сзади в область поясничного отдела позвоночника в спинномозговую жидкость. Это вызывает анестезию нижней половины тела примерно на уровне пупка.
Общая анестезия или регионарная анестезия — что лучше?
На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Ответ зависит от типа операции, от сопутствующих заболеваний и индивидуальных особенностей пациента.
Кто заботится о пациенте во время анестезии?
Во время анестезии рядом с пациентом всегда находятся анестезиолог и медсестра-анестезист. Это специалисты, которые контролируют уровень давления, эффективность дыхания и даже глубину сна.
Можно ли проснуться под общей анестезией?
Существует распространенный страх проснуться во время операции чувствовать все, что с тобой происходит. Фактически, при современном уровне медицины это невозможно. В своей работе мы используем специальные датчики, которые показывают уровень глубины анестезии, то есть можем оценить, насколько глубоко человек спит и при необходимости скорректировать анестезию.
Как подготовиться к анестезии?
• Вы не должны есть или пить как минимум за шесть часов до операции, чтобы избежать рвоты под наркозом. Исключением является употребление воды при необходимости в небольших количествах за два часа до операции.
• Вы должны воздерживаться от курения, потому что это способствует производству кислого желудочного сока.
• Также должны быть сняты украшения и зубные протезы.

Наши женщины наводят красоту и перед операцией, но есть несколько моментов, которые нельзя делать:
• Нельзя идти на операцию с накрашенными или наращенными ногтями. Во время операции анестезиолог измеряет содержание кислорода в крови с помощью датчика, который крепится на ногтевую пластину. При наличии лака или накладных ногтей прибор может не сработать или будет неверно показывать значение.
• Противопоказан макияж: применение косметики в сочетании с лекарственными препаратами может вызвать развитие разнообразных аллергических реакций, а попадание косметических средств на глаза, когда пациент находится под наркозом, может вызвать конъюнктивит.
Чувствуется ли боль после операции?
Определенное количество боли является частью каждой хирургической операции. Тем не менее, вы можете рассчитывать на помощь специалистов, чтобы уменьшить боль до приемлемого уровня. Для необычно сильных болей у нас есть специальные варианты лечения.
В некоторых случаях в нашем Центре мы сразу после операции устанавливаем пациенту насос КПА (КПА = контролируемая пациентом анальгезия). Это шприцевой насос, который доставляет определенное количество обезболивающего к нерву или к зоне боли с помощью кнопки. Это позволяет пациенту самостоятельно контролировать лечение боли. Причем технические настройки насоса исключают возможность самостоятельной передозировки анальгетиками.
В надежных руках
Ежегодно в Центре проводится более 5 000 анестезиологических пособий различной степени сложности, используются все современные анестезиологические технологии.
В нашей команде, команде отделения анестезиологии-реанимации №1 ФЦВМТ, — врачи специалисты в области анестезиологии и интенсивной терапии, а также помощники врачей – медицинские сестры-анестезисты, которые прошли дополнительное обучение по анестезиологии и интенсивной терапии. Врачи отделения приехали на работу в Центр из разных российских городов и прошли стажировки не только в крупных российских, но и во многих европейских клиниках. Наши специалисты владеют всеми современными технологиями и методиками анестезии. Конечно, мы работаем в соответствии с рекомендациями профессиональных сообществ. И к каждому пациенту подходим индивидуально. Ведь и операции проводятся очень сложные, и пациенты тоже разные. Мы работаем на операциях от новорожденных детей до пожилых людей старше 100 лет. Вес самого маленького пациента, которому выполнялась операция на сердце в нашем Центре всего 540 граммов. Самый «тяжелый пациент» весил 164 кг. И это очень большая ответственность – правильно выбрать технологию и комбинацию анестезиологического пособия. Но наши пациенты — в надежных руках.

Загадка людей, на которых не действует местная анестезия

  • Крис Баранюк
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Некоторые люди не реагируют на введение местной анестезии, и это означает, что им приходится переносить различные стоматологические и медицинские манипуляции без обезболивания. Обозреватель BBC Future попытался понять, почему так происходит.

У Лори Лемон есть необычная особенность, которой удивляются многие врачи. Однажды она обратилась в клинику Майо в Джексонвилле, штат Флорида, для удаления липомы — доброкачественной подкожной опухоли из жировых отложений, появившейся у нее на локте.

Для этой процедуры необходимо было обезболить участок вокруг опухоли, однако по какой-то необъяснимой причине сделать это оказалось невозможно.

«Какие бы препараты и способы их введения они не использовали, ни один из них не подействовал», — говорит она.

Анестезиолог клиники Стивен Кленденен это подтверждает. «Ее нервы были буквально залиты местным анестетиком, но это не помогло», — вспоминает он.

Возможно, врачей это и удивило, но только не Лемон. С проблемой резистентности к местным анестетикам она сталкивалась всю свою сознательную жизнь.

Первый случай произошел десятки лет назад на приеме у стоматолога, когда ей было около семи лет.

«Врачи начали выполнять все необходимые действия, а я, будучи очень смирным ребенком, просто подняла руку и сказала, что все чувствую», — говорит она.

Вторая инъекция местного анестетика также не возымела никакого эффекта. «В итоге я просто кричала и плакала без остановки», — вспоминает Лемон.

Кленденен, лично убедившийся в том, какими последствиями эта резистентность к анестетикам чревата для его пациентки, решил изучить этот вопрос поподробнее.

В медицинской литературе он нашел всего несколько упоминаний о странных случаях, когда пациенты заявляли о том, что местный анестетик на них не действует.

Оказалось, что никто понятия не имеет, что с этими пациентами не так. Никаких сведений о том, какие механизмы вызывают эту резистентность, ни о способах ее лечения, ему не встретилось.

Тем не менее новое генетическое исследование с участием Лемон и ее семьи может помочь нам разгадать эту загадку.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Пациенты с резистентностью к местной анестезии могут выбрать общий наркоз, который представляет собой намного более сложную процедуру

Алан Хаким и его коллеги из больницы Университетского колледжа Лондона стали одними из первых ученых, поднявших этот вопрос.

Хаким оказывал помощь в управлении клиникой для людей с синдромом Элерса-Данлоса (СЭД). Это группа очень редких генетических заболеваний, характеризующихся дефектами соединительной ткани и сопровождающихся гипермобильностью суставов, появлением синяков и усталостью.

Хаким выяснил, что некоторые из этих пациентов жаловались на резистентность к местной анестезии. Обезболивание на них не действовало, и им приходилось терпеть боль.

«Нам стало очевидно, что вопрос об этом следует задавать каждому пациенту, поступающему в клинику», — вспоминает Хаким, в 2005 году выступивший в роли соавтора краткого отчета о результатах исследования.

Хаким написал об этой проблеме 11 лет назад, однако, по его словам, официальное медицинское исследование причин резистентности к местным анестетикам в тех случаях так и не было проведено.

Тем не менее появилось несколько теорий. Одна гипотеза гласит, что ткани у пациентов с СЭД немного отличаются от тканей здоровых людей, и это может влиять на всасывание анестетика.

Местное обезболивание достигается за счет блокирования натриевых каналов. Эти каналы обеспечивают прохождение положительно заряженных ионов натрия — а с ними и ощущения боли — к нервным клеткам.

Впрочем, механика этого процесса до конца не изучена. Если нам удастся выяснить все его детали, мы сможем понять, почему на некоторых пациентов определенные лекарства — например, артикаин, а не лидокаин — действуют лучше.

Автор фото, Science Photo Library

Подпись к фото,

Врачи до сих пор пытаются понять, как различия в строении периферической нервной системы могут приводить к этим странным симптомам

Согласно одной из теорий, артикаин более эффективен потому, что лучше растворяется в жирах (липидах) и лучше проникает через мембраны нервов.

Кроме того, возможно, что нервные окончания у эти пациентов могут находиться чуть в стороне от места, где они в норме должны располагаться. Так, стоматологи иногда решают эту проблему, изменив место инъекции.

Иногда местный анестетик вводится в ткань подкожно (этот способ называют инфильтрацией), а иногда — непосредственно в нерв или рядом с ним (нервная блокада).

В последнем случае анестетик от места блокады распространяется по нервной системе, проникая непосредственно в нервные клетки.

Этот способ применяется в стоматологии в том случае, если зуб придется сверлить очень долго, так как могут быть затронуты другие нервы, и анестетику не нужно будет проникать через множество слоев ткани, чтобы достигнуть их.

Однако достоверные данные об этом практически отсутствуют. Авторы статей, описывающих причины резистентности пациентов с СЭД к местным анестетикам, не углубляются в подобные детали.

«Они не уточняют, какой именно способ оказался неэффективным — инфильтрация или нервная блокада», — отмечает Джоэл Уивер, стоматолог-анестезиолог из Университета штата Огайо.

Хаким говорит, что работа, проделанная им и его коллегами, помогла врачам и стоматологам понять, что резистентность к местной анестезии — это реальная проблема.

Тем не менее, многие все еще не слышали о ней и реагируют скептически, когда им впервые говорят, что такое явление существует.

Дженни Моррисон, медсестра, которая работает с СЭД-пациентами и сама страдает от этого синдрома, знает об этом не понаслышке.

«Анестезия действует всего несколько минут, и ее эффект очень быстро ослабевает, — говорит она. — На кого-то она не действует совсем, а на меня — примерно 10 минут».

Пациенты говорили ей, что их врач или стоматолог просто не верили, когда им говорили, что местная анестезия не действует.

Благотворительная организация Ehlers-Danlos UK опубликовала информацию, которую пациенты могут показать своему врачу, чтобы объяснить эту проблему с точки зрения современной медицины.

Моррисон считает, что это может помочь, однако отношение врачей к этой проблеме не изменится до тех пор, пока масштабное официальное исследование не подтвердит существование этого явления у достаточно большой выборки пациентов.

«Мне кажется, врачи не примут это до тех пор, пока не появятся достаточные доказательства», — говорит она.

Лори Лемон говорит, что тоже сталкивалась с подобным отношением. Помимо стоматолога и других более поздних процедур, она вспоминает и другие связанные с хирургией случаи, когда ей пришлось терпеть боль.

Она приводит пример катетеризации сердца, при которой длинная тонкая трубка вводится в сердце пациента через вены.

«Мне пришлось перенести катетеризацию сердца, хотя я чувствовала все, что со мной делали, — говорит она. — Такого никому не пожелаешь».

«Миссенс-мутация»

Но в случае Лемон есть еще кое-что удивительное: у нее никогда не диагностировали СЭД. Могут ли существовать другие причины ее резистентности к анестетикам?

Именно такой вопрос задал себе Стивен Кленденен, как только начал изучать ее медицинскую карту.

Его сын Нэйтан, работавший в медицинской школе Йельского университета, предположил, что во всем может быть виновата генетика.

Результатом их коллективного исследования стала новая работа, которая дает основания полагать, что резистентность к анестетикам намного более распространена, чем мы привыкли думать.

Они спросили у других членов семьи Лемон, сталкивались ли они с подобной проблемой. Оказалось, что у ее матери и сводной сестры по матери была резистентность к анестезии, хоть и не так ярко выраженная, а у отца — не было.

Следующим шагом стал анализ генома членов семьи. Когда Кленденен и его коллеги провели его, они обнаружили генетический дефект, связанный с одним из натриевых каналов, известным как «натрий 1.5».

Мутировавший ген, получивший название SCN5A, отвечает за выработку белка NaV1.5, который является основным компонентом этого канала.

Этот тип мутации называют «миссенс-мутацией», и это означает, что у людей с подобной генетической особенностью одна из аминокислот в этом белке заменяется другой, и это может повлиять на его функции.

Так, например, у людей с серповидно-клеточной анемией схожая мутация приводит к образованию дефектного гемоглобина — белка, отвечающего за перенос кислорода в крови.

«Мы изучили генетическую сторону явления и удивились: у ее матери был такой же генетический дефект», — рассказывает Кленденен.

То же самое обнаружилось и у ее сводной сестры по матери, но не у отца, который не жаловался на резистентность к анестезии.

Однако натриевые каналы 1.5 подробно изучались лишь в сердечной ткани, а не в периферических нервах, к которым применяют местную анестезию.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Стоматологи могут использовать разные препараты или вводить анестетик в другую часть ткани, но это не всегда дает желаемый результат

Тем не менее химический тест сразу же показал, что натриевые каналы 1.5 присутствуют и в периферических нервах, а это значит, что в теории связанный с ними генетический дефект мог подавлять действие анестетика на соответствующие участки тела.

Пока неизвестно, какое именно влияние оказывает эта мутация, но можно предположить, что из-за нее натриевые каналы остаются открытыми, и, несмотря на применение местного анестетика, сигналы продолжают поступать в мозг.

Как правило, анестетик блокирует прохождение натрия по каналу, и нерв не передает болевой сигнал. Однако Кленденен признает, что детали этого механизма все еще остаются загадкой.

Кленденен говорит, что после того, как он представил свою работу на недавней конференции, с ним связались несколько врачей, у которых тоже были пациенты с необъяснимой на тот момент резистентностью к местной анестезии.

Один врач рассказал ему, как однажды провел пациенту не менее пяти процедур нервной блокады, но результата так и не получил.

Алан Хаким называет это исследование потрясающим. Он отмечает, что, определив генетические различия, которые могут оказывать влияние на ионные каналы в нервной системе, мы сможем усовершенствовать способы лечения пациентов, страдающих от резистентности к анестезии.

«Это может быть очень полезно для того, чтобы определить, какие медикаменты следует использовать, и насколько эффективными они будут», — говорит он.

Хаким подчеркивает, что размер выборки в текущем исследовании ограничивается всего одной семьей, и поэтому результат необходимо будет перепроверить.

Кленденен планирует привлечь к исследованию других пациентов, страдающих от резистентности к местным антибиотикам, чтобы проверить, есть ли у них эта генетическая особенность.

Он также хочет изучить влияние местного антибиотика на клетки с указанным генетическим дефектом.

Лемон очень хвалит его работу и клинику Майо. Она говорит, что уже просто боится говорить врачам о том, что во время хирургических манипуляций что-то может пойти не так, но старается относиться к этому с юмором.

«Я чувствую себя одним из людей Икс, — шутит она. — У меня тоже есть мутировавшие гены».

У тех, кому приходится терпеть инвазивные процедуры в кабинете врача без обезболивания или использовать общий наркоз только для того, чтобы полечить зубы, вскоре может появиться повод надеяться на перемены.

«Очень важно, чтобы эта проблема не замалчивалась, — говорит Кленденен. — Люди не верят этим пациентам, и это прискорбно. Даже некоторые из моих коллег, с которыми я говорил об этом, заявляют, что не верят в это».

МЕХАНИЗМЫ НАРКОЗА | Наука и жизнь

Наркоз — одно из величайших достижений медицины, благодаря которому стала возможна победа над болью в ходе хирургического вмешательства. Без анестезии развитие хирургии до современного уровня было бы просто невозможным. Но хотя наркотизирующие вещества применяют уже более 150 лет, до сих пор нет полного понимания механизмов наркоза. Совершенно разные по химической структуре соединения дают сходный результат: человек теряет чувствительность к боли, а заодно и способность действовать. Этим пользуются не только врачи, но и сотрудники спецслужб. Пример тому — освобождение заложников во время спектакля «Норд-Ост».

На картине американского художника Р. Хинкли изображена первая публичная операция под эфирным наркозом.

Этот регулятор подачи эфира, изобретенный Луи Обреденом, применяли вплоть до 70-х годов XX века. На дыхательной маске закреплен тонкостенный металлический шар, внутри которого находятся пропитанные эфиром кусочки фетра.

В XIX веке часто применяли хлороформную маску, сконструированную немецким врачом Куртом Шиммельбушем. С помощью специального держателя на лицо пациента накладывали компресс — пропитанную хлороформом ткань.


ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ

До середины XIX века никакого наркоза не знали и даже не предполагали, что когда-нибудь станет возможным оперировать так, чтобы больному было безопасно и небольно, а врачу удобно. И вдруг открытия посыпались одно за другим, как спелые груши под ветром. Видимо, и открытия созрели, и ветер новых идей был силен. Сейчас даже невозможно установить, кто, собственно, был первооткрывателем.

Официальной датой начала «наркозной эры» считается 16 октября 1846 года, когда американский врач Джон Уоррен впервые оперировал больного под эфирным наркозом. Изобретателями наркоза признаны Уильям Мортон, по профессии зубной врач, и его учитель, врач и химик Чарльз Джексон, который и предложил использовать эфир. Однако еще в 1780 году английский химик Хэмфри Дэви, производя испытания закиси азота на себе, написал: «Закись азота, по-видимому, обладает свойствами уничтожать боль». Но на его слова никто не обратил внимания. Зубной врач из Коннектикута (США) Хорас Уэлс попросил своего коллегу Джона Риггса удалить ему больной зуб во время действия закиси азота, что и было сделано в 1844 году. Боли он не почувствовал, что подтолкнуло Уэлса к применению закиси азота в своей практике. Хотя и нечасто, но закись азота применяют и сегодня, а эфир почти забыт. Так кто изобретатель?

С эфиром, кстати, тоже не «все чисто». Описание его получения путем перегонки смеси серной кислоты с винным спиртом дал еще в XVI веке немецкий ботаник и аптекарь Валериус Кордус. Отсюда произошло и первое название вещества — серный эфир (позднее его стали называть диэтиловым эфиром или просто эфиром). В начале XVIII века немецкий врач Фридрих Гофман предложил смесь эфира со спиртом в качестве успокаивающих капель, названных его именем; их применяли более ста лет. Чистый эфир был получен лишь в 1796 году Товием Ловицем, работавшим в Главной аптеке в Петербурге. Наркотизирующее действие эфира открыл, как это ни странно, английский физик Майкл Фарадей, который в 1818 году даже опубликовал статью на эту тему.

Умная мысль, как известно, никогда не приходит в единственную голову. Одновременно и независимо друг от друга немецкий химик Юстус Либих и французский аптекарь Эжен Суберан получили новое летучее вещество, которое назвали хлороформом. Никто из них о его наркотизирующем действии не знал. Это установил профессор акушерства Эдинбургского университета Джеймс Симпсон. Не удовлетворенный действием эфира при обезболивании родов, он стал пробовать разные летучие жидкости и, естественно, наткнулся на хлороформ. Уже 15 ноября 1847 хлороформ был применен на практике.

Далее началась настоящая гонка за новыми препаратами и новыми методами их применения. Все перечисленные средства были либо газами, либо легко испаряющимися жидкостями, и потому их вводили через дыхательные пути (в то время через простую маску) — ингаляционно, то есть путем вдыхания. Такой метод затруднял операции на лице или в положении больного на животе. Это привело Николая Ивановича Пирогова к попыткам вводить наркотические препараты в прямую кишку, то есть неингаляционно, что, впрочем, имело свои недостатки.

В 1899 году профессор Генрих Дрезер сообщил о создании нового активного снотворного — гедонала, производного уретана. Используя это снотворное, профессор Военно-медицинской академии Николай Павлович Кравков разработал способ наркотизации с предварительным введением медикамента. Сначала больному давали таблетку гедонала, которая обеспечивала глубокий сон, а на его фоне — хлороформ. При этом и наркотизация протекала спокойней, и хлороформа требовалось меньше.

Позднее было предложено введение одного гедонала внутривенно. Первая операция с применением внутривенного наркоза выполнена в 1909 году в клинике Сергея Петровича Федорова в Петербурге. Неингаляционный гедоналовый наркоз, который назвали «русским способом наркоза», стал вытеснять хлороформ. Вскоре, впрочем, он был заменен гексеналом, производным барбитуратов (к ним относится, в частности, фенобарбитал). Химические формулы упомянутых первых средств, использованных для наркоза, чрезвычайно отличаются одна от другой, хотя и вызывают почти одинаковый эффект. Добавим, что наркоз можно вызвать и электротоком и гипнозом.


ЧТО ЖЕ ТАКОЕ НАРКОЗ?

Слово «наркоз» происходит от греческого narke, что значит оцепенение, онемение. Согласно учебнику по фармакологии, это состояние, характеризующееся обратимым угнетением центральной нервной системы, проявляется выключением сознания, подавлением чувствительности (в первую очередь болевой), рефлекторных реакций и снижением тонуса мышц.

Такое определение описывает лишь внешнюю картину, но не дает характеристики наркоза и не вскрывает механизм его возникновения. Начать с того, что несведущий человек затруднится отличить состояние наркоза от сотрясения мозга, солнечного удара и даже обморока. Потеря сознания происходит во время простого сна, не говоря уже о коме (греч. koma — глубокий сон) любого происхождения. Конечно, при всех этих состояниях потеря сознания сопровождается нарушением функции жизненно важных органов и систем. При наркозе такого быть не должно, и это надо бы оговорить в определении. Кроме того, кома может возникнуть как результат передозировки наркотизирующего средства, следовательно, речь в определении идет не о наркозе вообще, а об относительно безопасном хирургическом наркозе.

Наркоз без потери сознания — рауш-наркоз, предложенный, кстати, Н. И. Пироговым, — самая первая стадия наркоза, при которой устраняется только чувствительность, что достаточно для проведения мелких операций.

Сравнительно недавно увлекались так называемым «наркозом без наркоза», по медицинской терминологии — нейролептаналгезией. Больному вводили сильный нейролептик дроперидол, который устраняет передачу нежелательных рефлексов с оперируемого органа на другие органы и системы, предупреждает шок, а плюс к тому подавляет страх, напряжение, рвоту и усиливает действие и без того мощного анестетика фентанила. При этом больной не теряет сознание.

С другой стороны, барбитураты, используемые и сейчас для неингаляционного наркоза, например гексенал и тиопентал, не подавляют чувства боли, то есть не являются анестетиками! Оказывается, простого глубокого сна может быть достаточно для выполнения операции.

Именно поэтому такие сильные снотворные теперь называют гипнотиками. В американской литературе указывается, что при тиопенталовом наркозе 10 процентов оперируемых чувствуют боль, что неоднократно становилось причиной судебных исков. Все же этот факт дает понять, почему при гипнозе можно оперировать вообще без химического вмешательства. Теперь имеются прекрасные анестетики, которые не расслабляют мускулатуру, например кетамин.

Для выполнения некоторых операций приходится дополнительно вводить вещества, которые только расслаблением мышц и занимаются, — миорелаксанты. Но не всегда оно нужно, это расслабление. Вот поэтому сейчас от термина «наркоз» уже практически отказались. Теперь говорят «общая анестезия». Да оно и удобней: легче различать общую анестезию от местной, для достижения которой используются совсем другие вещества — местные анестетики типа новокаина, лидокаина и им подобных.

Этот регулятор подачи эфира, изобретенный Луи Обреденом, применяли вплоть до 70-х годов XX века. На дыхательной маске закреплен тонкостенный металлический шар, внутри которого находятся пропитанные эфиром кусочки фетра. Выдыхаемый пациентом воздух собирается в пакете. С помощью специального устройства можно регулировать подачу эфира, свежего воздуха и обратное вдыхание из пакета.

Действительно, для операции главное — устранить все ощущения, а сон любой глубины, подавление рефлексов и расслабление мышц можно вызвать при необходимости другими веществами. Так что хирургический наркоз — это общая анестезия в сочетании с гипнотиками, транквилизаторами, нейролептиками, веществами, блокирующими патологические рефлексы, и миорелаксантами, благодаря чему удается получить полностью безопасное и лишенное неприятных ощущений состояние, которое обеспечивает хирургу возможность произвести необходимое вмешательство.

Но почему же многие вещества, такие разные, способны приводить человека в состояние, сходное с типичным хирургическим наркозом? Наркоз, вызываемый кетамином или эфиром, не может обеспечиваться тем же механизмом, что и наркоз после введения инертного газа ксенона или тем более гипнотического внушения. Тут идут одни предположения.


СКОЛЬКО ВЕЩЕСТВ, СТОЛЬКО ТЕОРИЙ?

Мозг — чудесное скопление нервных клеток числом порядка 1010, то есть десять миллиардов штук. Все они имеют по нескольку отростков, которые вроде бы переплетаются, но на самом деле нигде не соприкасаются. Импульсы по отросткам передаются при помощи электричества, но оно выполняет лишь роль спускового крючка. Нервное окончание, получив удар током, выстреливает мелкими молекулами передатчиков-медиаторов, которые, войдя в соприкосновение с клеткой-мишенью, меняют ее состояние. Она либо возбуждается, либо тормозится, либо полностью теряет чувствительность, замирает.

Первая теория, объясняющая действие наркотизирующих веществ, создана в 1875 году французским физиологом Клодом Бернаром и названа коагуляционной. Было отмечено, что под действием эфира и хлороформа происходит обратимая коагуляция (свертывание) внутриклеточных белков в изолированных нейронах. Однако в 1938 году русский хирург П. И. Макаров доказал, что при прижизненном наблюдении за клетками во время хлороформного наркоза никакой коагуляции не происходит — концентрация наркотика для этого слишком мала.

Следующая теория Э. Овертона и Г. Мейера, созданная в 1899 году, названа липидной. Предполагалось, что наркотические вещества действуют тем сильнее, чем лучше растворяются в липидах (жирах). Но после получения новых веществ, в частности гексенала и тиопентала, а также стероидных анестетиков (виадрил и другие), которые плохо растворимы в жирах, а действуют сильно, эта теория сохранилась лишь в той части, что вообще-то наркотики должны в какой-то мере действительно быть жирорастворимыми. Оно и понятно, совсем не растворимые в жирах вещества не могут ни пройти сквозь гематоэнцефалический барьер мозга, ни проникнуть внутрь клетки через клеточную мембрану.

Пересказывать все теории в исторической последовательности нет смысла. Их было много — протеиновая, теория изменения поверхностного натяжения мембран, термодинамическая, теория образования водных кристаллов, теория нарушения окислительных процессов, — но все они давали лишь частичное объяснение для какой-то группы веществ. В настоящее время наиболее популярна мембранная теория. Согласно этой теории, включение молекул наркотизирующего вещества в мембрану клеток затрудняет проникновение через нее активных ионов, в частности натрия, калия и кальция, осуществляющих генерацию электрических потенциалов действия. В результате электроактивность нейронов нарушается. Поскольку большинство наркотических веществ химически инертно, то предполагается, что они вступают с мембраной не столько в химическое, сколько в физическое взаимодействие.


УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ТОРМОЗ

А теперь еще одна неожиданность. В 1950 году американские химики У. Робертс и С. Френкель обнаружили в мозге новую аминокислоту, которую они назвали гамма-аминомасляной кислотой (ГАМК). Было странно, что эта кислота не встраивается в белки, а находится как бы в свободном плавании. Зачем? Ответ получили через десять с небольшим лет. Английский ученый К. Крньевич подвел слабый раствор ГАМК к одной из корковых клеток, воспринимающих чувствительные импульсы. Каково же было его удивление, а затем и восторг, когда он установил, что ГАМК подавила реактивность чувствительных клеток коры мозга, то есть является тормозным веществом. Японские авторы сделали еще проще. К чувствительной зоне коры они подвели плавающий электрод, а на него сверху надели бумажку, смоченную ГАМК. Тот же результат. Японский опыт позднее был воспроизведен автором этой статьи.

Потом обнаружили , что ГАМК тормозит не только клетки, воспринимающие импульсы, но и клетки, их генерирующие. Дальше — больше. И вот наконец установили, что это вещество является тормозным медиатором примерно для 20-30 процентов нервных клеток. Были составлены карты действия ГАМК в мозге, причем они совпали с теми зонами, которые ответственны за сон и боль.

Мало того, при окислении ГАМК образуется оксибутират, который оказался наркотизирующим средством, хотя и слабым. Так было доказано, что наркоз может быть не только мембранным, но и синаптическим, а именно — вызывать эффект в результате химической реакции с теми участками клеток-испол нительниц, которые подчиняются специальным химическим командам.

Кстати, вещества бензодиазепиновой группы и барбитураты оказывают центральное успокаивающее, противосудорожное и расслабляющее мышцы действие, активируя рецепторы, чувствительные к ГАМК.

Логично было бы предположить, что в противовес универсальному тормозному фактору должен существовать и универсальный активирующий фактор. Действительно, таковым оказалась известная с 1866 года и широко распространенная в организме, в том числе и в мозге, глутаминовая кислота, а также ее амид — глутамат. В 1974 году Д. Куртис и Г. Джонстон (США) установили, что при воздействии глутамата на молчащие нервные клетки в них возникает активность, что и позволило отнести глутаминовую кислоту к возбуждающим аминокислотам.

В XIX веке часто применяли хлороформную маску, сконструированную немецким врачом Куртом Шиммельбушем. С помощью специального держателя на лицо пациента накладывали компресс — пропитанную хлороформом ткань. Чтобы действие наркоза не ослабевало, время от времени ткань дополнительно смачивали хлороформом. Наибольшая опасность состояла в передозировке и блокаде дыхательных путей.

Примерно в те же годы в нашей стране был введен в практику новый неингаляционный общий анестетик кетамин (кеталар, калипсол). Кетамин обладает выраженным анальгетическим эффектом благодаря химической активации опиатных рецепторов мозга; при этом из депо высвобождаются эндогенные анальгетики — энкефалины. Особый интерес представляет способность кетамина блокировать некоторые рецепторы глутамата, снижая таким образом как общую активность мозга, так и опосредуемое через них восприятие боли.

Итак, окончательного, тем более универсального ответа на вопрос о механизме действия веществ, вызывающих наркоз, нет. Предварительно можно сказать, что общие анестетики могут быть разделены на две группы: вещества, взаимодействующие с мембранами нейронов за счет своих физических свойств, и вещества, оказывающие избирательное химическое действие на определенные клеточные рецепторы, участвующие в формировании ощущения боли.

Неясностей остается достаточно. Так и не решен вопрос о том, каким же образом столь разнообразные вещества и воздействия способны вызывать практически неразличимую картину наркоза. Возможно, что в мозге высших животных сохранилась некая универсальная система, которая у низших организмов участвует в пассивной защитной реакции оцепенения и мнимой смерти. Если это так, то активировать ее способны самые разные стимулы и воздействия на различные отделы мозга. Сказанное нельзя даже рассматривать как гипотезу, только лишь как предположение.


ФЕНТАНИЛ И БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ

Во время операции по освобождению заложников, захваченных террористами в октябре 2002 года в Москве, спецслужбы применили фентанил (об этом было заявлено официально). Поскольку анальгетик фентанил применяется как наркотизирующее вещество (о чем упоминалось выше), стоит поговорить о нем подробнее.

Вo всех странах, помимо боевых отравляющих веществ смертельного действия типа зарина, существовали и существуют теоретически несмертельные отравляющие вещества, условно называемые «полицейскими «, которые, разумеется, могут быть использованы и в боевых условиях, а поэтому держатся в полусекрете. На смену слезоточивым газам неминуемо должны были прийти другие. И пришли.

В последние годы в международных научных журналах публиковались статьи о том, что в качестве полицейского оружия (будем именовать его так) могут быть использованы вещества психотропного действия, которые не включены в Конвенцию о запрещении производства и хранения отравляющих веществ. В числе прочих упоминались и производные морфина. Достаточно хорошо известно, что морфин — это не только болеутоляющее, но и наркотическое, а следовательно, психотропное вещество. В терапевтических дозах морфин и синтетические морфиноподобные вещества типа промедола действуют в мозге только на чувствительные к опию (опиоидные) клетки, подавляя боль. Но уже в минимально токсических дозах сам морфин снижает восприятие окружающего, подавляет активность, вызывает безразличие и полусонное состояние — не явь, но и не сон, тем более, не наркоз. Выражаясь образно — обалдение.

При введении токсических доз морфинов возбуждается рвотный центр и угнетается дыхательный центр. По мере синтеза новых веществ дошли и до фентанила, сходного по строению с промедолом, но примерно в 100 раз более активного. На практике оказалось, что фентанил обеспечивает обезболивание достаточное, чтобы произвести хирургическую операцию. Второе его достоинство — быстрота наступления эффекта, от 1 до 5 минут. Недостаток для хирургии заключается в кратковременности действия — 15-30 минут. Для полицейских целей это как раз достоинство. Правда, полицейским хотелось бы, чтобы побочные действия фентанила — одурманивание, спастическое сокращение мышц, рвотный эффект — были более выражены. А вот угнетение дыхательного центра в любом случае является недостатком, поскольку при отсутствии аппарата для искусственного дыхания может обернуться катастрофой.

По-видимому, во время спецоперации в театральном центре использовали одно из производных фентанила, возможно диметилфентанил. Хотя это вещество не приводит к гибели здоровых взрослых людей, но, как все опиоиды, оно опасно для детей, для больных бронхиальной астмой, диабетом и для тех, кто находится в состоянии сильного стресса. А таковых среди заложников было много. Именно это, а также недостаточная подготовленность медицинских служб для оказания помощи большому количеству пострадавших стали причиной гибели людей.

Да, большинство токсических эффектов как самого морфина, так и синтетических опиоидов устраняется их антагонистами — налорфином и налоксоном, однако угнетения дыхания они не снимают, а обеспечить всех аппаратами для принудительной вентиляции легких было нереально.

Есть и еще один момент. Дело в том, что все синтетические опиоиды, начиная с фентанила, — порошки или их растворы. Но не будешь же бегать за каждым террористом со шприцем! Однако еще на заре появления первых ядов типа ДЛК (диэтиламид никотиновой кислоты), вызывающих психозоподобные состояния, были сконструированы специальные аэрозольные генераторы, позволяющие создавать целые облака, включающие твердые частицы столь малых размеров, что они не задерживаются даже стандартными противогазами. Для успеха операции в театральном центре требовалось очень быстро насытить аэрозолем зрительный зал, что и было сделано. Гораздо проще применять этот метод в небольших закрытых помещениях. Не скрою, меня удивляло, что такие операции до настоящего времени не предпринимались при освобождении заложников в самолетах.

См. в номере на ту же тему


статья РЫЖЕВОЛОСЫЕ СИЛЬНЕЕ ЧУВСТВУЮТ БОЛЬ

Анестезия и наркоз – виды, отличия между анестезией и наркозом

Как основной, так и побочный эффект средств для наркоза обуславливается тем, что все они являются мощными супрессантами нервной системы, которые влияют на функционирование головного и спинного мозга, сердца и дыхательных путей.

Читайте также: Как подготовиться к операции под наркозом

Как действует анестезия

Любая анестезия, местная или общая, то есть наркоз – медикаментозное вмешательство в организм, которое помогает избежать болевого стресса. Ведь в ответ на болевой импульс в коре головного мозга проходит осознание боли, чтобы этого не допустить, нужно блокировать нервные окончания.

Местная анестезия останавливает передачу болевого импульса в определенном участке – препарат проходит через мембраны клеток и нарушает реакции в них. Как следствие, нервные импульсы блокируются, а боль не чувствуется.

Наркоз или общая анестезия – эффективный метод, когда предполагается вмешательство в значительные участки тела. В таком состоянии человек спит и находится в расслабленном состоянии, ведь напряженные мышцы не должны мешать врачу.

В целом анестезию разделяют на три вида: общую (наркоз), региональную и местную.

Как делают общий наркоз

Наркоз может бывает двух видов: ингаляционный и внутривенный. Разница в способе передачи анестезирующего вещества.

При ингаляционной анестезии вещество в виде газа с помощью специального аппарата попадает в организм через легкие. При внутривенном наркозе анестетик вводят в вену. Эти виды анестезии часто комбинируют во время операции.

Ингаляционный наркоз имеет преимущество в том, что после окончания операции можно прекратить подачу газа, он быстро выходит из легких и пациент через две-три минуты просыпается. Анестетик, который вводят в вену, действует дольше.

Наркоз – состояние, в котором находится организм под действием нескольких препаратов, которые подбираются анестезиологом.

Классический наркоз охватывает следующие этапы:

  • Анестезию. Пациент засыпает под действием лекарств-гипнотиков, подавляющих сознание.
  • Анальгезию, то есть обезболивание. Чаще всего применяют наркотические анальгетики.
  • Миорелаксацию, или расслабление мускулатуры.

У наркоза есть побочные эффекты

Последствия наркоза

У каждого анестетика есть побочные действия. Самые распространенные – тошнота, рвота, сильная головная боль, слабость, снижение артериального давления. По мере вывода препарата из организма побочные действия проходят.

Читайте также: Мифы об общем наркозе: чего не стоит бояться

Практически все анестетики повреждают клетки головного мозга – часть нейронов погибает. Расстройства памяти и снижение концентрации внимания могут сохраняться в течение нескольких часов или дней.

Чтобы избежать тошноты, врачи рекомендуют в день операции ничего не есть и не пить.

Дело в том, что во время наркоза сфинктеры (клапанное устройство, регулирующее переход содержимого из одного органа организма в другой) расслабляются, пища из желудка может вытекать через пищевод, попадать в ротовую полость, а оттуда в дыхательные пути. Это может быть опасно для жизни.

Иногда пациенты думают, что врач не узнает, что они сделали несколько глотков кофе, и скрывают это. А кофе стимулирует выделение желудочного сока, и желудок в результате наполняется еще больше.

Общий наркоз с миорелаксацией предусматривает искусственное вентилирование легких – пациента подключают к дыхательному аппарату.

Неприятные ощущения могут быть, если после операции закончился наркоз, то есть анестетик прекратил свое действие и человек пришел в себя, а действие миорелаксантов продолжается.

Больше новостей, касающихся лечения, медицины, питания, здорового образа жизни и многое другое – читайте в разделе Здоровье.

Что такое седация и зачем она нужна – пресса о Refformat

Юрий Владимирович Тимонин, врач высшей категории, анестезиолог – реаниматолог клиники Refformat, рассказал о принципах современной анестезии в стоматологии


АНЕСТЕЗИЯ В КРЕСЛЕ СТОМАТОЛОГА ИЛИ ТЕМ БОЛЕЕ НАРКОЗ на хирургическом столе могут пугать сильнее самих операций: уколы болезненны, а после общей анестезии якобы можно и вовсе не прийти в себя. Что из этого правда, а что миф, разбираемся вместе с экспертами: врачом высшей категории, анестезиологом-реаниматологом клиники эстетической медицины «Время Красоты» Олегом Кармановым, имплантологом, ортопедом сети стоматологических клиник «НоваДент» Михаилом Поповым и анестезиологом-реаниматологом клиники «Refformat» Юрием Тимониным.

Как действует анестезия


Любая анестезия, местная или общая (последнюю ещё называют наркозом), — это медикаментозное вмешательство в организм, которое помогает избежать болевого стресса. В ответ на болевой импульс из травмированной зоны в коре головного мозга происходит осознание боли. Чтобы не допустить этого, нужно блокировать нервные окончания. Местная анестезия останавливает передачу болевого импульса в определённом участке — лекарство проходит через мембраны клеток и нарушает реакции в них. В результате нервные импульсы блокируются, ощущение боли не возникает. Сознание при местном обезболивании сохраняется, а эффект держится в среднем один-два часа. Наркоз, или общая анестезия, — эффективный метод, когда вмешательству подвергается большая зона тела. В таком состоянии человек крепко спит и хорошо расслаблен: напряжение мышц и других тканей не должно мешать хирургу работать.


Олег Карманов отмечает, что бояться урона от анестетика неправильно: терпеть боль гораздо опаснее. Во многих случаях риск попрощаться с жизнью от болевого шока во время операции без анестезии очень высок. По словам врача, современные анестетики хорошо управляемы. Это значит, что как только в организм перестают вводить активное вещество, оно быстро распадается — и пациент просыпается. Единственным абсолютным противопоказанием является аллергия на используемые препараты, а возможные побочные эффекты обычно связаны с наличием в растворе дополнительных веществ: вазоконстрикторов (сосудосуживающих средств), консервантов и стабилизаторов.

Как готовиться к операции под наркозом и почему после неё бывает плохо


В зависимости от типа вмешательства нужно пройти назначенные обследования — обычно это анализы крови, ЭКГ, а иногда, например, УЗИ нижних конечностей, чтобы исключить наличие тромбов, — а также отказаться от алкоголя и приёма некоторых лекарств за определённое время до операции. Если результаты анализов удовлетворяют врача, он подтвердит проведение плановой операции. В этой ситуации используют препараты с мягким действием и выход из наркоза обычно проходит безболезненно. Стоит учитывать, что во время операции могут происходить такие процессы, как перепады артериального давления — но работа анестезиолога не прекращается после введения пациента в наркоз; во время всей операции врач контролирует глубину анестезии и активность головного мозга. Используется и так называемая нейропротекция — защита нервных клеток при помощи определённых лекарств.


Карманов отмечает, что неприятные последствия после выхода из наркоза — нарушение памяти, рассеянность, галлюцинации — обычно бывают при экстренных операциях, когда нужно действовать очень быстро, например при большой потере крови в результате автокатастрофы. В этих случаях применяют препараты с гипнотическим, то есть снотворным действием, которые могут давать такие побочные эффекты. С особой тщательностью врачу также следует подбирать препараты для обезболивания тем, у кого есть сердечно-сосудистые заболевания, проблемы с дыхательной системой, почечная недостаточность, гормональные нарушения и сахарный диабет.

Правда ли, что можно проснуться во время наркоза или не проснуться после?


Проснуться во время операции теоретически можно, если неправильно рассчитана дозировка, неверно подобран анестетик или сам организм чрезмерно быстро перерабатывает введённые препараты. Но на практике такое встречается крайне редко. Обычно врач хорошо отслеживает ситуацию и знает, когда необходима «добавка» препарата, чтобы сон пациента оставался спокойным.


Риск не проснуться после проведённой под наркозом операции тоже существует, но эксперты обращают внимание, что вероятность летального исхода высока только в экстренной и нейрохирургии. Правда, и в этих ситуациях смерть чаще наступает не из-за наркоза, а по причине тяжёлого состояния — острой травмы или опасной для жизни болезни. В случае плановых операций вероятность не выжить по вине анестезии близка к нулю. В целом, если соблюдается техника и обеспечен необходимый контроль, наркоз не представляет угрозы для здоровья и тем более жизни.

Что такое седация и зачем она нужна


Седация — это внутривенное введение ненаркотических снотворных препаратов, вызывающих поверхностный сон. Её применяют при разных видах эндоскопии, при колоноскопии, но чаще всего в кабинете стоматолога. Когда человек дремлет, с ним возможен лёгкий контакт: жизненно важные рефлексы и функции организма сохраняются и пациент реагирует на просьбы врача, например повернуть голову или «прикусить бумажку». Седация сопровождается местной анестезией, чтобы обезболить саму зону работы.


По словам анестезиолога Юрия Тимонина, пропофол не вызывает побочных эффектов, а само вещество обладает кратковременным действием и быстро выводится из организма. Большой плюс седации в том, что она позволяет увеличить время лечения до 3,5–4 часов, причём без стресса для пациента, с лёгким пробуждением и отсутствием неприятных последствий после него. Врачи советуют этот метод при артериальной гипертензии и стенокардии, а также тем, кто боится стоматологов до потери сознания.

Безопасна ли стоматологическая анестезия во время беременности?


Имплантолог Михаил Попов подчёркивает, что местное обезболивание не только не угрожает здоровью плода, но и рекомендуется при лечении зубов, особенно во втором и начале третьего триместра беременности. Анестетик всасывается в кровь в ничтожных количествах и не проникает через плаценту, поэтому на ход беременности и состояние плода не повлияет. Юрий Тимонин добавляет, что местная анестезия позволяет на 1–1,5 часа «отключить» достаточно большой участок челюсти, связанный с блокированным нервом. Причём вреда от неё всегда меньше, чем от источника инфекции во рту.


Женщинам стоит предупреждать зубного о беременности перед началом лечения: эта информация позволит сделать выбор в пользу препаратов без адреналина, которые лучше всего подходят для будущих мам. Отложить решение несрочных стоматологических проблем стоит на 35–40 неделях беременности — но в случае необходимости срочного лечения, например при воспалительных процессах и гнойниках, местную анестезию делают в течение всего срока беременности. Что касается седации, этот способ противопоказан беременным женщинам: воздействие препаратов для неё на плод до конца не изучено.

Эпидуральная анестезия: плюсы и минусы


Благодаря эпидуральной анестезии, когда анестетик вводят в пространство вдоль позвоночного канала, схватки становятся менее болезненными и роды протекают заметно спокойнее — при этом женщина находится в сознании. При хорошем расчёте дозы чувствительность пропадает практически только в области таза, а ощущения в ногах и возможность двигать ими сохраняется. Такую анестезию ещё называют walking epidural, хотя по факту ходить не получится — ноги будут слабыми, да и датчики или катетеры на разных частях тела не позволят уйти далеко. Немаловажен и психологический аспект: когда заранее знаешь, что больно не будет, намного легче расслабиться и не переживать.


По словам Олега Карманова, при уже выполненной эпидуральной анестезии быстрее и легче перейти к экстренному кесареву сечению, если в нём возникла необходимость: не придётся тратить время на обезболивание. Но рассчитывать на эпидуральную анестезию приходится не всегда, на определённом этапе родов выполнять её уже поздно. У метода есть ряд противопоказаний, в числе которых межпозвонковая грыжа и серьёзные нарушения кровообращения и свёртываемости. Опасные осложнения эпидуральной анестезии встречаются крайне редко.

Чего ждать от анестезии в будущем


Главная особенность современных анестетиков — хорошая управляемость. Стоит остановить подачу препарата, и он начинает быстро распадаться. В результате врачу удобно контролировать время и глубину наркоза при разных состояниях: пациенту с патологией сердца анестезиолог подберёт один микс препаратов, человеку с заболеванием дыхательных путей — другой. В обоих случаях это будет анестезия с минимальной медикаментозной нагрузкой на организм. При этом разные приспособления для наркоза, вроде современных внутривенных катетеров, повышают безопасность и комфорт во время операции. Тщательный мониторинг состояния пациента (измерение пульса, артериального давления, количества кислорода в крови в автоматическом режиме) — ещё один бонус общей анестезии в современных условиях.


У местных анестетиков нового поколения намного меньше побочных эффектов и противопоказаний по сравнению с препаратами даже десятилетней давности, а срок ожидания эффекта сократился до пяти минут. Врачи сходятся во мнении: со временем процент аллергических реакций и вовсе станет равен нулю, а сам укол — полностью безболезненным. Повысится и управляемость процессом при наркозе: станет возможным ещё быстрее вводить и выводить человека из состояния глубокого сна, а также возвращать его в чувство в любой подходящий момент. Олег Карманов не исключает, что в ближайшем будущем вместо внутривенной анестезии появится средство в форме таблетки: съел пилюлю — и заснул.


Правда, анестезиологи всё равно не останутся без дела: состояние пациента очень важно постоянно отслеживать и правильно корректировать. А вот получится ли заменить наркоз гипнозом — большой вопрос. В 2006 году британское телевидение показало операцию по удалению опухоли желудка под гипнозом, без применения анестезии, а в 2008-м в одной из иранских клиник загипнотизированной женщине успешно провели кесарево сечение без обезболивания. Тем не менее Михаил Попов отмечает, что, несмотря на появляющуюся информацию о таких случаях, научных исследований на эту тему пока нет.

Наркоз, полная анестезия при операции у детей

 

О наркозе, общая анастезия детям

Наркоз — глубокий сон, который вызван особыми медицинскими препаратами, благодаря которому малыш не чувствует боли при хирургическом вмешательстве. Общая анестезия является довольно сложной медицинской процедурой, она требует специальных знаний и вспомогательных приборов. Выполняется манипуляция врачом-анестезиологом и медсестрой-анестезистом. Профессиональная бригада пользуется не только средствами, которые вызывают наркоз, а также в обязательном порядке аппаратами, с помощью которых можно контролировать все функции организма.

 

Современная анестезия может гарантировать высокий уровень безопасности Вашему малышу. Сегодня в арсенале медицинских работников большое количество эффективных и безопасных препаратов. С каждым днем в клиниках появляются много новых «умных» приборов и аппаратов, служащих хорошим подспорьем в операционной. В настоящее время каждый конкретный пациент получает свою схему анестезии, наиболее адаптированную у нему и обеспечивающую качественное течение операции.

 

Однако общая анестезия до сих пор является широко обсуждаемой темой среди людей, ожидающих хирургического вмешательства, что приводит к множеству мифов. Попробуем развеять те из них, которые встречаются на просторах Интернета наиболее часто.

Четыре распространенных мифа о наркозе

Миф первый — при каждом новом наркозе человеческая жизнь сокращается на несколько лет.

Давайте порассуждаем. Если у человека имеется тяжелое заболевание, которое требует регулярных операций, то, если верить этому мифу, многократно прооперированные в юном возрасте люди становятся в считанные годы стариками. Но ведь это не соответствует правде!

Для каждого малыша, которому необходимо провести операцию, назначается полное обследование, благодаря чему можно определить индивидуальный план медицинских манипуляций и проследить все происходящие изменения. Мы в своей многолетней практике ни разу не встречали патологических течений, вызванных многократной анестезией.

 

Миф второй — от наркоза могут возникнуть заболевания почек, печени и других органов. Полная анестезия «очень вредна», а когда ее много — можно ждать неприятностей. Мы не скрываем, что при наркозе необходимо использовать сильные средства. Но следует знать, что современные препараты быстро выводятся из организма, не оказывая негативного влияния. Благодаря врачу-анестезиологу, присутствующему в операционной, доза лекарства всегда рассчитывается правильно.

 

Миф третий — анестезия влияет на память, ухудшая ее, что в дальнейшем портит школьные результаты и подрывает нервную систему малыша. Стоит отметить, что такое воздействие оказывали некоторые старые анестезиологические препараты. Сегодня же современные средства вытеснили подобный ряд. Некоторые дети, в большинстве своем младшего возраста, в первое время после хирургического вмешательства могут демонстрировать поведенческие изменения. Однако они никак не связаны с анестезией. Они вызваны стрессовой ситуацией из-за смены обстановки и режима.

 

Миф четвертый — аллергические реакции на препараты, которые используются при анестезии. Риск такой ситуации крайне низок. Например, пищевая аллергия у малышей — явление гораздо более распространенное. А при возникновении аллергии на наркоз она эффективно устраняется при помощи специальных лекарственных препаратов.

Виды анестезии при операции кесарево сечение

Главная страница / Дополнительная информация

Просмотров: 171382

КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ: Ваш выбор анестезии

Один из пяти новорожденных появляется на свет при помощи операции кесарева сечения и в двух случаях из трех это вмешательство не планируется заранее. Возможно, Вы захотите просмотреть данный буклет, даже если сами не готовитесь к такой операции.

Рождение ребенка является незабываемым впечатлением

Роды путем кесарева сечения могут быть столь же удовлетворяющими и приносящими положительные эмоции, как и роды, протекающие естественным путем. Если произойдет так, что Вам будет необходимо кесарево сечение, ни в коем случае не следует воспринимать этот факт как неудачу в каком бы то ни было смысле. Помните, что самая важная вещь—это безопасность для Вас и Вашего ребенка. Бывают ситуации, когда именно кесарево сечение является наилучшим способом обеспечения этой безопасности. Существует несколько видов анестезии (обезболивания) при операции кесарева сечения. Данная памятка объясняет различные варианты. Главное – Вы должны обсудить выбор анестезии с врачом-анестезиологом. Анестезиологи, работающие в акушерстве, являются врачами, специализирующимися в области обезболивания и обеспечения безопасности беременных и новорожденных при хирургических вмешательствах.

 Когда операция кесарева сечения запланирована заранее – это плановое кесарево сечение. Его рекомендуют, если имеется повышенная вероятность развития осложнений при проведении родов естественным путем. Одним из примеров является ситуация, когда плод занимает неправильное положение в матке на поздних сроках беременности.

В других случаях кесарево сечение выполняется по срочным показаниям, обычно уже в процессе родов. Это так называемое экстренное кесарево сечение. Данная операция может потребоваться из-за слабости родовой деятельности, по причине внезапного ухудшения состояния плода или вследствие сочетания этих осложнений. 

Врач акушер-гинеколог обсудит с Вами причины, по которым требуется кесарево сечение, и Ваше согласие на вмешательство.

 

Виды анестезии:

Существует два основных вида анестезии: регионарная и общая. Большинство кесаревых сечений выполняются под так называемой регионарной анестезией, когда пациентка находится в бодрствующем состоянии ; при этом нижняя половина ее тела, включая живот, становится нечувствительной к боли. Такая анестезия является более безопасной и для матери, и для новорожденного. Более того, она дает возможность Вам и отцу ребенка (если он желает присутствовать при родах) вместе пережить момент появления малыша на свет.

 

 В свою очередь, существует три типа регионарной анестезии:

 

  1. Спинальная анестезия — наиболее часто используемый метод.Ее можно вы полнить как при плановом, так и при экстренном кесаревом сечении. Нервы, отходящие от спинного мозга, окутаны особым футляром из оболочек, в котором содержится жидкость и все это располагается внутри позвоночника. Местный анестетик вводится в этот самый футляр с жидкостью с помощью очень тонкой иглы. Спинальная анестезия наступает быстро и требует относительно небольшой дозы анестетика.

  2. Эпидуральная анестезия.В этом случае тонкая пластиковая трубочка(катетер)вводится кнаружи от упомянутого футляра с жидкостью, туда, где проходят нервы, проводящие болевые импульсы от матки. Эпидуральная анестезия часто применяется еще и для обезболивания родов, при этом используют раствор местного анестетика слабой концентрации. Если Вам требуется кесарево сечение, такая анестезия может быть усилена введением того же раствора, но в более высокой концентрации. По сравнению со спинальной анестезией, для эпидуральной требуется более высокая доза аналогичного препарата, а его действие развивается медленнее. Эпидуральная анестезия может быть углублена введением дополнительной дозы анестетика, если возникнет такая необходимость.

  3. Комбинированная спинально-эпидуральная анестезия является сочетаниемдвух перечисленных видов обезболивания. Спинальную анестезию используют собственно для обезболивания операции кесарева сечения, эпидуральную — для того, чтобы при необходимости ввести дополнительную дозу препарата и для устранения боли в послеоперационном периоде.

Общая анестезия (наркоз)

 При проведении общей анестезии Вы будете спать во время операции.

В наши дни наркоз при кесаревом сечении применяют реже, чем это делалось ранее. Общая анестезия может потребоваться в некоторых экстренных случаях, в ситуациях, когда регионарная анестезия по тем или иным причинам нежелательна, или же пациентка предпочитает находиться в состояния сна во время вмешательства. 

Доводы «за» и «против» каждого из видов анестезии описываются далее в этой памятке. Вначале Вам будет полезно узнать, как производится подготовка к кесареву сечению и что для этого необходимо.

Предоперационное обследование

Если Вам планируется операция кесарева сечения, необходимо заранее госпитализироваться в стационар.

Осмотр анестезиолога

Перед операцией кесарева сечения Вас обязательно осмотрит врач-анестезиолог. Он ознакомится с Вашей медицинской картой и соберет информацию о состоянии вашего здоровья,  течении предшествующих анестезий, если таковые были. В некоторых случаях может потребоваться дополнительное обследование. Кроме того, анестезиолог обсудит с Вами выбор метода анестезии и ответит на вопросы. 

В день операции

Акушерка поможет Вам надеть специальные чулки для предотвращения образования тромбов (сгустков крови ) в венах ног.

 В операционной к Вам прикрепят специальные датчики, чтобы измерять артериальное давление, пульс и насыщение крови кислородом; все это совершенно безболезненно.

Медсестра-анестезистка установит внутривенный катетер для вливания инфузионных растворов и постановки внутривенных инъекций. Для сокращения риска развития инфекции в послеоперационной ране Вам введут антибиотик.

 Что будет происходить, если Вам необходимо выполнить регионарную анестезию?

Вас попросят либо сесть, либо лечь на бок и согнуть спину. Анестезиолог обработает кожу спины специальным дезинфицирующим раствором, при этом Вы ощутите холод.

 При проведении спинальной анестезии, очень тонкая игла будет введена Вам в спину, обычно безболезненно. В некоторых случаях, по мере продвижения иглы, Вы можете почувствовать легкое покалывание в одной из ног или испытать что-то наподобие слабого удара электрическим током. Вам следует сообщить врачу об этом, но важно сохранять неподвижность во время выполнения процедуры. Как только игла будет установлена в правильное положение, вводят местный анестетик, после чего иглу удалят. Обычно вся процедура занимает несколько минут, но иногда бывает непросто сразу установить иглу в правильную позицию; в этом случае манипуляция займет несколько больше времени.

В  случае эпидуральной анестезии применяется более толстая игла для того, чтобы через нее установить катетер (тонкую трубочку) в эпидуральное пространство. Так же как и  при спинальной анестезии, возможны лишь ощущения покалывания или легкого удара током, отдающие в ногу. Здесь Вам опять-таки важно сохранять неподвижность пока анестезиолог проводит манипуляцию. Как только катетер будет установлен, врач разрешит Вам изменить позу.

Если же у Вас уже имеется эпидуральный катетер, установленный ранее для обезболивания родов, единственное, что должен сделать анестезиолог – это ввести в этот катетер более высокую дозу лекарства, достаточную для обезболивания операции кесарева сечения. В тех случаях, когда операция должна быть выполнена настолько экстренно, что нет времени ждать наступления эпидуральной анестезии, Вам могут произвести другой вид обезболивания.

Вы будете знать, что спинальная или эпидуральная анестезия начала действовать, поскольку начнете ощущать тяжесть и тепло в ногах. Возможно также чувство легкого покалывания. Онемение постепенно будет распространяться вверх по Вашему телу. Врач-анестезиолог будет проверять насколько широко распространилась зона обезболивания, и готовы ли Вы к операции. Иногда бывает нужно изменить положение тела для обеспечения хорошей анестезии. Вам будут часто измерять артериальное давление.

В  процессе наступления эффекта анестезии, акушерка установит Вам катетер в мочевой пузырь, чтобы опорожнять его по ходу операции. Вы не почувствуете при этом дискомфорта. Эта трубка в мочевом пузыре может быть оставлена до следующего утра, и не надо будет беспокоиться о мочеиспускании.

Для проведения операции Вам потребуется лечь на спину. Если возникнет чувство тошноты, Вам следует обязательно сказать об этом анестезиологу. Часто причиной тошноты является снижение артериального давления. Врач проведет соответствующее лечение.

Пока ребенок не родился, Вам может потребоваться вдыхание кислорода через специальную лицевую маску, чтобы обеспечить поступление кислорода в организм ребенка в достаточном количестве.

Преимущества регионарной анестезии по сравнению с наркозом: 

  • На операции Вы будете в сознании, можете ее «контролировать»
  • Вы сможете увидеть и услышать ребенка.
  • Не будете чувствовать сонливость после операции.
  • Раннее начало общения с ребенком и грудного вскармливания.
  • Эффективное послеоперационное обезболивание.
  • Ребенок рождается в ясном сознании.

Недостатки регионарной анестезии по сравнению с наркозом:

  • Требуется больше времени, чтобы выполнить регионарную анестезию, чем ввести пациента в наркоз.
  • В отдельных случаях после регионарной анестезии некоторое время может отмечаться шаткость походки.
  • В редких ситуациях регионарная анестезия может не оказать должного эффекта и придется перейти к наркозу.

Регионарная анестезия может, кроме того, вызывать:

  • Чувство покалывания или онемения в ноге (чаще после спинальной анестезии). Это бывает примерно у одной из десяти тысяч пациенток и может длиться несколько недель или месяцев.
  • Кожный зуд во время операции, но он поддается лечению.
  • Головную боль (реже, чем у одной из ста пациенток). Она также поддается лечению.
  • Местную болезненность в области спины в течение нескольких дней. В этом нет ничего необычного.

Ни спинальная, ни эпидуральная анестезия не вызывают хроническую боль в спине! К сожалению, боли в спине часто беспокоят женщин после родов, особенно в тех случаях, когда эти симптомы имели место до или во время беременности. Однако, спинальная или эпидуральная анестезия не усугубляет эти боли.

Что будет происходить, если Вам будут давать наркоз?

Вначале Вам предложат выпить лекарство, снижающее кислотность желудочного сока и еще до начала общей анестезии установят катетер в мочевой пузырь. Затем анестезиолог даст Вам подышать кислородом через маску в течение нескольких минут. Как только операционная бригада будет готова к работе, анестезиолог введет Вам в вену лекарство, вызывающее сон. Перед самым засыпанием медсестра слегка надавит Вам на шею спереди. Этот прием нужен для предотвращения попадания желудочного содержимого в легкие. Сон наступит очень быстро. 

Когда Вы уже будете спать, специальную трубку введут Вам через рот в трахею (дыхательное горло) чтобы предупредить затекание содержимого желудка в легкие и для того, чтобы наркозный аппарат смог поддерживать Ваше дыхание. Анестезиолог будет продолжать вводить лекарства, обеспечивающие продолжение сна и позволяющие оперирующему врачу безопасно извлечь ребенка. Однако Вы не будете чувствовать происходящего.

Когда по окончанию операции Вы проснетесь, Вы можете почувствовать дискомфорт в горле из-за нахождения в нем упомянутой трубки (которую затем удалят) и ощутить некоторую болезненность в зоне операции. Кроме этого, Вы можете испытывать

сонливость или тошноту в течение некоторого времени. Тем не менее, Вы быстро вернетесь к своему обычному состоянию. Вас перевезут в палату пробуждения. 

Некоторые причины, по которым наркоз может быть предпочтительнее для Вас:

  • Состояния, при которых нарушена свертываемость крови. В этих случаях регионарную анестезию лучше избежать. 
  • Если операция чрезвычайно экстренная и нет времени провести ни спинальную, ни эпидуральную анестезию.
  • Деформации или заболевания в области спины, делающие регионарную анестезию трудновыполнимой или невозможной.
  • Те случаи, когда спинальная или эпидуральная анестезия не оказали должного эффекта. 

Операция

Во время операции обычно устанавливается специальная занавеска, отграничивающая лицо пациента от зоны вмешательства. При этом врач-анестезиолог будет находиться рядом с Вами все время. Вы можете слышать, как проходят приготовления к операции, поскольку врачи акушеры-гинекологи работают в единой команде с акушерками и анестезиологической бригадой.

Кожный разрез обычно производится несколько ниже линии бикини. Когда Вам будут делать операцию, Вы можете почувствовать надавливание или натяжение, но не будете чувствовать боли. Анестезиолог будет непрерывно оценивать Ваше состояние во время операции и может провести дополнительное обезболивание при необходимости. В редких случаях может возникнуть необходимость перейти к общей анестезии (наркозу). Время от начала операции до извлечения младенца занимает обычно менее пяти минут. Сразу же после рождения, акушерка и педиатр  осматривают новорожденного. После рождения препараты для сокращения матки вводятся в вену. Операционной бригаде потребуется примерно полчаса, чтобы закончить операцию.

 Когда операция завершена

После окончания операции Вас переведут в палату пробуждения для наблюдения в течение ближайшего времени. Вам разрешат взять с собой телефон, воду без газа, средства личной гигиены, все остальные вещи передаются акушерке. Ребенок это время будет находиться в детском отделении, о его состоянии Вас проинформирует врач неонатолог. Несколько раз в сутки Вам принесут ребенка для кормления. В палате пробуждения препараты, введенные во время анестезии, постепенно прекратят свое действие, и могут появиться ощущения покалывания в ногах. Через несколько часов Вы снова сможете двигать ногами. Через шесть часов после операции сможете вставать и ходить по палате самостоятельно или при необходимости, с поддержкой медицинского персонала. Дайте знать медсестре, когда потребуется дополнительное обезболивание.

 Обезболивание после операции

 Существует ряд способов устранения боли после операции кесарева сечения:

  •  После операции Вам будет назначена плановая обезболивающая терапия: в виде внутримышечного и внутривенного введения обезболивающих препаратов.
  • Если у Вас установлен эпидуральный катетер, его оставляют на определенное время для послеоперационного обезболивания.

Рождение ребенка путем кесарева сечения безопасно и может быть источником положительных эмоций. Многие женщины предпочитают находиться в сознании во время этого вмешательства. Другим же требуется наркоз по причинам, рассмотренным выше. Мы надеемся, что эта памятка поможет Вам сделать свой сознательный выбор анестезии при операции кесарева сечения.

Как действует анестезия? — Scientific American

Объясняет Билл Перкинс, доцент анестезиологии медицинского колледжа Майо в Рочестере, штат Миннесота.

Оливер Венделл Холмс ввел термин «анестезия» в 1846 году для описания нечувствительности к ощущениям (особенно боли), вызванной лекарствами, вскоре после того, как первая публичная демонстрация вдыхаемого эфира сделала пациента невосприимчивым во время хирургической процедуры. Два широких класса фармакологических агентов, местные и общие, могут привести к анестезии.Местные анестетики, такие как новокаин, блокируют нервную передачу к центрам боли в центральной нервной системе, связываясь и подавляя функцию ионного канала в клеточной мембране нервных клеток, известного как натриевой канал. Это действие препятствует движению нервных импульсов рядом с местом инъекции, но не происходит никаких изменений в осознании и чувственном восприятии в других областях.

Напротив, общие анестетики вызывают анестезирующее состояние другого типа, а именно общую нечувствительность к боли.Пациент теряет сознание, но его жизненно важные физиологические функции, такие как дыхание и поддержание артериального давления, продолжают функционировать. О механизме действия общих анестетиков известно меньше, чем у местных, несмотря на то, что они используются более 150 лет. Наиболее часто используемые общие анестетики вводятся путем дыхания и поэтому называются ингаляционными или летучими анестетиками. Они структурно родственны эфиру, изначальному анестетику. Их основное действие находится в центральной нервной системе, где они подавляют нервную передачу по механизму, отличному от местного анестетика.Общие анестетики вызывают снижение нервной передачи в синапсах, местах, в которых нейротрансмиттеры высвобождаются и проявляют свое первоначальное действие в организме. Но как именно ингаляционные анестетики подавляют синаптическую нейротрансмиссию, еще полностью не изучено. Однако ясно, что летучие анестетики, которые более растворимы в липидах, чем в воде, в первую очередь влияют на функцию ионных каналов и белков рецепторов нейротрансмиттеров в мембранах нервных клеток, которые представляют собой липидную среду.

Два фактора затрудняют получение подробного описания того, как действуют эти агенты. Во-первых, летучие анестетики, в отличие от большинства лекарств, используемых в медицине, очень слабо связываются с местом (ами) своего действия. В результате для достижения анестезиологического состояния необходимы высокие концентрации, часто более чем в 1000 раз превышающие обычные рецепторы или нацеленные на белок лекарственные средства. Это затрудняет получение структурных деталей анестетиков, специфическим образом связанных с белком.Он также влияет на функцию многих белков в мембранах нервных клеток, что затрудняет определение того, какие из них являются ключевыми медиаторами анестезирующего действия. Вторая проблема заключается в том, что летучие анестетики имеют тенденцию разделяться на липиды и оказывать свое основное влияние на синаптическую нейротрансмиссию, взаимодействуя с белками в липидной среде. Для мембранных белков сложнее получить подробную структурную информацию, чем для водорастворимых белков. Такие структурные данные необходимы для понимания того, как анестетики взаимодействуют с белками и, что более важно, изменяют их функцию.Из-за отсутствия структурных данных для мембранных белков как в присутствии, так и в отсутствие анестетиков остается неясным, оказывают ли анестетики свои основные эффекты путем прямого взаимодействия с этими белками или косвенно через взаимодействие с окружающими их липидами.

Несмотря на эти ограничения, исследователи используют различные методы, чтобы лучше понять, как анестетики вызывают анестезиологическое «состояние» на молекулярном уровне. Термин «состояние» заключен в кавычки, потому что широкий спектр агентов — от отдельных атомов, таких как ксенон, до полициклических углеводородов — может вызывать нечувствительность к боли и потерю сознания.Молекулярные мишени для этих разных агентов не одинаковы. Таким образом, представление о том, что существует единый молекулярный механизм действия всех анестетиков, вероятно, является чрезмерным упрощением.

Генетические инструменты дают многообещающие результаты в отношении молекулярного механизма анестезирующего действия. Например, исследователи могут изменить конкретную функцию белка, а затем определить, может ли этот белок быть связан с чувствительностью или устойчивостью к анестезирующему действию у низших организмов.Эти подходы определяют, какие белки участвуют в анестезиологическом действии, и могут рассматриваться как способ более точного определения соответствующих целей анестезии, на которых исследователи могут затем сосредоточиться для структурных исследований. Другие подходы, включая сложное структурное моделирование связывания анестетика с белками-мишенями в липидной среде и подробные структурные определения связывания анестетика с растворимыми белками, также демонстрируют многообещающие перспективы в дальнейшем раскрытии того, как анестетик действует на молекулярном уровне.

Таким образом, простой ответ на вопрос «Как действует анестезия?» заключается в том, что, хотя мы много знаем о физиологических эффектах и ​​макроскопических участках действия, мы еще не знаем молекулярный механизм (ы) действия общих анестетиков. Сейчас существует множество инструментов, необходимых для ответа на эти вопросы, и мы можем надеяться на новое понимание того, как это великое благо для человечества работает на молекулярном уровне.

Как работает анестезия? Объяснение эксперта


Современные медицинские технологии и методы лечения настолько распространены, что мы часто не задумываемся о них дважды.Рентген, ультразвук и аппендэктомия просто стали реальностью. Такие достижения медицины легко принять как должное. Но без них было бы намного труднее оставаться в безопасности и здоровье.

Задумайтесь на минутку, как нам повезло, что у нас есть доступ к анестезии. Без него невозможно было бы сделать многие рутинные операции.

Хотя у вас, вероятно, есть смутное представление об анестезии, у вас, вероятно, есть некоторые вопросы. Что именно? А как действует анестезия? Взгляните на этот обзор, чтобы узнать.

Что такое анестезия?

В простейшем смысле анестезия — это лекарство, которое помогает облегчить боль или дискомфорт во время процедуры. Существует множество видов и способов доставки. Кроме того, различные лекарственные препараты могут использоваться в комбинациях, подходящих для пациента и процедуры.

Доктор Эдна Ма, анестезиолог, практикующий в хирургическом медицинском центре

, добавляет, что анестезия состоит из трех основных компонентов.Их можно использовать вместе или по отдельности. Это следующие компоненты:

• Обезболивание — уменьшение или устранение боли
• Амнезия — временная и может включать потерю сознания
• Расслабление мышц

Хотя вы уже знаете, что анестезия используется во время серьезных операций, это не единственное применение. Его также применяют для неинвазивных процедур, которые в противном случае могут быть неудобными. Доктор Ма говорит, что анестезию можно использовать при получении магнитно-резонансной томографии (МРТ), например, у ребенка или пациента, страдающего клаустрофобией.

«Практически неподвижный пациент имеет решающее значение для получения оптимальных изображений МРТ».

«Практически неподвижный пациент имеет решающее значение для получения оптимальных изображений МРТ», — объясняет она. «Пациент под наркозом будет по существу неподвижен».

Какие бывают виды анестезии?

Хотя существует множество лекарств, которые анестезиологи используют в различных комбинациях, Dr.Ма выделяет четыре основных типа. Каждая из этих категорий используется для разных видов ухода. Это ни в коем случае не исчерпывающее объяснение, но оно должно дать вам представление о том, чего вы можете ожидать, если вам или близкому человеку понадобится процедура.

1. Общая анестезия используется для вывода пациента в бессознательное состояние и применяется при инвазивных операциях, таких как лапароскопическая герниопластика. Доктор Ма также добавляет, что анестезиолог контролирует дыхание пациента.

2.Седативный наркоз используется для малоинвазивных процедур, таких как колоноскопия. «Это включает легкую или умеренную внутривенную седацию, при которой пациент дышит самостоятельно», — объясняет доктор Ма.

3. Местная анестезия включает инъекцию в место операции, но пациент не спит. Его часто используют, чтобы обезболить область перед наложением швов.

4. Регионарная анестезия обезболивает большую часть тела, пока пациент не спит. Пожалуй, наиболее широко распространена эпидуральная анестезия, которая делает роды более комфортными для женщин.

Как действует анестезия?

На основании приведенной выше информации ясно, что не существует одного конкретного способа действия анестезии. И исследователи действительно только начинают понимать, как действуют различные лекарства, используемые для оцепенения или бессознательного. Они думают, что лекарства нацелены на различные белки мембран вокруг нервных клеток.

Пропофол — одно из наиболее распространенных лекарств, используемых для общей анестезии.Исследование 2018 года было посвящено пропофолу, чтобы выяснить, какие механизмы действуют. Исследование показало, что этот тип анестезии ограничивает движение определенного типа белка таким образом, что препятствует коммуникации между нейронами. Но авторы исследования также отмечают, что предстоит еще многому научиться.

И помните, разные лекарства дают разные результаты. Вопрос о том, как действует анестезия, еще больше усложняется тем фактом, что разные типы часто необходимо использовать в сочетании друг с другом.Одного лекарства может быть недостаточно для данной процедуры.

«Лекарство, такое как пропофол, может вызвать потерю сознания, но не имеет обезболивающего действия».

«Лекарство, такое как пропофол, может вызвать потерю сознания, но не имеет обезболивающего действия», — отмечает доктор Ма.

Важно, чтобы она знала, что делает каждое лекарство, а также соответствующую комбинацию на каждом этапе процедуры. Анестезия — это не просто щелкнуть выключателем и уйти.Он требует постоянного контроля и настройки, особенно при сложных операциях.

«При проведении анестезии для трепанации черепа в сознании» пациенту необходимо оставаться полностью неподвижным, — говорит доктор Ма. «Однако во время части операции пациенту нужно будет бодрствовать и говорить».
Другой пример, который предлагает доктор Ма, — это операция на плече, когда пациент сидит. Это потребует общей анестезии, а также может быть проведена блокада нерва (региональная анестезия) перед операцией, чтобы минимизировать боль и помочь в процессе выздоровления.

Если все это звучит как тщательный баланс, то это потому, что это так. Вот почему любой врач, проводящий анестезию, должен быть хорошо обучен. Эти медицинские специалисты включают анестезиологов, медсестер-анестезиологов, челюстно-лицевых хирургов, стоматологов и помощников анестезиологов.

Опасна ли анестезия?

Если вы посмотрите на историю анестезии, нельзя отрицать, что когда-то это была рискованная практика. Только в 1846 году была проведена первая успешная операция с использованием анестезии.Эта область быстро развивалась в 1900-х годах, и теперь анестезия считается обычным делом. Хотя пациенты все еще могут испытывать осложнения, они случаются редко.

«Современная анестезия чрезвычайно безопасна», — подчеркивает доктор Ма. «Общий уровень смертности составляет около 0,03, или 3 смерти на 10 000 операций или процедур с применением анестезии».

«Современная анестезия чрезвычайно безопасна».

Расширьте свои знания в этой области

Как работает анестезия? Вы можете видеть, что это зависит от типа лекарства и оказываемой помощи.Когда врачи определяют лучший план анестезиологической помощи для каждого пациента, в игру вступают такие переменные факторы. Возможно, им даже придется скорректировать свои планы во время процедуры.

Хотя это может показаться пугающим, специалисты здравоохранения, которые проводят анестезию, обучены быть готовы ко всему. Особенно это касается анестезиологов. Узнайте больше о том, чем занимаются эти специалисты, прочитав нашу статью « Что такое анестезиолог? Понимание этой роли в хирургической помощи .”


Как работает анестезия? | Живая наука

Если вам когда-либо делали операцию, если вы не суперсердечны, вы перенесли ее с помощью анестетиков. Но как действуют эти обезболивающие?

До изобретения анестезии в середине 1800-х годов хирурги должны были отрезать конечности, зашивать раны и удалять загадочные новообразования, не прибегая к ничему, чтобы притупить боль пациента, кроме опиума или выпивки.Хотя эти препараты могли вызвать у пациента онемение, они не всегда полностью блокировали боль или стирали память о ней.

С тех пор врачи намного лучше научились назначать нам комбинации лекарств, которые облегчают боль, расслабляют мышцы и, в некоторых случаях, погружают нас в глубокое состояние гипноза, вызывающего временную амнезию. Сегодня существует два основных типа обезболивающих: те, которые обезболивают все тело (общие), и те, которые только локально обезболивают.

Местные анестетики блокируют нервы, которые соединяют определенную часть тела или область с мозгом, не позволяя нервам передавать сигналы боли в мозг.Примеры включают уколы новокаина, которые стоматологи используют для онемения нервов во рту во время корневого канала, и эпидуральную анестезию, которая позволяет (относительно) безболезненно родить, блокируя нервы, которые берут начало в основании спинного мозга и обслуживают область таза. .

При серьезных операциях, требующих полного незнания пациента, врачи прибегают к общей анестезии. Это приводит к тому, что пациенты теряют сознание, не осознавая и не помня об операции (хотя боль от хирургической процедуры будет очевидна, когда вы проснетесь).Он также ограничивает физиологические реакции на хирургические разрезы, поддержание артериального давления, выработку гормона стресса и частоту сердечных сокращений на постоянном уровне во время процедуры.

Самые ранние примеры общей анестезии включают эфир и хлороформ. Но есть тонкая грань между количеством этих лекарств, необходимых для операции, и количеством, которое может быть фатальным; эти препараты часто вводили в нос только с помощью смоченной губки, что затрудняло контроль дозы.

Сегодня наиболее распространенными современными общими анестетиками являются смеси вдыхаемых газов, которые включают закись азота (веселящий газ) и различные производные эфира, такие как изофлуран, севофлуран и десфлуран.Квалифицированные анестезиологи вводят лекарства через аппараты, которые отмеряют определенное количество, необходимое, чтобы не допустить пациента к операции, но не навсегда. Кроме того, поскольку лекарства мешают дыханию, пациентов часто интубируют, то есть в трахею вставляют пластиковую или резиновую трубку, чтобы дыхательные пути оставались открытыми, и держат на аппарате искусственной вентиляции легких.

Несмотря на то, что они необходимы в современной медицине, ученые не уверены, как именно действуют анестетики. Лучшая теория предполагает, что они растворяют часть жира, присутствующего в клетках мозга, изменяя активность клеток.Но точные механизмы остаются неизвестными. А пока, в следующий раз, когда вы окажетесь под ножом, просто радуйтесь, что они это сделают.

Следите за «Маленькими загадками жизни» в Twitter @llmysteries, а затем присоединяйтесь к нам на Facebook.

Мы наконец знаем, как работает общая анестезия

Поделиться
Артикул

Вы можете поделиться этой статьей с авторством 4.0 Международная лицензия.

В новом исследовании ученые обнаружили, что, чтобы вырубить вас, различные анестезиологические препараты захватывают нервную систему, которая заставляет вас засыпать.

Открытие общей анестезии 170 лет назад стало медицинским чудом, позволив миллионам пациентов безболезненно перенести инвазивные, спасающие жизнь операции.

Лекарства для общей анестезии вызывают бессознательное состояние, активируя крошечный кластер клеток в основании мозга, называемый супраоптическим ядром (показано красным), в то время как остальная часть мозга остается в основном в неактивном состоянии (синий).(Фото: Герцог)

В исследовании, которое проводится в Neuron , исследователи проследили эту нейронную схему до крошечного кластера клеток в основании мозга, ответственного за выработку гормонов для регулирования функций организма, настроения и сна.

Это открытие является одним из первых, предполагающих роль гормонов в поддержании состояния общей анестезии, и дает ценную информацию для создания новых лекарств, которые могут усыпить людей с меньшими побочными эффектами.

С тех пор, как первый пациент прошел под общим наркозом в 1846 году, ученые пытались выяснить, как именно это работает.Преобладала теория, что многие из этих препаратов подавляют нормальную деятельность мозга, что приводит к неспособности двигаться или чувствовать боль.

Подобные теории вращались вокруг сна, родственного состояния общей анестезии. Однако исследования последнего десятилетия показали, что сон — более активный процесс, чем считалось ранее, когда целые наборы нейронов работают, пока вы ловите свои Z.

Фань Ван, профессор нейробиологии медицинского факультета Университета Дьюка, и Ли-Фэн Цзян-Се, аспирантка в ее лаборатории, задались вопросом, является ли преобладающее мнение об общей анестезии также односторонним.

«Возможно, вместо того, чтобы просто подавлять нейроны, анестетики могут также активировать определенные нейроны в головном мозге», — говорит Цзян-Се.

Чтобы проверить свою новую теорию, Цзян-Се и Лупин Инь, научный сотрудник лаборатории Ванга, подвергли мышей общей анестезии несколькими различными, но обычно используемыми препаратами. Затем они использовали молекулярные маркеры, чтобы отследить нейроны, обычно активируемые анестетиками.

Они обнаружили скопление активно возбуждающихся нейронов, похороненных в крошечной области мозга, называемой супраоптическим ядром, которое, как известно, имеет длинные выступы, которые выделяют большое количество гормонов, таких как вазопрессин, непосредственно в кровоток.

«Большинство клеток, активируемых анестезией, были своего рода гибридными клетками, соединяющими нервную и эндокринную системы», — говорит Цзян-Се. «Это застало нас врасплох и привело к неизведанной территории для понимания нервных путей общей анестезии».

Затем исследователи применили сложную технику, разработанную в лаборатории Ванга, для включения или выключения этой специализированной группы клеток с помощью химических веществ или света. Когда они включали клетки у мышей, животные перестали двигаться и впадали в глубокий сон, называемый медленным сном, обычно связанный с потерей сознания.

Затем группа исследователей уничтожила эту группу клеток. Мыши продолжали передвигаться, не имея возможности заснуть.

Наконец, исследователи провели аналогичные эксперименты на мышах под общим наркозом. Они обнаружили, что искусственная предварительная активация нейроэндокринных клеток заставляла мышей оставаться под общей анестезией в течение более длительных периодов времени. И наоборот, когда они заставили эти клетки замолчать, мыши легче просыпались от анестезии.

Исследование также выявило ранее неожиданную роль клеток мозга, секретирующих гормоны, в обеспечении глубокого сна.

«Многие люди, особенно страдающие болезнью Альцгеймера, испытывают трудности с засыпанием, однако современные лекарства имеют неприятные побочные эффекты», — говорит Инь. «Если мы сможем найти способы манипулировать этой нейронной схемой, возможно, путем нацеливания на гормоны или небольшие пептиды, то это может привести к разработке лучших снотворных».

Фонд В. М. Кека, Фонд исследований мозга, Национальные институты здоровья и научное сообщество Human Frontier Science Fellowship финансировали работу.

Источник: Duke University

Национальный институт общих медицинских наук

Что такое анестезия?

Анестезия — это медицинское лечение, при котором пациенты не чувствуют боли во время операции. Это позволяет людям проходить процедуры, ведущие к более здоровой и долгой жизни.

Для обезболивания врачи используют наркотики, называемые анестетиками. Ученые разработали коллекцию анестетиков с разным действием.Эти препараты включают общие, регионарные и местные анестетики. Общие анестетики усыпляют пациентов во время процедуры. Местные и регионарные анестетики просто обезболивают часть тела и позволяют пациентам бодрствовать во время процедуры.

В зависимости от типа необходимого обезболивания врачи вводят анестетики в виде инъекций, ингаляций, местного лосьона, спрея, глазных капель или кожных пластырей.

Ежегодно миллионы американцев безопасно переносят операции под наркозом. Кредит: iStock.

Что такое общая анестезия?

Общая анестезия воздействует на все тело, в результате чего пациенты теряют сознание и не могут двигаться. Хирурги используют его при операциях на внутренних органах и для других инвазивных или трудоемких процедур, таких как хирургия спины. Без общей анестезии многие важные жизненно важные процедуры были бы невозможны, в том числе операции на открытом сердце, операции на головном мозге и трансплантации органов.

Врачи вводят общие анестетики либо непосредственно в кровоток (внутривенно), либо в виде вдыхаемого газа.Общая анестезия, введенная внутривенно, будет действовать быстро и быстро исчезнет из организма. Это позволяет пациентам быстрее вернуться домой после операции. Срок действия ингаляционных анестетиков может длиться дольше.

Общие анестетики обычно очень безопасны. Но они могут представлять опасность для некоторых пациентов, например пожилых людей или людей с хроническими заболеваниями, такими как диабет. Кроме того, у некоторых пациентов, особенно пожилых людей и детей, побочные эффекты могут сохраняться на несколько дней.

Серьезные побочные эффекты, такие как опасно низкое кровяное давление, встречаются гораздо реже, чем когда-то.Тем не менее, как и с любой медицинской процедурой, существуют определенные риски. Чтобы свести к минимуму эти риски, специализированные врачи позвонили
анестезиологи внимательно наблюдают за пациентами, находящимися без сознания, и могут регулировать количество вводимого анестетика.

Стоматологические инъекции вводят местные анестетики, вызывающие обезболивание ротовой полости. Кредит: iStock.

Что такое местная и регионарная анестезия?

Врачи используют местные и регионарные анестетики для блокирования боли в определенной части тела. С этими анестетиками пациенты остаются в сознании и чувствуют себя комфортно.Обычно пациенты могут отправиться домой вскоре после операции.

Местные анестетики воздействуют на небольшую часть тела, например на отдельный зуб. Их часто используют в стоматологии для операций на глазах, таких как удаление катаракты, и для удаления небольших кожных образований, включая бородавки и родинки.

Регионарные анестетики воздействуют на большие области, такие как рука, нога или все, что ниже талии. Например, этот вид анестезии используется при операциях на кисти и суставах, для облегчения боли при родах или во время родов с использованием кесарева сечения.

Как действует анестезия?

До недавнего времени мы очень мало знали о том, как действуют анестетики. Ученые теперь могут изучать, как лекарства влияют на определенные молекулы внутри клеток. Большинство исследователей сходятся во мнении, что эти препараты нацелены на белки мембран вокруг нервных клеток. Поскольку ингаляционные анестетики имеют разные эффекты, чем внутривенные, ученые подозревают, что два разных типа лекарств нацелены на разные наборы белков.

Анестезиологи используют цифровые устройства для контроля показателей жизнедеятельности пациентов во время операции.Кредит: iStock.

Чем занимаются анестезиологи?

Анестезиологи — это врачи, которые тщательно наблюдают за пациентами во время операции и во время выздоровления. В них используются современные электронные устройства, которые постоянно отображают артериальное давление пациента, уровень кислорода в крови, функцию сердца и характер дыхания. Эти устройства значительно повысили безопасность общей анестезии. Они также позволяют оперировать многих пациентов, которые раньше считались слишком больными, чтобы делать операцию.

Анестезиологи также обеспечивают обезболивание при менее инвазивных процедурах, например, при обследовании кровеносных сосудов и внутренних органов (эндоскопия), а также во время родов и родоразрешения.

Как специалисты по обезболиванию, анестезиологи могут посоветовать пациентам и их врачам, как справиться с болью.

Как проходят подготовку анестезиологи?

Как и все врачи, анестезиологи получают диплом колледжа, часто в области наук о жизни, а затем диплом врача (M.D. или D.O.). После этого они проходят 4-летнюю ординатуру по анестезиологии. Многие также проходят дополнительную подготовку в течение года или более по таким специальностям, как обезболивание, детская анестезиология или реаниматология.

Что ждет анестезиологию в будущем?

Ученые все больше узнают о том, как действуют анестетики на самом базовом уровне. Они также изучают краткосрочное и долгосрочное воздействие этих препаратов на определенные группы людей, такие как пожилые люди и выжившие после рака.Эти исследования покажут, лучше ли одни анестетики, чем другие, для членов этих групп.

Исследование того, как генетический состав человека влияет на его реакцию на анестетики, позволит врачам подбирать лекарства для каждого пациента. В будущем ученые надеются разработать более безопасные, эффективные и персонализированные анестетики.

Знание того, как анестетики влияют на боль и сознание, также может привести к новым методам лечения состояний, влияющих на сознание, таких как эпилепсия или кома.Исследования анестезии могут даже помочь нам лучше понять природу самого сознания.

Исследование мозга мышей и крыс показывает, как общая анестезия ослабляет высокочастотную активность мозга за счет ослабления синапсов — ScienceDaily

Открытие общих анестетиков, провозглашенных одним из самых важных медицинских достижений, — соединений, которые вызывают бессознательное состояние и препятствуют контролю. движения и блокирования боли — помогли превратить опасные и травматические операции в безопасные и рутинные операции.Но, несмотря на их важность, ученые до сих пор не понимают, как именно работают общие анестетики.

Итак, в исследовании, опубликованном на этой неделе в журнале Journal of Neuroscience , исследователи из Окинавского института науки и технологий аспирантуры (OIST) и Университета Нагоя показали, как широко используемый общий анестетик, называемый изофлураном, ослабляет передачу электрических сигналов. между нейронами, в соединениях, называемых синапсами.

«Важно отметить, что мы обнаружили, что изофлуран не блокировал передачу всех электрических сигналов в равной степени; анестетик оказал сильнейшее влияние на более высокочастотные импульсы, необходимые для таких функций, как познание или движение, в то время как он оказал минимальное влияние на низкочастотные импульсы, которые контролировать жизненно важные функции, такие как дыхание », — сказал профессор Томоюки Такахаши, возглавляющий отдел клеточной и молекулярной синаптической функции (CMSF) в OIST.«Это объясняет, как изофлуран может вызывать анестезию, преимущественно блокируя высокочастотные сигналы».

В синапсах сигналы посылаются пресинаптическими нейронами и принимаются постсинаптическими нейронами. В большинстве синапсов общение происходит через химические мессенджеры или нейротрансмиттеры.

Когда электрический нервный импульс или потенциал действия достигает конца пресинаптического нейрона, это вызывает слияние синаптических пузырьков — крошечных мембранных « пакетов », содержащих нейротрансмиттеры, с терминальной мембраной, высвобождая нейротрансмиттеры в промежуток между ними. нейроны.Когда постсинаптический нейрон воспринимает достаточное количество нейротрансмиттеров, это запускает новый потенциал действия в постсинаптическом нейроне.

Отделение CMSF использовало срезы мозга крысы для изучения гигантского синапса, называемого чашечкой Хельда. Ученые индуцировали электрические сигналы на разных частотах, а затем обнаружили потенциалы действия, генерируемые в постсинаптическом нейроне. Они обнаружили, что по мере увеличения частоты электрических сигналов изофлуран оказывал более сильное влияние на блокировку передачи.

Чтобы подтвердить выводы своего подразделения, Такахаши обратился к доктору Такаюки Ямасите, исследователю из Университета Нагоя, который проводил эксперименты с синапсами, называемыми кортико-кортикальными синапсами, в мозге живых мышей.

Ямасита обнаружил, что анестетик воздействует на корково-корковые синапсы так же, как на чашечку Хельда. Когда мышей анестезировали изофлураном, высокочастотная передача сильно снижалась, в то время как влияние на низкочастотную передачу было меньше.

«Оба этих эксперимента подтвердили, что изофлуран действует как общий анестетик», — сказал Такахаши. «Но мы хотели понять, какие механизмы, лежащие в основе изофлурана, нацелены на ослабление синапсов таким частотно-зависимым образом».

Достижение целей

В ходе дальнейших исследований исследователи обнаружили, что изофлуран снижает количество высвобождаемого нейромедиатора как за счет снижения вероятности высвобождения пузырьков, так и за счет уменьшения максимального количества пузырьков, которые могут высвобождаться за один раз.

Таким образом, ученые исследовали, влияет ли изофлуран на ионные каналы кальция, которые играют ключевую роль в процессе высвобождения везикул. Когда потенциалы действия достигают пресинаптического окончания, каналы для ионов кальция в мембране открываются, позволяя ионам кальция проникать внутрь. Затем синаптические везикулы обнаруживают это повышение уровня кальция и сливаются с мембраной. Исследователи обнаружили, что изофлуран снижает приток кальция, блокируя каналы ионов кальция, что, в свою очередь, снижает вероятность высвобождения везикул.

«Однако этот механизм сам по себе не может объяснить, как изофлуран снижает количество высвобождаемых пузырьков или частотно-зависимую природу эффекта изофлурана», — сказал Такахаши.

Ученые предположили, что изофлуран может уменьшить количество высвобождаемых везикул, либо напрямую блокируя процесс высвобождения везикул посредством экзоцитоза, либо косвенно блокируя рециклинг везикул, когда везикулы реформируются за счет эндоцитоза, а затем наполняются нейротрансмиттером, готовым к повторному высвобождению.

Путем электрического измерения изменений площади поверхности пресинаптической терминальной мембраны, которая увеличивается за счет экзоцитоза и уменьшается за счет эндоцитоза, ученые пришли к выводу, что изофлуран влияет только на высвобождение везикул за счет экзоцитоза, вероятно, за счет блокировки экзоцитоза.

«Важно отметить, что мы обнаружили, что этот блок оказывает сильное влияние только на высокочастотные сигналы, предполагая, что этот блок на экзоцитарном механизме является ключом к анестезирующему эффекту изофлурана», — сказал Такахаши.

Ученые предположили, что высокочастотные потенциалы действия вызывают такой массовый приток кальция в пресинаптический терминал, что изофлуран не может эффективно снижать концентрацию кальция. Таким образом, синаптическая сила ослабляется преимущественно прямым блоком экзоцитарного аппарата, а не снижением вероятности высвобождения везикул.

Между тем, низкочастотные импульсы вызывают меньший экзоцитоз, поэтому блокировка изофлурана на экзоцитарный механизм оказывает незначительное влияние.Хотя изофлуран эффективно снижает поступление кальция в пресинаптический терминал, само по себе снижение вероятности высвобождения везикул недостаточно для блокирования постсинаптических потенциалов действия в чашечке Held и оказывает лишь незначительное влияние на кортико-кортикальные синапсы. Таким образом сохраняется низкочастотная передача.

В целом, серия экспериментов предоставляет убедительные доказательства того, как изофлуран ослабляет синапсы, вызывая анестезию.

«Теперь, когда мы разработали методы манипулирования и расшифровки пресинаптических механизмов, мы готовы применять эти методы для решения более сложных вопросов, таких как пресинаптические механизмы, лежащие в основе симптомов нейродегенеративных заболеваний», — сказал Такахаши.«Это будет нашим следующим вызовом».

Изгнание сознания: тайна анестезии

Линда Геддес

(Изображение: Джордж Дойл / Stockbyte / Getty)

Я ХОДУ в операционную, чувствуя себя уязвимой в промокшем халате и хирургических чулках. Два анестезиолога в зеленых халатах говорят мне спрятать свои вещи под тележкой и лечь. «Мы можем принести вам что-нибудь выпить в баре?» — шутят они, когда мне в левую руку ловко вводят иглу.

Я слабо улыбаюсь и прошу джин с тоником. Конечно, ничего не появляется, но у меня начинает кружиться голова, как будто я действительно только что выпил крепкую рюмку. Я смотрю на часы, которые показывают 10.10 утра, и замечаю, что моя рука мерзнет. Тогда ничего.

В этом году мне сделали две операции под общим наркозом. В обоих случаях я просыпался, не помня, что произошло между чувством легкого головокружения и пробуждением в другой комнате. Оба раза мне говорили, что от анестезии у меня будет сонливость, я пойду спать, а когда проснусь, все будет кончено.

Но они не сказали мне, как наркотики отправят меня в царство забвения. Они не могли. По правде говоря, никто не знает.

Развитие общей анестезии превратило хирургию из ужасающего испытания в нежный сон. Это одна из самых распространенных медицинских процедур в мире, но мы до сих пор не знаем, как действуют лекарства. Возможно, в этом нет ничего удивительного в & col; мы все еще не понимаем сознание, так как же нам понять его исчезновение?

Однако ситуация начинает меняться с развитием новых методов визуализации мозга или регистрации его электрической активности во время анестезии.«За последние пять лет произошел взрыв исследований, как с точки зрения сознания, так и того, как анестетики могут нарушать сознание, и что они учат нас об этом», — говорит Джордж Машур, анестезиолог из Мичиганского университета в Анн-Арборе. . «Мы находимся на заре золотой эры».

Сознание долгое время было одной из великих загадок жизни, вселенной и всего остального. Это то, что переживает каждый из нас, но мы даже не можем договориться о том, как это определить.Как маленький мешочек из желе, которым является наш мозг, берет необработанные данные о мире и превращает их в чудесное ощущение жизни? Даже наша все более изощренная технология заглядывания внутрь мозга, к сожалению, не смогла выявить структуру, которая могла бы быть вместилищем сознания.

Измененное сознание, конечно, происходит не только под общим наркозом — оно возникает всякий раз, когда мы засыпаем или если нам не повезло, и нас ударили по голове.Но анестетики позволяют нейробиологам безопасно, обратимо и с исключительной точностью манипулировать нашим сознанием.

Это был японский хирург, который в 1804 году провел первую известную операцию под наркозом с использованием смеси сильнодействующих трав. На западе первая операция под общим наркозом была проведена в Массачусетской больнице общего профиля в 1846 году. Колбу с серным эфиром держали близко к лицу пациента, пока он не потерял сознание.

С тех пор множество химикатов было использовано в качестве анестетиков, некоторые вдыхали, например, эфир, а некоторые вводили инъекциями.Люди, которые приобрели опыт в применении этих агентов, развились в свою собственную медицинскую специальность. Несмотря на то, что хирурги, которые вылечили вас, давно омрачают вас, скромный «газовый человек» выполняет столь же важную работу, удерживая вас в сумерках между жизнью и смертью.

Сознание часто можно рассматривать как качество «все или ничего» — либо вы бодрствуете, либо нет — но, как я испытал, существуют разные уровни анестезии (см. Диаграмму). «Процесс входа и выхода из общей анестезии не похож на щелчок выключателя», — говорит Машур.»Это больше похоже на диммер».

Типичный субъект сначала испытывает состояние, подобное опьянению, которое он может или не может вспомнить позже, прежде чем потерять сознание, что обычно определяется как неспособность двигаться в ответ на команды. По мере того, как они продвигаются глубже в сумеречную зону, они теперь не реагируют даже на проникновение скальпеля — в конце концов, это и является целью упражнения — и на самых глубоких уровнях может потребоваться искусственная помощь с дыханием.

В наши дни анестезия обычно начинается с инъекции препарата под названием пропофол, который дает быстрый и плавный переход в бессознательное состояние, как это случилось со мной.(Это также то, что Майкл Джексон якобы использовал в качестве снотворного, с такими печальными последствиями). Если операция не должна длиться всего несколько минут, обычно добавляют ингаляционный анестетик, такой как изофлуран, чтобы улучшить минутное состояние. поминутный контроль глубины анестезии.

Замок и ключ

Итак, что мы знаем о действии анестетиков? С тех пор, как они были впервые обнаружены, одна из больших загадок заключалась в том, как все члены такой разнообразной группы химических веществ могут привести к потере сознания.Другие препараты действуют путем связывания с молекулами рецепторов в организме, обычно с белками, таким образом, чтобы лекарство и рецептор плотно прилегали друг к другу, как ключ в замке. Тем не менее, длинный список анестетиков варьируется от больших сложных молекул, таких как барбитураты или стероиды, до инертного газа ксенона, который существует в виде простых атомов. Как все они могли соответствовать одному замку?

Долгое время существовал большой интерес к тому факту, что эффективность анестетиков поразительно коррелирует с тем, насколько хорошо они растворяются в оливковом масле.Популярная «липидная теория» гласит, что вместо связывания со специфическими белковыми рецепторами анестетик физически разрушает жировые мембраны нервных клеток, вызывая сбои в их работе.

Однако в 1980-х годах эксперименты в пробирках показали, что анестетики могут связываться с белками в отсутствие клеточных мембран. С тех пор белковые рецепторы были обнаружены для многих анестетиков. Пропофол, например, связывается с рецепторами нервных клеток, которые обычно реагируют на химический мессенджер, называемый ГАМК.Предположительно растворимость анестетиков в масле влияет на то, насколько легко они достигают рецепторов, связанных в жировой мембране.

Но это решает лишь небольшую часть загадки. Мы до сих пор не знаем, как это связывание влияет на нервные клетки и в какие нейронные сети они подключаются. «Если вы посмотрите на мозг под анестезией ксеноном и пропофолом, вы увидите поразительное сходство», — говорит Ник Фрэнкс из Имперского колледжа Лондона, опровергнувший липидную теорию в 1980-х годах. «Они, должно быть, запускают какие-то общие нейронные изменения, и это большая загадка.”

Считается, что многие анестетики работают, затрудняя срабатывание нейронов, но это может по-разному влиять на функцию мозга в зависимости от того, какие нейроны блокируются. Поэтому методы визуализации мозга, такие как функциональное сканирование МРТ, которое отслеживает изменения кровотока в различных областях мозга, используются, чтобы увидеть, какие области мозга затронуты анестетиками. Такие исследования позволили выявить несколько областей, которые дезактивируются большинством анестетиков.К сожалению, замешано так много регионов, что трудно понять, какие из них являются первопричиной потери сознания.

Но реально ли ожидать найти отдельный участок или участки, действующие как «выключатель света»? Не в соответствии с ведущей теорией сознания, получившей распространение за последнее десятилетие, которая утверждает, что сознание является более широко распространенным явлением. В этой теории «глобального рабочего пространства» поступающая сенсорная информация сначала обрабатывается локально в отдельных областях мозга, а мы об этом не подозреваем.Мы осознаем этот опыт только в том случае, если эти сигналы транслируются в сеть нейронов, распространяющихся через мозг, которые затем начинают работать синхронно.

«Реально ли ожидать найти в мозгу дискретный участок, действующий как выключатель света? Не в соответствии с ведущей теорией сознания »

Эта идея недавно получила поддержку при записи электрической активности мозга с помощью датчиков электроэнцефалографа (ЭЭГ) на коже черепа, когда людям вводят анестезию.Это показало, что по мере угасания сознания происходит потеря синхронизации между различными областями коры головного мозга — самым внешним слоем мозга, важным для внимания, осознания, мышления и памяти ( Science , vol 322, p 876).

Этот процесс также был визуализирован с помощью сканирования фМРТ. Стивен Лаурис, возглавляющий группу по изучению комы в Университете Льежа в Валлонии, Бельгия, изучил, что происходит во время анестезии пропофолом, когда пациенты выходят из состояния бодрствования под действием мягкого седативного средства до точки, при которой они перестают реагировать на команды.Он обнаружил, что, хотя небольшие «островки» коры головного мозга загорались в ответ на внешние раздражители, когда люди были без сознания, не было распространения активности на другие области, как это было во время бодрствования или умеренной седации ( Frontiers in Systems Neuroscience , vol. 4, с.160).

Команда под руководством Андреаса Энгеля из Университетского медицинского центра в Гамбурге, Германия, исследовала этот процесс еще более подробно, наблюдая за переходом в бессознательное состояние в замедленном движении. Обычно после инъекции пропофола на засыпание требуется около 10 секунд.Энгель замедлил его до нескольких минут, начав с небольшой дозы, а затем увеличивая ее в семь этапов. На каждом этапе он слегка поражает запястье добровольца электрическим током и снимает показания ЭЭГ.

Мы знаем, что при попадании в мозг сенсорные стимулы сначала активируют область, называемую первичной сенсорной корой, которая проходит от уха до уха подобно головной повязке. Затем активируются дополнительные сети, в том числе лобные области, участвующие в управлении поведением, и височные области, ведущие к основанию мозга, которые важны для хранения памяти.

Энгель обнаружил, что на самых глубоких уровнях анестезии первичная сенсорная кора головного мозга была единственной областью, которая реагировала на электрический шок. «Похоже, что дальнейшее общение заблокировано, поэтому мозг не может создать глобальное рабочее пространство», — говорит Энгель, представивший свою работу на прошлогоднем собрании Общества нейробиологии в Сан-Диего. «Как будто сообщение достигает почтового ящика, но его никто не забирает».

Что могло быть причиной блокировки? У Engel есть неопубликованные данные ЭЭГ, предполагающие, что пропофол мешает коммуникации между первичной сенсорной корой и другими областями мозга, вызывая аномально сильную синхронизацию между ними.«Это не просто закрытие вещей. Коммуникация изменилась », — говорит он. «Если слишком много нейронов срабатывают в строго синхронизированном ритме, нет места для обмена конкретными сообщениями».

Связь между различными областями коры не односторонняя; между различными областями существует как прямая, так и обратная сигнализация. Исследования ЭЭГ на анестезированных животных показывают, что это обратный сигнал между этими областями, который теряется при их отключении.

В прошлом месяце группа Машура опубликовала результаты ЭЭГ, показывающие, что это важно и для людей.И пропофол, и ингаляционный анестетик севофлуран подавляли передачу сигналов обратной связи от лобной коры у анестезированных хирургических пациентов. Обратные сигналы восстановились одновременно с возвращением сознания ( PLoS One , DOI & col; 10.1371 / journal.pone.0025155). «Гипотеза заключается в том, является ли преимущественное подавление обратной связи тем, что изначально делает нас бессознательными», — говорит он.

Аналогичные результаты получены при исследованиях людей в коме или стойком вегетативном состоянии (ПВС), которые могут открывать глаза в цикле сна-бодрствования, но при этом не реагируют.Лаурис, например, наблюдала похожее нарушение связи между различными областями коры головного мозга у людей, находящихся в коме. «Анестезия — это фармакологически индуцированная кома», — говорит он. «Происходит тот же самый сбой в глобальном рабочем пространстве нейронов».

Многие считают, что изучение анестезии прольет свет на такие расстройства сознания, как кома. «Исследования анестезии, вероятно, являются лучшим инструментом, который у нас есть для понимания сознания в отношении здоровья и болезней», — говорит Адриан Оуэн из Университета Западного Онтарио в Лондоне, Канада.

Оуэн и другие ранее показали, что люди в ПВС реагируют на речь с помощью электрической активности мозга. Совсем недавно он проделал тот же эксперимент на людях, которым постепенно вводили анестезию пропофолом. Их мозг реагировал на речь даже под сильным успокаивающим действием. Но более тщательный осмотр показал, что те части мозга, которые декодируют значение речи, действительно отключились, что побудило переосмыслить то, что происходило у людей с PVS ( Proceedings of the National Academy of Sciences , vol 104, p 16032).«В течение многих лет мы наблюдали за вегетативными пациентами и пациентами в коме, чей мозг реагировал на речь и ужасно соблазнялся этими образами, думая, что они находятся в сознании», — говорит Оуэн. «Это говорит нам о том, что они не в сознании».

Что касается моего собственного путешествия обратно из пустоты, первое, что я помню, — это другие часы, говорящие мне, что сейчас 10.45. С момента моего последнего воспоминания прошло тридцать пять минут — время, которое я не могу вспомнить и, вероятно, никогда не вспомню.

«С возвращением», — говорит медсестра, сидящая у моей кровати.Я погружаюсь в сознание и теряю его еще на неопределенное время, затем другая медсестра отвезет меня обратно в палату и предложит мне чашку чая. Когда пелена тьмы начинает подниматься, я размышляю о том, что только что произошло. Пока я спал, группа людей перевернула меня, вскрыла и порылась внутри моего тела — и я ничего этого не помню. На короткое время «я» просто перестало существовать.

Мой опыт вызывает у меня новое чувство трепета перед тем, что обычно делают анестезиологи.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.